Бюджет турборежима

Бюджет турборежима

В пятницу премьер Гончарук представит парламенту проект бюджета авторства премьера Гройсмана. Документ страшно далекий от нового законодательного поля, принятого за последние недели, как сказал Арахамия, в турборежиме. Я уже молчу, что в Киеве до 26 сентября сидит миссия МВФ, и она тоже желает знать, на что потратят и где возьмут казенные деньги в уникальном государстве Украина, занесенном в список стран с непрозрачным бюджетом.

Совершенно не понимаю смысла пятничного перфоманса. Ну, подали бюджет 15 сентября, уложились в сроки, молодцы, вот вам конфета. Теперь забирайте свой бюджет и несите его дорабатывать. А заодно и переводить на английский – для миссии МВФ, которая приехала вести переговоры о пяти (как мы надеемся) “ярдах” новой кредитной линии. Стесняюсь спросить: а что со старой?

Потому что в ворохе сообщений о переговорах с миссионерами и переходе к программе EFF (все новое – хорошо забытое старое, по EFF мы жили сразу после евромайдана) как-то затерялась тема, куда делись $2,5 млрд. по нынешней Stand-by. Потому что из выделенных нам в прошлом году $3,9 млрд. мы получили первый и пока что единственный транш $1,4 млрд. Да и тот 21 декабря 2018 года.

Теперь обещают “пятерку”: $2 млрд. уже в этом и еще по $2 млрд. в 2020 и 2021 годах. Правда, у меня при сложении выходит 6, а не 5. Но, возможно, это издержки советского школьного образования. Современная кредитная математика – она сложнее. Так что даже не берусь спорить о сумме. Мне интересен сам факт: даст МВФ Украине в конце концов хоть что-нибудь или не даст? Потому что обещать – не значит жениться. Это всем известно.

Обычно для начала миссия хочет видеть бюджет. И ей с удовольствием покажут то, что круглая отличница министр финансов Оксана Маркарова, как всегда безупречно, делала для правительства Владимира Гройсмана, а теперь перелицовывает для правительства Алексея Гончарука.

Маркарова – очень старательная барышня. Одна пояснительная записка к проекту бюджета, написанная ею на восьми страницах, чего стоит. Это поэма! Но, к сожалению, процесс составления государственной сметы весьма прозаичный, к тому же долгий и скрупулезный. Не удивительно, что бюджет правительства не поспевает за законотворчеством парламента, который, как сказал Давид Арахамия, работает в турборежиме.

Впрочем, он тут же уточнил, что «если мы работаем в турборежиме, то они (Кабмин) в мегатурборежиме работают». «Я думаю, что на следующей неделе они будут какую-то первую версию бюджета нам показывать. Но у нас не будет турборассмотрения проекта госбюджета. Бюджетной ночи ожидать не надо. Но я думаю, что бюджетных три недели ночных надо ожидать", – заявил глава фракции “Слуг народа” в прошлый четверг (стилистика сохранена).

Может, кто-то подзабыл совещание у президента, где Владимир Зеленский поручил парламенту до 1 октября 2019 года отменить существующий перечень запрещенных к продаже предприятий и пообещал, что первый большой объект продадут до 1 апреля 2020 года. А я вот эти слова хорошо запомнил


Короче говоря, два турборежима – правительства и парламента – не совпали. Пока правительство в своем турборежиме собирало в кучу цифры с учетом макроэкономических показателей, утвержденных правительством Владимира Гройсмана еще в мае, парламент в ритме вальса вносил десятки изменений в налоговое законодательство. Тут и повышение ставок рентных платежей, которые, судя по пояснительной записке Маркаровой, сильно провисают, и повышение акцизов на табак, и введение дополнительных налогов на IT-индустрию, не говоря уже о дополнительных доходах от легализации янтаря, игорного бизнеса и чего-то там еще. То ли медицинской марихуаны, то ли однополых браков. Виноват, не успеваю отслеживать все новации эпохи турборежима.

Но два самых ключевых вопроса – это снятие моратория и запуск рынка сельскохозяйственных земель, а также анонсированная властью самая большая приватизация в новейшей истории Украины. О земле пока ни слова. Ну, и ладно. Ничего пока не принято из 35 концепций, о которых заявил министр экономики и сельского хозяйства Тимофей Милованов. Поэтому не будем спешить, как говорится, “поперед батька в пекло”. А вот приватизация меня беспокоит.

Может, кто-то подзабыл совещание у президента, где Владимир Зеленский поручил парламенту до 1 октября 2019 года отменить существующий перечень запрещенных к продаже предприятий и пообещал, что первый большой объект продадут до 1 апреля 2020 года. А я вот эти слова хорошо запомнил.

И ждал, как это отразится в бюджете. Но в проекте бюджета, подготовленном Гройсманом, которому приватизация не удалась (от слова “совсем”), объем поступлений наоборот снижен до 5 млрд. грн., что на 12 млрд. грн. меньше, чем в нынешнем году и во все предыдущие годы тоже. Просто Владимир Борисыч к концу своей каденции розовые очки снял, а новая власть их надела. И ждет миллиардных доходов от продажи “Укрзализныци”, “Укрпочты” и госбанков.

Ждет-то она ждет, но документально это пока никак не зафиксировано. Еще не 31 октября и парламент не закончил работу над новым приватизационным стартом. Поэтому с юридической точки зрения закладывать в бюджет другие цифры поступлений нет оснований.

То же самое касается и повышения ставок акцизов на табак. Тема с пачкой сигарет по 100 грн. остается открытой. Тем более что план поступлений от табачного акциза по состоянию на конец лета был выполнен только на 78,8% от росписи. И это, по слова Маркаровой, связано со снижением объемов производства табачных изделий и частичным удовлетворением спроса на табачную продукцию путем уменьшения остатков готовой продукции на складах. Так что повышение табачных акцизов – это палка о двух концах.

Дальше – больше. Разные эксперты и журналисты начали вчитываться в объемный талмуд бюджетного проекта, благо он есть в открытом доступе на сайте Верховной Рады, и открывать все новые конфузы. Редактор “Страны” Светлана Крючкова обнаружила, что деньги на финансирование Национальной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг, которая была ликвидирована на прошлой неделе в результате молниеносного принятия сразу в двух чтениях закона о пресловутом “сплите” (распределении полномочий “убиенной” комисии между Нацбанком и Национальной комиссией по ценным бумагам и фондовому рынку, – автор), в проекте бюджета остались. То есть госоргана уже нет, а деньги на него есть.

Подсуетилась Маркарова и с тем, чтобы заложить финансирование на активно лоббируемое ею Агентство по управлению госдолгом. А также на бюро финансовых расследований. А здесь ситуация обратная: органов нет, а деньги есть. Дело в том, что законы о создании как Агентства, так и бюро депутаты даже не начали еще рассматривать.


Официальная смета страны – это в значительной степени условность. И многое из того, что там записано – научная фантастика. Поэтому выполнение бюджета по факту часто не совпадает с планом. Главное – до конца года дотянуть. Дотянули – молодцы. Победителей не судят. Если, конечно, они не из враждебной команды и не нужно их “прибить” за формальное отклонение от росписи


На финансирование "электронного государства" выделено 80 млн. грн. На доставку бумажной почты между органами власти предусмотрено целых 206 млн. грн. Это все, что можно сказать о перспективах скорой диджитализации в условиях украинского провинциализма. И дальше в таком же духе.

Так что совершенно непонятно, зачем рассматривать и утверждать “пробник” бюджета в первом чтении. Тем более что турборежим парламента постоянно подкидывает правительству новые идеи по расходам и доходам страны в следующем году, которые должны быть отражены в бюджете. По логике надо сначала все принять, включая рынок земли, потом рассматривать бюджет. Пусть даже традиционно “под елочку”.

Но есть еще МВФ, и с ним надо договариваться о новой кредитной программе, а это невозможно сделать без утвержденного бюджета. Хотя бы в первом чтении, чтобы они увидели: деньги на выплату долгов заложены в полном объеме, мухлевать никто не собирается.

Представитель Кабинета министров в Верховной раде Ирина Верещук и вовсе намекнула, что проект бюджета создается "в треугольнике" переговоров с МВФ. Надо полагать, что в этом любовном треугольнике третий, кроме самого МВФ и правительства, либо Нацбанк, либо президент (он ведь первым ставит подпись под Меморандумом). Но никак не парламент. Потому что парламент тут “четвертый лишний”.

В общем, тупик. Но из каждого тупика, куда мы заползаем, есть выход. Новый министр культуры, молодежи и спорта Владимир Бородянский его озвучил. Он как гуманитарий не совсем представляет механику бюджетного процесса, поэтому искренне-наивно поведал: "После объявления программы правительства, а вы знаете, что у правительства на это месяц будут изменения в этот бюджет. Он будет изменен".

Точно! Чуть было не забыли о программе правительства. Еще же программа должна быть. Как без нее?! Так что Минфину не позавидуешь. Судя по всему, ему придется делать еще одну “дурную” работу. Из серии “забудьте, что вы писали при Гройсмане, начинаем заново”. Немало им придется пересчитать, упорядочить, свести воедино и “вшить” в уже готовое полотно. Ох, немало...

При этом все понимают, что официальная смета страны – это в значительной степени условность. И многое из того, что там записано – научная фантастика. Поэтому выполнение бюджета по факту часто не совпадает с планом. Главное – до конца года дотянуть. Дотянули – молодцы. Победителей не судят. Если, конечно, они не из враждебной команды и не нужно их “прибить” за формальное отклонение от росписи.

Как поясняет экономист Александр Охрименко, все это происходит потому, что “в нормальных странах сначала считаются доходы, а потом траты, а у нас – наоборот: сначала "рисуют" расходы, а потом подгоняют под них доходную часть”.

Именно потому Украина фигурирует в ежегодном отчете Государственного департамента США “О прозрачности в бюджетно-налоговой сфере за 2019 год" как страна с непрозрачным бюджетом. Ну да, мы такие. А если добавить к этому два параллельных турборежима и щепотку законодательного хаоса, то вырисовывается и вовсе глобальная “веселуха”.