Украина оказалась между молотом и наковальней

Украина оказалась между молотом и наковальней

Украина, постсоветская страна среднего уровня, оказалась в центре скандала — крупнейшего в американской политике за все время с тех пор, как 20 с лишним лет назад бывший президент Билл Клинтон (Bill Clinton) лжесвидетельствовал под присягой, пытаясь защититься и не допустить разоблачения своих любовных свиданий с девушкой-стажером, работавшей в Белом доме.

Состоявшийся 25 июля телефонный разговор президента Дональда Трампа с новоизбранным украинским президентом Владимиром Зеленским, в котором он просил оказать ему «услугу» в интересах своей предвыборной кампании, в конечном итоге подтолкнул спикера Палаты представителей Нэнси Пелоси (Nancy Pelosi) начать официальное расследование в рамках процедуры импичмента, которого она давно надеялась избежать. Публикация письма-жалобы разоблачителя, в котором подробно описано, как администрация Трампа ограничивала доступ к записям телефонного разговора в попытке скрыть его содержание, лишь усугубила ситуацию вокруг Белого дома и спровоцировала расследование в рамках процедуры импичмента.

Обращение за помощью к иностранной державе в борьбе против внутреннего политического оппонента является серьезным злоупотреблением властью со стороны любого политика, но это является вопиющим преступлением, подрывающим общественное доверие, если его совершает президент. Использовать 400 миллионов долларов американской военной помощи для того, чтобы заставить лидера иностранного государства выполнять грязную политическую работу, является вопиющим злоупотреблением в виде нецелевого использования денег американских налогоплательщиков.

Но за всем тем, что лежит в основе скандала, недавно начавшегося в Белом доме, стоит отметить ряд достаточных оснований для того, чтобы подвергнуть переоценке военную помощь США Киеву, ни одно из которых не имеет ничего общего с тем, что Трамп мог или не мог сказать по телефону. Как недавно написал в своей статье старший научный сотрудник Института Катона Тед Гален Карпентер (Ted Galen Carpenter), «всю политику Вашингтона в отношении Украины, безусловно, необходимо подвергнуть всесторонней переоценке».

Действительно ли помощь США в сфере безопасности поможет Украине?

Ни один лидер в Киеве не будет держаться высокомерно перед Вашингтоном, если тот предложит продать им противотанковые ракетные комплексы «Джавелин» (Javalin). Бывший президент Петр Порошенко во время президентства Обамы не один год просил Вашингтон об этом оружии, прежде чем, наконец, получил партию ракетных комплексов вскоре после прихода к власти Трампа. Для украинских политиков военная помощь США означала не только повышение их способности бороться с поддерживаемыми Россией сепаратистами в районе боевых действий, но и способом развития и укрепления отношений с Вашингтоном, которые, как надеялся Киев, будут долгосрочными.

Однако никакие поставки оружия из США невозможно сравнить с той помощью, которую оказывает Россия своим подконтрольным марионеточным силам по ту сторону линии соприкосновения. Поскольку для Москвы Украина является жизненной важным геополитическим вопросом, она всегда будет более охотно, чем Вашингтон, вкладывать средства и рисковать. Для американцев Украина — это отличающаяся от остальных европейская страна с малоэффективной экономикой и коррумпированной политической системой (проблемами, которые Зеленский пытается решить). Для русских же Украина всегда была гордостью Советского Союза, а теперь является большой соседней страной на западной границе с многочисленным русскоязычным населением и общим водным путем в Черном море. Вашингтон мог бы прекрасно ужиться с пророссийской Украиной. А вот Москве было бы трудно смириться с тем, что Украина постепенно переходит в лагерь западных стран. И этот геополитический факт не станет менее реальным из-за нескольких сотен противотанковых ракет и ящиков с боеприпасами с надписью «Сделано в США».

Война на востоке страны может стать более кровопролитной

Сторонники военной помощи США Киеву постоянно утверждают, что такие поставки позволяют украинцам лучше защищаться от сепаратистов на востоке, которые в противном случае добились бы огневого превосходства над ними и взяли бы верх. Таким образом, усиление военного потенциала Киевом уравновесит все имеющиеся у сепаратистов преимущества и затруднит (их) дальнейшее территориальное продвижение. Однако сейчас в районе боевых действий обе стороны продвигаются незначительно. Хотя вдоль укрепленной трехсоткилометровой линии фронта, разделяющей участников боевых действий, продолжаются эпизодические обстрелы и работа снайперов, военная обстановка на Донбассе стабилизировалась. Нарушения режима прекращения огня происходят почти каждый день, но линии разграничения в принципе остаются неизменными. Стороны не совсем понимают, что вторжения с одной стороны приведут к контрнаступлениям с другой. В тактическом смысле нет необходимости обеспечивать равновесие сил в конфликте, потому что оно уж существует на протяжении многих лет.

Увеличение помощи Киеву не способствует успеху дипломатии

Впервые с тех пор, как в 2016 году Германия и Франция помогли укрепить Минские соглашения, Киев и Москва пытаются решить вопрос об окончании длящейся уже четыре года войны. Победоносная избирательная кампания Зеленского была в основном сосредоточена на освобождении украинцев из российских тюрем и поиске путей скорейшего заключения мирного договора. Разведение войск в Станице Луганской в июне и обмен пленными между Украиной и Россией в сентябре открыли узкое окно возможностей для возобновления зашедшего в тупик механизма, известного как Минский процесс. Готовность Киева осуществлять дополнительный отвод войск с линии фронта, если сепаратисты в ответ отведут свои войска, придает дополнительный импульс подготовке к саммиту в нормандском формате, который состоится в следующем месяце во Франции.

Вполне возможно, что эта встреча не даст результатов. Действительно, если Украина и Россия не будут стремиться к компромиссу в отношении выполнения Минских соглашений, то дипломатические усилия могут сойти на нет так же быстро, как и начались. Но еще быстрее закончится диалог, если одна воюющая сторона — Украина — будет перевооружаться в ущерб другой. Москва этого не допустит.

Трамп не ошибся, задавая вопросы о сотнях миллионов долларов, которые Вашингтон выделил Украине с тех пор, как в 2014 году Москва вторглась на Крымский полуостров и аннексировала его. Есть более серьезные геополитические вопросы, которые необходимо учитывать, в том числе высокая вероятность того, что русские просто начнут наращивать свою военную помощь антиукраинским силам. Увы, но при принятии решений, ему не следовало руководствоваться внутриполитическими факторами.

Источник:
The National Interest