«Приват» и МВФ: синдром спаниеля

«Приват» и МВФ: синдром спаниеля

Был у меня пес. Спаниель. Если что-то находил на улице – будь то детская резиновая игрушка или выброшенный тапок, – нес в дом. Отобрать было невозможно. Предлагали колбасу – не реагировал. Держал в зубах. Охранял, даже когда спал. Потому что его. Добыча. Собственность. С «Приватбанком» похожая история. Миссионеры МВФ уехали с постными физиономиями. Коломойский их вслед троллит. Дескать, накося выкуси! «Приватбанк» мне отдадут. А МВФ: сам выкуси, не отдадим! Чисто мой спаниель...

Итак, нам сообщили, что миссия Международного валютного фонда 22 ноября завершила свою работу в Украине, которую начала 14 ноября. "Команда специалистов МВФ провела конструктивные и плодотворные обсуждения с представителями власти Украины. Миссия МВФ отдала должное существенному прогрессу, который был достигнут в последние несколько месяцев на пути продвижения реформ и соблюдения взвешенной экономической политики", – сообщил глава миссии МВФ Рон ван Роден. И пообещал продлить дискуссии на следующие недели.

Ну, ребята, какие дискуссии! Мы хотим денег! Но для заключения договоренности о новой программе потребуется продолжение переговоров в ближайшее время, как заявили представители МВФ. О чем собрались дискутировать? Давайте угадаю: снова о “Приватбанке”.

Уже второй раз миссия МВФ приезжает в Украину, констатирует прогресс и уезжает без достижения договоренностей о новой программе. Причем в ее нынешний приезд мы приготовили долгожданный презент: принятый в первом чтении закон о рынке (продаже) земли. В статье “Земля как ширма для МВФ, чтобы спрятать “Приватбанк” мы задавались вопросом: хватит ли его, чтобы получить, наконец, кредитный транш”? Или тема "Приватбанка" перевесит? Похоже, ответ нам дан.

Впрочем, об этом говорили и раньше. Но мы думали, что шуточки. Когда в The Wall Street Journal появилась статья о том, что МВФ задержит следующие транши, пока не убедится в решительных усилиях команды Владимира Зеленского по возвращению около $15 млрд., выведенных из более 100 банков, в т.ч. из “Приватбанка”, премьер Алексей Гончарук написал в соцсети обнадеживающий пост. О чем? О том, что нынешний визит будет успешным и уже в конце года мы получим деньги. Речь шла о новой трехлетней программе (ранее деньги давали на год).

МВФ несет такую же ответственность за принятое решение, как и спрятавшаяся в Лондоне Валерия Гонтарева. Фонд не только поддерживал национализацию “Привата” публично, но настаивал на ней. Это было записано в Меморандуме о сотрудничестве Украины с МВФ. Более того, в Меморандуме в конце 2015 года была зарезервирована сумма 152 млрд. грн. – на выпуск ОВГЗ под рекапитализацию банков и Фонд гарантирования вкладов

Встал вопрос: кто же прав? Газета или премьер? Экс-министр экономики Виктор Суслов в комментарии NewsOne сказал, что The Wall Street Journal – ведущая американская газета, главная в стране: “Они публикуют почти всегда проверенную информацию. Я допускаю, что журналисты больше информированы, чем премьер-министр Украины”.

И, судя по всему, он оказался прав. Вдогонку к статье появился комментарий главы департамента коммуникаций МВФ Джерри Райса, который на брифинге 7 ноября сказал, что Украине нужно "бороться с коррупцией, снизить роль государства и олигархов".

В итоге Гончарук удалил свой бравурный пост. И на всякий случай перестал эту тему комментировать от греха подальше, чтобы не выглядеть... скажем так, болтунишкой. Уполномоченный спикер по МВФ теперь министр финансов Оксана Маркарова. Она дипломатично заявляет, что они с главой миссии Роном ван Роденом “достигли прогресса в дискуссиях о политике и реформах, которые могут быть основой новой программы МВФ, включая поддержку денежно-кредитного, фискального и финансового секторов, а также реформ для улучшения бизнес-среды, укрепления верховенства закона и экономического роста”. Звучит ободряюще, но не убедительно.

А Игорь Коломойский тем временем отрывается по полной. В интервью The New York Times он заявил, что российское финансирование может заменить кредиты МВФ. “Мы возьмем $100 млрд. у россиян. Я думаю, что они бы с удовольствием дали нам их сегодня. Какой самый быстрый способ решить проблемы и восстановить отношения? Только деньги…”.

Воображаю лица российских банкиров, которые представили, что им придется отслюнявить нам 100 “ярдов” за восстановление мира и дружбы по указанию В.В.П. Не бойтесь, мальчики, цифра не окончательная. Возможно, договоримся за меньшие деньги. Гы-гы.

Но это я тоже шучу. Понятно, что о покупке мира у России речь пока не идет. А вопрос возвращения "Приватбанка" к бывшим акционерам не случайно стал для МВФ таким же принципиальным, как для моего спаниеля найденный на улице тапок. Дело в том, что они, пардон, за грубое слово, сообщники Нацбанка по истории с отжимом "Привата". Или, как это называлось официально, национализации.

МВФ несет такую же ответственность за принятое решение, как и спрятавшаяся в Лондоне Валерия Гонтарева. Фонд не только поддерживал национализацию “Привата” публично, но настаивал на ней. Это было записано в Меморандуме о сотрудничестве Украины с МВФ. Более того, в Меморандуме в конце 2015 года была зарезервирована сумма 152 млрд. грн. – на выпуск ОВГЗ под рекапитализацию банков и Фонд гарантирования вкладов. Но до декабря 2016-го, пока “Приватбанк” не был национализирован, 70% этих средств оставались неиспользованными.

Другими словами, национализацией, по сути, дирижировал МВФ, а Гонтарева только играла под его диктовку. И теперь смело может заявлять: “Не виноватая я, он сам пришел...”. Но возникает неудобный момент: если будет принято судебное решение, доказывающее, что оснований для национализации не было, кому-то в МВФ надо будет кое-что прищемить.

Понятное дело, что не Кристин Лагард, которая там уже не работает: она, как известно, перебралась председателем правления Европейского центрального банка. Но какому-то директору по Украине, руководителю миссии, представителю Фонда в наших краях.
Судя по всему, ни МВФ, ни Коломойский не намерены сдаваться. А пока действующий председатель правления этого “Приватбанка” Петр Крумханзл, как пишут, загремел в реанимацию с инфарктом. Как я его понимаю. Думал мужик, непыльная работенка для европейского пенсионера. А тут – то ли еще будет...

Там уйма высокооплачиваемых долбо@бов, которые теоретически могут нести ответственность за $5,5 млрд. бюджетных украинских денег, залитых в "Приват". При условии, разумеется, что будет четко доказано: этого можно было не делать.

Поэтому МВФ категорически не хочет “отдавать тапок”, т.е. соглашаться с денационализацией “Приватбанка”. Но прямо сказать это долго не решался. Он постоянно выставлял нам какие-то дополнительные условия. То “прослушка" НАБУ и ГБР. То закон о рынке земли. То независимые набсоветы в госбанках. То рыночные цены на газ с января 2020 года. Мы практически все пункты выполнили. Не к чему придраться.

И тогда МВФ выдвинул новое требование – о принятии закона, который бы запретил возврат банков прежним владельцам. Имеются в виду изменения в закон о Фонде гарантирования вкладов, смысл которых в том, что ликвидация банков-банкротов не может быть прекращена даже по решению суда, а сами банки не имеют права возвращаться к прежним владельцам. Как это обставить? Бывший нардеп Сергей Лещенко написал в соцсетях, что при обжаловании действий властей суды должны учитывать, приняты ли эти решения с учетом «общественного интереса».

Насчет общественного интереса загнули любопытно. Я вот не знаю, по “Приватбанку” и по многим другим банкам, которые лихо накрыла Гонтарева, это было в общественных интересах или чьих-то личных? Можно сказать, шкурных?

Но, как бы там ни было, власть оказалась в мощных тисках требований МВФ с одной стороны и напора Коломойского с другой. Премьер Алексей Гончарук уверяет, что “Приватбанк” бывшим акционерам ни в коем случае не достанется. Это показательное дело для всего мира. Так он сказал во время выступления в Королевском институте по международным делам Chatham House в Лондоне. Добавив, что олигархи ни на него, ни на президента не влияют.

Кое-кто на эти слова ухмыльнулся. И арендовал с 19 ноября за $40 тыс. сроком на один год парковку перед головным офисом “Приватбанка” в Днепре. На государственном, заметим, аукционе. И теперь, как пишут СМИ, работники Никопольского завода ферросплавов используют этот лот (то есть парковку) для шумных акций протеста прямо перед штаб-квартирой “Приватбанка”. Повод у них тот, что Никопольского завода ферросплавов был залогом кредита, который Национальный банк предоставил “Привату” до национализации. Поскольку банк так и не выплатил кредит, Нацбанк арестовал имущество завода. И лишил рабочих, как они утверждают, зарплаты.

Такие вот дела. Судя по всему, ни МВФ, ни Коломойский не намерены сдаваться. А пока действующий председатель правления этого “Приватбанка” Петр Крумханзл, как пишут, загремел в реанимацию с инфарктом. Как я его понимаю. Думал мужик, непыльная работенка для европейского пенсионера. А тут – то ли еще будет...