Как Украина стала домом для лидеров ИГИЛ

Как Украина стала домом для лидеров ИГИЛ

Что касается крайних форм терроризма, то Аль Бара Шишани (Al Bara Shishani) этим и славился. Насколько известно, он занимал пост заместителя военного министра ИГИЛ («Исламского государства»), возглавлял подразделение, отвечавшее за «специальные операции» и разведку. Этот командир, выходец из Грузии, по имеющимся данным, во всем этом участвовал — в казнях «неверных», публичных экзекуциях с обезглавливанием, террористических операциях за рубежом.

Кроме того, было известно, что он мертв — то есть, так все считали до прошлой пятницы. Сенсационное «возвращение» Аль Бара Шишани, сидевшего на скамье подсудимых в зале суда в центре Киева, шокировало не только тем, что он вполне жив. По мере появления подробностей о его чудесном воскрешении (о том, как он удачно увернулся от авиаудара в Сирии, не оставлявшего шансов выжить, о котором сообщали в прессе, и о том, как затем он по поддельному паспорту уехал в Турцию, а потом на Украину, где преспокойно жил два года) возник ряд вопросов о том, способен ли и готов ли Киев бороться с террористами, укрывающимися в стране.

По данным СБУ, Службы безопасности Украины (которая, как утверждают, не заслуживает доверия), Аль Бара Шишани даже продолжал координировать из Киева террористические операции ИГИЛ. Аль Бара Шишани на самом деле зовут Цезарь Тохосашвили, и он, как и несколько других командиров ИГИЛ, родом из Панкисского ущелья, которое находится на севере Грузии.

История этого горного района тесно связана с Чечней, расположенной по ту сторону границы с Россией, в 40 милях к северу. Большинство из 10 тысяч жителей Панкисского ущелья принадлежат к нескольким этническим чеченским кланам. Несколько сотен беженцев переехали сюда после чеченских войн. Арабское слово «шишани» означает «чеченец».

Еще совсем недавно Панкисское ущелье было связано с боевыми действиями в Ираке и Сирии. По разным оценкам, в 2012-2015 годы отсюда уехали воевать от 50 до 200 молодых людей. Большинство из них вступили в отряды Свободной сирийской армии, воюющей против Башара Асада. Некоторые потом перешли в ИГИЛ. Всем жителям Панкисского ущелья с их многочисленными связями с Сирией было все известно о террористической «карьере» Аль Бара Шишани, говорит местный журналист Сулхан Бордзикашвили. Они внимательно следили за ним, когда в 2012 году он уехал в Латакию на западе Сирии, и потом, когда в 2015 году он примкнул к ИГИЛ. Некоторые одобряли. Другие нет.

Ни для кого не было секретом, что Аль Бара Шишани перешел на сторону ИГИЛ в основном при содействии другого местного парня — одноногого и однорукого Ахмеда Чатаева, известного как «однорукий Ахмед». Позже Чатаева обвинили в организации теракта, совершенного смертниками в стамбульском аэропорту в 2016 году. Однако его причастность к теракту так и не была доказана. А в 2017 году во время спецоперации, которую полиция проводила в столице Грузии Тбилиси, он подорвал себя.

По словам Бордзикашвили, все в Панкиси были потрясены, когда узнали, что Аль Бара Шишани жив. «Возможно, его близкие друзья знали, что он на Украине, но думаю, что родственники не знали, — сказал журналист в беседе с корреспондентами издания «Индепендент» (The Independent). — Такие люди прячутся от всех, а теперь очень трудно вернуться домой и не попасть в тюрьму».

Безусловно, боевики обычно использовали гораздо более легкий способ перейти границу и вернуться домой. Например, в 2013 году Чатаев смог вернуться в Панкиси, несмотря на то, что Интерпол объявил его в розыск. Ответ на вопрос о том, как ему это удалось, сделать, опять следует искать на Украине. Будущий командир ИГИЛ появился там тремя годами ранее. Тогда он был арестован и предстал перед судом в тихом городке Ужгород на западе Украины. По словам киевской журналистки Катерины Сергацковой, которая занималась расследованием дела Чатаева, непонятно, что именно он делал в Карпатах — большинства его соратников тех времен уже нет в живых, поэтому что-нибудь выяснить трудно.

Ответственным за расследование этого дела был Юрий Луценко, тогдашний министр внутренних дел Украины. Впоследствии он прославился как «корыстный и коррумпированный» прокурор, оказавшийся в центре скандала с импичментом, который инициировала Палата представителей в отношениях Дональда Трампа из-за его отношений с нынешним президентом Украины Владимиром Зеленским.

По словам Луценко, Чатаев был задержан через Интерпол по запросу Москвы. Как он рассказал, в мобильном телефоне Чатаева полиция также обнаружила инструкции по взрывному делу и фотографии тел погибших. Несмотря на это, в Россию его так и не экстрадировали. Одна из предполагаемых причин того, что ему вместо этого разрешили вернуться домой в Грузию, — взятка. На просьбу прокомментировать обстоятельства Луценко не ответил.

Украинские власти уже давно разрушают свою правовую и правоохранительную системы. Обычным бенефициаром является организованная преступность, которая держится за счет того, что поставила на поток изготовление поддельных документов, удостоверяющих личность, и контрабанды, говорит Филип Ингрэм (Philip Ingram), бывший сотрудник британской разведки. Но слабый режим виноват и в том, что страна явно не защищена от угрозы международного терроризма. «И заниматься этой проблемой уязвимости Киев, похоже, совсем не заинтересован», — сказал Ингрэм.

США особенно разочарованы тем, что Киев не способен пресечь торговлю поддельными паспортами. В комментариях, сделанных во время расследования в рамках импичмента Трампа, чиновник госдепартамента Джордж Кент (George Kent) рассказал, как в 2017 году между посольством США и украинскими властями произошел серьезный конфликт. В то время Кент был заместителем посла (США на Украине).

И опять в центре скандала оказался Луценко — к тому моменту уже главный прокурор. Кент обвинил Луценко в том, что тот рассекретил тайного агента антикоррупционного бюро, который внедрился в структуру, занимавшуюся поддельными паспортами. Он сделал это, как утверждал Кент, чтобы отомстить посольству США за поддержку антикоррупционных агентств, которые работали против его собственных коррумпированных интересов.

Было время, когда можно было получить поддельный паспорт очень просто и дешево. Ситуация изменилась с введением биометрических паспортов в 2015 году, что привело к сокращению числа незаконных схем. Но несколько компаний все еще продолжают заниматься подпольным бизнесом — «чистый» паспорт стоит порядка пяти тысяч долларов. Во всяком случае, один случай, когда бывший боевик получил биометрический паспорт таким способом, журналистам «Индепендент» известен.

Несомненно, это имеет значение для безопасности Европы, учитывая, что граждане Украины сейчас пользуются безвизовым режимом при въезде в большинство стран ЕС. Поддельные паспорта можно определить достаточно легко, а вот подлинный паспорт, выданный на чужое имя, нет. «И если документы выдаются уполномоченным органом, это должно вызывать беспокойство», — сказал Ингрэм. И тысячи исламских боевиков из бывших советских республик, ищущих, где бы «залечь на дно», все это понимают, говорит эксперт по джихаду Вера Миронова, приглашенный научный сотрудник Гарвардского университета.

Кроме того, у Украины есть ряд преимуществ по сравнению с конкурентами: распространенный русский язык, связанный с войной хаос, непрофессионализм местных спецслужб и невысокая вероятность экстрадиции в такие страны, как Россия.

По ее приблизительным оценкам, на Украину сбежали «сотни» бывших боевиков ИГИЛ. Но в первую очередь вызывать беспокойство должны вызывать не цифры, сказала она. Террористы, бежавшие на Украину, по своей природе представляют собой элиту, которая проходит «самоотбор»: и этот отбор не является случайным. Менее способные, менее решительные и менее активные доезжают до Турции и все — там и оседают. А вот чтобы попасть на Украину, надо многое продумать, совершить много действий, выполнить много задач. И те, кто туда добираются, представляют опасность».

Когда боевики оказываются на Украине, у них редко бывают проблемы с властями, отметила Миронова. По-видимому, так и было, по крайней мере, в течение какого-то времени из тех двух лет, которые Аль Бара Шишани жил в Киеве и в Киевской области. Украинские власти не сообщают о том, когда они о нем узнали. Как следует из пресс-релиза СБУ, за два месяца до его ареста 15 ноября к операции присоединились ЦРУ и МВД Грузии. Непонятно, почему они решили не арестовывать его до этого.

Катерина Сергацкова, которая в прошлом году практически одна освещала эту тему в украинских СМИ, говорит, что, как ни странно, власти по-прежнему относятся к этой проблеме спокойно. «Всякий раз, когда я писала на эту тему, госчиновники обвиняли меня в том, что я придумываю эту проблему, — сказала она. — Но арест одного из главных командиров „Исламского государства″ здесь, в Киеве, прямо у нас под носом, несомненно, означает, что многие из самых опасных в мире людей действительно считают Украину проверенным, надежным местом. Коррупция во всех государственных структурах — в полиции, судах, прокуратуре — создает возможность для злоупотреблений».

Журналисты «Индепендент» связались с СБУ, и там опровергли утверждения о том, что Украина в любом случае создает благоприятные условия для международного терроризма. «Было бы в корне неверно давать такие оценки, — сказала пресс-секретарь Елена Гитлянская. — Сегодня речь идет о нескольких отдельных случаях, людях, которые пытаются скрыться от властей. Но мы всех их найдем и депортируем».

И Сергацкова, и Миронова сошлись во мнении, что опрошенные ими боевики не представляют для Украины серьезной террористической угрозы, во всяком случае, пока, поскольку не в их интересах создавать проблемы там, где живешь. Но ситуация может измениться, если Киев решит проводить аресты и дальше. «Я знаю многих, кто живет нормальной жизнью, например, работает водителем в „Убере″, — сказала Миронова. — Они не собираются гадить в собственном доме. Но если их загонят в угол, если они будут бояться, что их арестуют, тогда мы столкнемся с большой проблемой».