В борьбе с рейдерством опять побеждает рейдерство

В борьбе с рейдерством опять побеждает рейдерство

Вот уже месяц страна живет в условиях беспощадной борьбы с рейдерством. С ноября вступил в силу закон №159-IX, который преподносили как гарантированную защиту от враждебного поглощения. Но первый месяц обкатки показал, что главное, чего добились этим законом, нотариусы смогут заработать больше. Плюс кто-то неплохо поднимется на бланках. Отбирать имущество и предприятия стало сложнее и дороже. Это факт №1. Но проблема в целом не решена. И это факт №2.

Закон “О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно прав собственности” подразумевает коррективы отдельных положений законов «Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью», "О госрегистрации юрлиц, физлиц – предпринимателей и общественных формирований" и т.д. Цель самая благородная: помешать негодяям незаконно отбирать чужое имущество. С этим немного справились. Но есть вторая часть проблемы – возврат собственнику украденного, она осталась не улаженной.

Как выглядит рейдерство на практике? Журналист Владислав Сидоренко не так давно описал на своей странице в Facebook одну занятную историю. Смысл ее таков. Не так давно в Киеве рейдернули (переписали через реестр) одну крупную финансовую компанию друга Дмитрия Дубилета. Тот пришел к министру Кабмина и пожаловался. Министр позвонил коллеге – министру юстиции и попросил разобраться. Тот дал команду своей заместительнице.

Но время шло, и... ничего не происходило. Друг Дубилета решает действовать своими силами. Он приходит к тому же регистратору, что и рейдеры, и договаривается с ним – переписать компанию обратно на себя, реального владельца. По сути, это уголовщина. Но реальность такова, что или ты теряешь свой бизнес, или платишь на «черном» рынке, т.к. власть импотентна.

Регистратор переписывает компанию обратно, возвращает реальному владельцу. Рейдеры обращаются в Минюст, в антирейдерскую комиссию, мол, друг Дубилета незаконно внес данные в госреестр при помощи регистратора. Комиссия принимает жалобу. По закону Минюст должен отменить возврат предприятия реальному владельцу, а также наказать его и регистратора и вернуть имущество рейдерам. Испугавшийся регистратор, не дожидаясь комиссии, заходит в реестр и вытирает все свои действия. В итоге компания снова вернулась к рейдерам.

Обезопасит ли бланк от рейдерства и «черных» нотариусов? Если да, то как? По мнению опрошенных юристов, скорее всего никак. Потому что и на самом защищенном бланке можно написать, что угодно и поставить чью угодно подпись. Доказывай потом в суде, что это не твоя подпись, и проводи экспертизу

Но тут срабатывает связь пострадавшего с Дубилетом. До Минюста доходит, как до жирафа на третий день, откуда пришел сигнал и просьба “разобраться”. Они, наконец, включаются в работу, рассматривают жалобу друга Дубилета и... окончательно запутавшись, решают перенести вынесение вердикта еще на неделю. А пока... наказать регистратора, который сначала обслужил рейдеров, а потом реального собственника. И таких примеров на грани абсурда тысячи. Что изменит новый закон?

Первое, что бросается в глаза, кто-то неплохо заработает на печати специальных бланков нотариальных документов, на которых будут написаны заявления о вступлении или выходе из состава учредителей предприятия, акты приема-передачи доли в уставном капитале, решения общих собраний об определении размера уставного капитала и размеров долей участников и т.д.

Обезопасит ли бланк от рейдерства и «черных» нотариусов? Если да, то как? По мнению опрошенных юристов, скорее всего никак. Потому что и на самом защищенном бланке можно написать, что угодно и поставить чью угодно подпись. Доказывай потом в суде, что это не твоя подпись, и проводи экспертизу.

Введена обязанность госрегистраторов проверять объем гражданской правоспособности и дееспособности лиц, которые обращаются за совершением регистрационных действий в Госреестре прав на недвижимость и Едином госреестре юрлиц, физических лиц – предпринимателей и общественных формирований. Это нужно для того, чтобы удостовериться: человек, который выписал доверенность, не умер и не сошел с ума. Его надо будет, видимо, предъявлять лично. А если это лежачий инвалид первой группы? Тогда, наверное, регистратор должен ехать к нему домой.

Нотариусы должны удостоверять договоры купли-продажи корпоративных прав в дополнение к заверению уставов и протоколов. Причем регистрацию записи об изменении состава учредителей должен проводить тот же нотариус, который удостоверял сделку. Если он умер или ушел из профессии, предполагается сложная бюрократическая процедура назначения другого нотариуса.

Также ликвидируется временной разрыв между сделкой купли-продажи недвижимости и регистрацией нового собственника в реестре имущественных прав. Ранее процедура занимала до пяти дней. Это правильный шаг. Но почему-то новация не касается акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью. Самых распространенных форм собственности. Судя по всему, юридические фирмы не хотят оставаться без заработка.

Предусмотрена полная экстерриториальность для физических лиц-предпринимателей (то есть возможность совершать регистрационные действия независимо от их местонахождения) и ограниченная для юрлиц. Проводить регистрационные действия можно только по месту расположения недвижимого имущества. А это создает сложности: вдруг на данной территории не найдется “черного” нотариуса или продажного регистратора? Этим снимается проблема, известная под названием “синдром Барышевского суда”, когда все решения принимает “свой” судья или “свой” нотариус. Схема позволяла отнимать собственность, скажем, киевлянина по решению, принятому в Закарпатье.
Вообще, невооруженным глазом видно, что многие изменения пролоббированы нотариальным лобби в своих интересах. Для них закон открывает широкие возможности для повышения нормы прибыли, получения дополнительных заработков и продолжения... помощи рейдерам

Ликвидируются аккредитационные центры, которые насоздавали в 2015 году и наделили правом аккредитовать субъектов государственной регистрации. Как правило, это были коммунальные предприятия, через которые шел основной массив рейдерских атак. Остаются только уполномоченные госрегистраторы и нотариусы. Но... никак не вычищаются “черные нотариусы” и регистраторы-схемоделы, как из описанного выше примера. Просто тех, кто работает на рынке рейдерства, становится меньше.

Вообще, невооруженным глазом видно, что многие изменения пролоббированы нотариальным лобби в своих интересах. Для них закон открывает широкие возможности для повышения нормы прибыли, получения дополнительных заработков и продолжения... помощи рейдерам.

Специалисты говорят, что наставленные против рейдеров рогатки не станут действенным препятствием, пока Антирейдерская комиссия будет работать в описанном выше режиме. Хотя ряд весьма эффективных мер все же был принят.

Министр Кабинета министров Дмитрий Дубилет еще в сентябре написал на своей странице в Facebook, что отныне открытые данные о юридических лицах (ЕГР) начали публиковаться ежедневно, а не еженедельно.

В Украине есть несколько компаний, которые позволяют бесплатно отслеживать такие изменения – OpenDataBot, «ПриватБанк», YouControl, LIga, Vkursi. И если раньше жертва рейдерства могла узнать о неожиданных изменениях в составе соучредителей своей компании с опозданием до недели (за это время компанию несколько раз могли перепродать и “очистить” от ценных активов), то теперь задержка будет до одного дня. Это означает, что каждое утро юристы или владельцы фирмы должны начинать с ознакомительных процедур. Гигиена бизнеса, так сказать...

Также появилась возможность подавать жалобы в Антирейдерскую комиссию в электронной форме через iGov. Это тоже сокращает время на подготовку жалобы, прохождение бумаг по канцеляриям и сбор необходимых документов. И снимает формальные ограничения, из-за которых половина заявок, составленных профессиональными юристами, отклонялась по формальным признакам.

Грамотные нововведения помогают весьма оперативно реагировать на последствия рейдерства. Но не гарантируют возврат имущества владельцу в обозримом времени и в полной сохранности. Как и раньше, процедура судебных рассмотрений может тянуться годами.

Второй нюанс в том, что наказания для рейдеров все еще остаются условными. А повышение штрафов для недобросовестных регистраторов лишь вызовет у них гомерический смех. Более того, никто до сих пор не ответил на вопрос, откуда появляются “черные” нотариусы и недобросовестные регистраторы. И куда они деваются после первых разоблачений? Если окажется, что никто из них не отсидел в тюрьме и все они продолжают спокойно работать на смежном поприще, о чем вообще можно говорить?! Чего же удивляться, что в борьбе с рейдерством, несмотря на принятые законы и заявленные намерения власти, снова побеждает рейдерство.