Победа ради выхода

Победа ради выхода

Вот уж эти британские традиции демократии. Выход из безвыходного тупика по выходу из ЕС (пардон за тавтологию) нашли в роспуске парламента. Теперь, возможно, удастся завершить Brexit, и 31 января 2020 года Британия, наконец, формально покинет ЕС. Предыдущая дата – 29 марта 2019 года переносилась дважды: сначала – до начала июля, потом – до конца октября. Не помогла отставка Терезы Мэй и назначение премьер-министром Бориса Джонсона. Теперь Джонсон со своей партией победил на выборах. И, может, это позволит новому парламенту принять хоть какое-то решение.

Спустя несколько недель после референдума в июне 2016 года лидера Консервативной партии Дэвида Кэмерона на посту премьер-министра сменила Тереза Мэй. Кэмерон как последовательный противник развода с ЕС сказал, что не желает участвовать в дальнейшем процессе. Задача Мэй заключалась в том, чтобы к 29 марта 2019 года согласовать с руководством ЕС и собственным парламентом пошаговый план выхода из Евросоюза.

Мэй, которая сама на референдуме голосовала против выхода из ЕС, начала продвигать вариант, при котором пуповина связи с континентом не перерезалась окончательно. Мы об этом подробно писали, но все-таки считаю нужным повторить основные моменты.

В частности, сохранялся бестарифный режим доступа к таможенному союзу ЕС, а также возможность для финансовых компаний сохранить “прописку” (passporting) и действующие филиалы в ЕС. Взамен Британия должна была обеспечить свободный доступ для европейских граждан к работе и жизни в своей стране.

Но “мягкий” вариант, предложенный Мэй, не был одобрен парламентом и привел к правительственному кризису. В ноябре прошлого года, когда Тереза Мэй, не посоветовавшись с профильными министрами, одобрила проект политической декларации об отношениях после Brexit (документ, названный "мягкой" версией выхода из ЕС), правительство покинули министр по делам Brexit Дэвид Дэвис и тогдашний министр иностранных дел Борис Джонсон. Преемник Дэвида Дэвиса на посту Brexit-министра Доминик Рааб также подал в отставку. Его примеру последовал аграрный министр Джордж Юстэс.

В итоге Мэй подала в отставку. Ожидалось, что нового премьера смогут избрать до 20 июня. Но не тут-то было. Выборы лидера партии затянулись, и Борис Джонсон стал премьер-министром лишь 24 июля 2019 года. Вторя дата выхода из ЕС уже была просрочена, а британский парламент так ничего и не решил

Правительство начало сыпаться как карточный домик. Мэй пыталась добиться положительного результата по Brexit с договором (по “мягкому” варианту) в Палате общин трижды. Но ей это не удалось. Оппозиция приняла законопроект, который запрещает выход Великобритании из Евросоюза без сделки (так называемый “жесткий” Brexit), а тори, у которых на тот момент первую скрипку играл отставленный Джонсон, не давали согласия на “мягкий”.

В итоге Мэй подала в отставку. Ожидалось, что нового премьера смогут избрать до 20 июня. Но не тут-то было. Выборы лидера партии затянулись, и Борис Джонсон стал премьер-министром лишь 24 июля 2019 года. Вторя дата выхода из ЕС уже была просрочена, а британский парламент так ничего и не решил.

Назначение Джонсона премьер-министром восприняли как знак к агрессивному выходу из Евросоюза. И стали ждать результата. Но чем напористей был Борис, тем более упорное сопротивление оказывали его оппоненты.

Ситуацию мы описывали в статье “Бедный Борис, или Танцы в тупике”. Если коротко, клубок противоречий оказался намного серьезнее, чем это представляла себе команда нового премьера. В игру вступила Ирландия, требуя сохранить положение о так называемом бэкстопе: наличие открытой границы между Северной Ирландией и государством Ирландия и установление таможенного контроля на административной границе с другими частями Великобритании после ее выхода из ЕС. Попахивало перспективой исторического воссоединения Ирландии и Северной Ирландии, перекройкой границ и т.п.

Но Ирландия – это только один повод блокировать ратификацию соглашения с ЕС о Brexit. Все остальные связаны с интригами в парламенте. Лейбористы разработали альтернативный план сохранения экономического сотрудничества Великобритании и ЕС после выхода оттуда. И это еще более «нежный» Brexit, чем предлагала Мэй.

Не удивительно, что ситуация вокруг Brexit зашла в окончательный тупик: Великобритания должна была покинуть ЕС до 31 октября, но парламент выступал против любого соглашения с ЕС, а также против Brexit без соглашения. Ни «мягкий», ни «жесткий» вариант депутатов не устраивал.

Другого варианта, как переизбрать парламент, чтобы прекратить клинч, не представлялось. Но сознательности английских парламентариев не хватило для того, чтобы согласиться на “операцию самоликвидация”. Палата общин Великобритании в сентябре и октябре несколько раз не поддерживала предложение премьер-министра Бориса Джонсона о проведении внеочередных парламентских выборов 15 октября.
В Евросоюзе крепнет уверенность, что они смогут заключить сделку на своих условиях, и Джонсону придется согласиться соблюдать европейские стандарты по экологии, трудовому законодательству и так далее. Стоило ли в этом случае так долго морочиться, увольнять Мэй и переизбирать парламент? Ну, знаете ли, это все демократия

Чтобы разогнать парламент, пришлось подключить мелкие партии – Либерально-демократическую и Шотландскую национальную. С их подачи законопроект о роспуске парламента и проведении досрочных выборов был предложен 28 октября и на следующий день одобрен правительством (за исключением дня проведения выборов, так как изначально предлагалось провести их 9 декабря, а в итоге они были назначены на 12 декабря). Поправка, меняющая дату на 9 декабря, провалилась с перевесом в 315 голосов против 295. Окончательное решение по законопроекту было принято 438 голосами против 20.

К тому же Палата общин уже одобрила, как мы сказали выше, законопроект, обязывающий правительство отсрочить выход Соединенного Королевства из состава Европейского Союза, запланированный на 31 октября. Евросоюз понял, что с англичанами лучше не спорить, а то не уйдут никогда, и 28 октября согласился на гибкую отсрочку Brexit до 31 января 2020 года.

И вот теперь – убедительная победа Джонсона на выборах. Консервативная партия обеспечила себе 364 из 650 мест в Палате общин. Это лучший результат партии с 1987 года, когда также с огромным преимуществом победила Маргарет Тэтчер.

Главные соперники консерваторов, лейбористы во главе с Джереми Корбином, пока получили 203 мандата, Шотландская национальная партия – 48 мандатов, Либерально-демократическая партия – 11 мандатов, североирландская Демократическая юнионистская партия – 8, Партия Уэльса – 4, зеленые – 1. За ходом выборов можно было следить по красочной проекции на здание «Би-би-си» в Лондон.

Результаты выборов Борис Джонсон назвал мандатом на выход Великобритании из Евросоюза уже в следующем месяце, безо всяких "если" и "но". И с гордостью заявил: "Мы – народное правительство" и пообещал "работать днем и ночью", чтобы оправдать доверие избирателей.

Но дальше он сказал весьма знаковую фразу: ”Давайте потратим еще немного времени и заключим действительно всеобъемлющую и полномасштабную сделку между Британией и Евросоюзом".

Так что, выхода без соглашения не будет? И надежды функционеров Европейского Союза на то, что преимущество Джонсона в парламенте даст еще более мягкий Brexit, чем добивались Мэй и даже лейбористы, сбудутся?

Трудно сказать. Но в Евросоюзе крепнет уверенность, что они смогут заключить сделку на своих условиях, и Джонсону придется согласиться соблюдать европейские стандарты по экологии, трудовому законодательству и так далее. Стоило ли в этом случае так долго морочиться, увольнять Мэй и переизбирать парламент? Ну, знаете ли, это все демократия.