Бюджетная кастрация

Бюджетная кастрация

Не понимаю, почему такой кипиш вокруг распоряжения премьер-министра Алексея Гончарука об экономии бюджетных средств – заморозить платежи, кроме пенсий, зарплат, госдолга? Еще 31 октября Верховная Рада проголосовала изменения в бюджет на 2019 год. То, что шахтерам 1 млрд. грн. добавили, это все заметили. А что план доходов казны срезали на 20,4 млрд. грн., мимо прошло. Но и с «двадцаткой» не пропетляли. Приходится «секвестрить»...

Все вокруг пишут, что госбюджет Украины в конце 2019 года оказался в глубоком кризисе. Не выполняется по доходам с августа. В ноябре недобрали на 8,6% или 8,4 млрд. грн. С начала 2019 года отставание от плана, по данным Госказначейства, 56 млрд. грн. Главным образом за счет таможни – минус 35,7 млрд. грн. или 11% от плана за 11 месяцев 2019 года. Порядка 36,5 млрд. грн. казна недополучила по НДС и еще 15,8 млрд. грн. по акцизам.

И все так удивленно реагируют: “Ого! Какой кошмар! Почему так много?”. А что вы хотите в условиях 15%-го укрепления курса гривны, которого никто не ожидал? Не подумали, что из-за притока $4,1 млрд. спекулятивного нерезидентского капитала на рынок ОВГЗ доллар ослабеет.

И что в результате? Бюджет не выполняется, у экспортеров большие убытки. Даже общий финансовый результат НБУ за 9 месяцев 2019 года составляет 12,3 млрд. грн. убытка. Не помню, чтобы Нацбанк когда-либо уходил в минус.

Хорошо, что успели вовремя его выдоить: в мае Нацбанк досрочно перечислил в бюджет почти 65 млрд. грн. (64,9 млрд. грн., если быть совсем точными) превышения доходов над расходами. Добровольно и с песней (чтобы его не трогали) отдал все, что было в загашнике: размер перечислений на 17,3 млрд. грн. больше, чем предусмотрено законом о госбюджете на 2019 год.

А после подведения итогов за три квартала оказалось, что переплатил он и вовсе чересчур: по состоянию на конец сентября 2019 года прибыль к распределению составляла всего около 30 млрд. грн. Это с учетом упомянутых выше курсовых убытков.

Импортеры ликуют, подсчитывая прибыли и распределяя бонусы. А экспортеры стонут. Мало того, что мировые цены на выпускаемые у нас виды металлургической продукции (сталь, чугун и проч.) снижаются, так еще и акцизы на добычу железорудного сырья (ЖРС) для горно-обогатительных комбинатов парламент проголосовал

В общем, от укрепления национальной валюты фигово почти всем, кроме импортеров. У них прибыли зашкаливают. Почему? Изменение курса гривны абсолютно не повлияло на цены. Как стоили мобильные телефоны и соковыжималки, завезенные по импорту в начале года при курсе 28 грн./$, так и сейчас стоят, в условиях целенаправленного движения доллара к отметке 22 грн./$.

Другими словами, укрепление курса не дало позитивного выхлопа в виде снижения цен. Ни на импорт, ни на продукты, выпущенные в Украине. Хлеб подешевел? Нет. Украинские товары? Нет. Билеты на транспорт? Куда там.

Импортеры ликуют, подсчитывая прибыли и распределяя бонусы. А экспортеры стонут. Мало того, что мировые цены на выпускаемые у нас виды металлургической продукции (сталь, чугун и проч.) снижаются, так еще и акцизы на добычу железорудного сырья (ЖРС) для горно-обогатительных комбинатов парламент проголосовал.

Экспорт металла снижается еще и по самой банальной причине – нет спроса. То есть мало того, что цены упали, так еще и ожидается сокращение потребления во всех ключевых (около 60% продаж) для нас регионах: на Ближнем Востоке и в Северной Африке (регион MENA) – на 7%, в Европе по данным Eurofer – на 3,1%, в Турции – на 20%. Это данные GMK Center.

У аграриев ситуация лучше – жрать пока хотят везде на планете. Аппетит у населения Земли не уменьшается. Сельхозэкспортеры свою выручку увеличили, но только за счет роста объемов поставок. По пшенице, например, прирост физических объемов составляет почти 35%, в то время как валютная выручка выросла всего на 30%. А пересчитаем ее по укрепленному курсу гривны, получается, что заработали почти как в прошлом году. Когда не было рекордного урожая.

Не удивительно, что растет дефицит внешнеторгового баланса: за январь-октябрь 2019 года составил $8,463 млрд., что на 5,8% больше дефицита за аналогичный период предыдущего года.

Как в такой ситуации Кабинет министров дотянул до середины декабря? Он собрал дань всюду, где только было можно. Незаметно для широкого “загала” утвердил норматив выплаты дивидендов за 2018 год для АО «Укрзализныця», ЧАО «Укргидроэнерго» и ЧАО «Объединенная горно-химическая компания» в размере 90% от прибыли вместо 30%. Плакали ваши премии, господа топ-менеджеры.

Исключение по выплате дивидендов в виде 30% от объема чистой прибыли Кабмин оставил только для «Ощадбанка». Интересно почему? За что ему такой подарок под елочку?
Государственные компании заставляли платить налоги наперед. Но у половины прибыли нет – она либо тщательно скрыта, либо объективно отсутствует. Еще один минус. Гончарук пожалел своего друга – реформатора Максима Нефедова и уменьшил ему план поступлений Гостаможслужбы (теперь это “Новая таможня”) на 10 млрд. грн. – до 30,3 млрд. грн.

А вот НАК «Нефтегазу» вдули по полной. Мало того, что они уплатили в государственный бюджет 96,8 млрд. грн. налогов и дивидендов, так еще и получили от Кабмина пеню 163,5 млн. грн. за несвоевременную уплату дивидендов в госбюджет в размере 12,2 млрд. грн.

Правильно. Нечего мамам в Америку премии переводить и многомиллионные зарплаты себе начислять. Хочешь жить – умей делиться. Деление – способ выживания простейших организмов.

Если что-то не нравится, можно подать в суд по примеру "Укрнафты", которой Шестой апелляционный административный суд позволил не принимать решение о выплате дивидендов. Вот позволил и все. И в Кабмине утерлись. Против решения суда не пойдешь.

Вот вам первый минус. Государственные компании заставляли платить налоги наперед. Но у половины прибыли нет – она либо тщательно скрыта, либо объективно отсутствует. Еще один минус. Гончарук пожалел своего друга – реформатора Максима Нефедова и уменьшил ему план поступлений Гостаможслужбы (теперь это “Новая таможня”) на 10 млрд. грн. – до 30,3 млрд. грн.

Сделано это с совершенно очевидной целью – чтобы новоназначенный руководитель Государственной таможенной службы смог продемонстрировать выполнение плана сборов в госбюджет на уровне 101%. На бумаге изящно, но по факту еще один минус, который лег в копилку с остальными минусами.

Поэтому, когда появились свежие данные Госказначейства, указывавшие, что проблемы с выполнением доходной части госбюджета усугубляются, было решено тихо провести секвестр, не называя его этим словом.

Новость выглядела так: “Монобольшинство приняло во втором чтении и в целом законопроект о внесении изменений в государственный бюджет на 2019 год, выделив 1 млрд. грн. на погашение долгов перед шахтерами. "За" проголосовал 291 народный депутат. "Против" не выступил никто из парламентариев”.

А чего против погашения долгов шахтеров выступать? Правда, кроме шахтеров, депутаты узаконили снижение плана доходов в 2019 году на 20,4 млрд. грн. Разбавили это все дополнительными деньгами на строительство доступного жилья – 300 млн. грн., на предоставление льготных жилищных кредитов переселенцам и участникам АТО или ООС – 200 млн. грн. В общем, проголосовали за все, что впихнул в документ Минфин.

Хитрость в том, что секвестр бюджета – это сокращение расходов при исполнении отдельных статей или всего государственного бюджета по причине просчетов при составлении бюджета, возникновения форс-мажорных обстоятельств и др. А здесь расходы не сокращали, а сокращали только доходы.
В Нацбанке могут откупоривать шампанское, не дожидаясь Нового года: они еще в июне, исходя из данных за 5 месяцев 2019 года, предупреждали, что в бюджет не поступило 28,2 млрд. грн. по сравнению с планом. Налоговые поступления за этот период выросли всего на 4,8%, в то время как в бюджете был предусмотрен рост на 13,8%

Но так же не бывает – если чашка пуста, воды не выпьешь. А тут еще появились предварительные расчеты, что ожидаемое недовыполнение доходной части госбюджета в 2019 году – минус 80 млрд. грн. Но это самый пессимистический прогноз. Чтобы он не оправдался, Алексей Гончарук поручил главе Минфина Оксане Маркаровой и главе Госказначейства Татьяне Слюз не тратить деньги зря. То есть не финансировать госрасходы, за исключением защищенных расходов.

"С целью соблюдения предельного объема дефицита общего фонда государственного бюджета, определенного законом Украины "О государственном бюджете Украины на 2019 год", Минфин должен "обеспечить прекращение в соответствии с законодательством временно, до конца текущего бюджетного года, проведение Казначейством платежей и регистрацию бюджетных обязательств относительно расходов и предоставления кредитов общего фонда государственного бюджета", – сказано в распоряжении, которое всех всполошило.

Одновременно Кабинет министров поручил Министерству финансов привлечь в декабре 10 млрд. грн. путем внепланового размещения облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ) для финансирования государственного бюджета-2020 в январе.

Молодцы! О будущем подумали, чтобы не оставить пенсионеров без пенсий, а бюджетников без зарплаты в первом месяце нового года, пока насобирают новые налоги, слупив их о привычке с предприятий наперед.

В Нацбанке могут откупоривать шампанское, не дожидаясь Нового года: они еще в июне, исходя из данных за 5 месяцев 2019 года, предупреждали, что в бюджет не поступило 28,2 млрд. грн. по сравнению с планом. Налоговые поступления за этот период выросли всего на 4,8%, в то время как в бюджете был предусмотрен рост на 13,8%.

«Недобор налогов был временно компенсирован за счет долговых заимствований, а также благодаря Национальному банку, который с опережением графика перечислил в бюджет 64,9 млрд. грн. Однако если нынешняя динамика доходов сохранится, это увеличивает вероятность секвестра бюджета. Ведь значительные краткосрочные потребности в погашении и обслуживании долга будут ограничивать возможности правительства в финансировании дефицита бюджета», – говорилось в отчете Нацбанка.

Таки да. В конце концов мы пришли к секвестру. Хотя и НБУ, и Счетную палату, которая в то же самое время начала говорить о недоборе (по их щедрым оценкам 50 млрд. грн. налогов и доходов от приватизации), попросили помолчать. И дать возможность завершить выборы, сформировать новое правительство и приступить ему к работе. Сформировали. Приступили. Гривну укрепили. Теперь бюджет урезали. Поскольку Гончарук и его команда старательно избегают слова «секвестр», используем более точное и уместное в данном случае – кастрация. Как есть, так и скажем.