Статьи
Незаживающая рана азербайджанского народа
13.01.2020 17:21

Незаживающая рана азербайджанского народа

Несмотря на то, что с кровавой бойни 20 января 1990 г. учиненной в Азербайджане бывшей советской военной машиной, прошло уже 30 лет, Азербайджанский народ не забывает ту ужасную ночь, живет с болью произошедшей трагедии, выражает глубокую ненависть к тем, кто совершил это злодеяние. 20 января каждого года тысячи людей посещают Шехидляр хиябаны, чтобы почтить светлую память сынов, дочерей Азербайджана и других дружественных народов, пожертвовавших жизнью за свободу и суверенитет Родины.

По своей сути трагедия 20 Января была невиданным в истории актом агрессии и геноцида государства против собственного народа, грубым нарушением, попранием конституций бывшего СССР и Азербайджанской ССР. Направив в ту ночь войска против мирного населения, руководство бывшего СССР тем самым проигнорировало Устав ООН, нормы международного права, нарушило ряд положений Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, участником которого был Советский Союз.

ИСТОРИЯ ТРАГЕДИИ

Последнюю страницу своей биографии СССР замарал тяжким преступлением против собственных граждан. Кровавый советский режим осуществил заранее запланированный акт расправы над азербайджанским населением, выразившим мирный протест против насильственного отторжения части своей территории – Нагорного Карабаха. Это было продуманное и тщательно спланированное преступление, поскольку за несколько дней до его совершения из Азербайджана были вывезены семьи русских офицеров, была искусственно создана проблема «русских беженцев»…

Еще 20 февраля 1988 года на внеочередной сессии Совета Народных Депутатов НКАО, без учета воли депутатов-азербайджанцев, было принято решение о выходе области из состава Азербайджана и вхождения ее в состав Армении. 15 июня того же года Верховный Совет Армянской ССР принимает постановление о согласии на вхождение НКАО в состав Армянской ССР. А 17 июня Верховный Совет Азербайджанской ССР отменяет это решение. Все эти действия армян чрезвычайно накалили политическую ситуацию и межнациональные отношения в Азербайджане.

Катализатором беспорядков в Баку стало то, что 1 декабря 1989 года Верховный совет Армянской ССР и Национальный совет НКАО на совместном заседании принимают постановление «О включении Нагорного Карабаха в состав Армении», что прямо противоречило конституциям СССР и Азербайджанской ССР. Одновременно из Армении в этот период хлынула новая волна изгоняемых азербайджанцев, которые размещались в Баку и других городах Азербайджана. Но союзные власти равнодушно восприняли антиконституционный шаг властей Армянской ССР и то, что из Армении уже почти три года изгоняют азербайджанское население. Никто в союзном руководстве и не думал о вводе войск в Ереван, когда там в центре города, на Театральной площади лидеры армянского националистического движения, всякого рода зории балаяны, сильвы капутикяны, игори мурадяны, призывали армян уничтожать и изгонять азербайджанцев из Армении и НКАО. Молчало союзное руководство, когда начался очередной этап массовой, сопровождавшейся многочисленными убийствами и зверствами насильственной депортации 200.000 азербайджанцев из Армении. Во время этой чистки были убиты 216 человек, в том числе 57 женщин, 5 младенцев, 18 детей. В конце 1988 года, потеряв родину, дом, бросив все нажитое, толпы беженцев из Армении хлынули в Баку.

Именно антиконституционное решение о присоединении НКАО к Армении и пассивность руководства СССР в этом вопросе привели к массовым волнениям в Азербайджане, обернувшимся исходом армянского населения из республики.

Кремлевскому руководству нужен был только повод, чтобы ввести в Баку войска, разгромить массовое национальное движение и такой повод нашелся. В конце декабря 1989-го в Азербайджанской ССР состоялись массовые беспорядки практически на всем протяжении советско-иранской границы. Многочисленные толпы вышли к пограничной полосе на протяжении сотен километров границы, разрушая контрольные препятствия, заборы, колючую проволоку. Вслед за этим, сразу после новогодних праздников, резко обострилась ситуация в Нагорном Карабахе, сопровождающаяся беспорядками на этнической почве в Баку и погромами армян. Примечательно, что во время этнической чистки азербайджанцев, проходившей годом раньше в Армении, центральная власть во главе с Горбачевым молчаливо следила за этим преступлением против человечности. Ни советская армия, дислацированнная в Армении, ни органы безопасности, ни внутренние войска МВД не принимали никаких решительных мер, чтобы остановить эту этническую чистку.

Воспользовавшись сложившейся в Азербайджане критической ситуацией, в ночь с 19 на 20 января армянские вооруженные отряды оккупировали село Кярки Нахчыванской Автономной Республики Азербайджанской ССР. Армянские бандформирования также напали и на поселок Садарак в Нахчыване. Среди мирного азербайджанского населения имелись жертвы. Снарядами тяжелой артиллерии и из системы массового поражения «Град» регулярно обстреливались другие азербайджанские села Нахчывана. То есть, с одной стороны, Азербайджан и его столица столкнулись с волной беженцев из Армении, с другой — с открытой военной агрессией со стороны Армянской ССР и иностранных наемников в НКАО, Нахчыванской АССР и приграничных с Арменией регионах Азербайджана. На все это руководство СССР не реагировало серьезно и призывало азербайджанские власти «к спокойствию и пониманию». Однако, как только в результате всего этого в Азербайджане и Баку начались беспорядки, сразу же включается репрессивный аппарат СССР. Карательная операция против азербайджанского народа была разработана и осуществлена Министерством обороны, МВД и КГБ СССР и имела кодовое название «Удар». Ключевая роль в операции отводилась группе спецназначения «Альфа» и диверсионным группам КГБ СССР. Официально союзный Центр назвал одной из причин ввода войск в Баку якобы защиту армянского населения города в беспорядках 13—17 января, однако к моменту ввода войск усилиями местных активистов и народа они прекратились, и армянское население было эвакуировано из города.

В начале января 1990 года по городам и районам Азербайджана прокатилась волна митингов, собраний, на которых во весь голос звучал решительный протест народа действиям соседней республики. Все задавались вопросом: почему высшее руководство страны на словах провозглашают незыблемость границ республики, а на деле не обеспечивает нерушимость этих границ и суверенитет Азербайджана? Почему действия армянских сепаратистов и экстремистов не пресекаются самым решительным образом силой закона?

Народ не получал ответы на эти вопросы. Территориальные притязания, провокационные акции, предпринятые Армении с одной стороны, политика центра, направленная на разжигание межнациональных отношений с другой, а также преступная бездеятельность руководства Азербайджана с третьей стороны, привели к тому, что народ полностью потерял доверие и к центральной, и к республиканской власти.

До ввода войск партийные руководители Азербайджана и прибывшие из Москвы представители советского руководства (глава палаты Совета Союза Верховного Совета СССР Примаков и заместитель завотделом межнациональных отношений ЦК КПСС Михайлов) в выступлениях по местному телевидению призывали население успокоиться и убеждали в том, что чрезвычайного положения и ввода войск в Баку не будет.

ЦИНИЧНОЕ РЕШЕНИЕ — КРОВАВЫЕ ШАГИ ПРАВИТЕЛЬСТВА...

К середине января стало ясно, что руководство во главе с Везировым, теряет контроль над республикой. Власть на местах постепенно переходила представителям Народного фронта Азербайджана и других сил. Было очевидно, что после выборов придет к власти Народный Фронт Азербайджана, который может поставить вопрос об отделении Азербайджана от СССР. Этого Горбачев и его сторонники перестройки, конечно, не могли допустить.

С вводом войск в Баку началось страшное, невиданное преступление против мирного населения города и всего Азербайджана. Попирались все гражданские и человеческие права миллионов людей.

Массовый ввод войск начался с различных направлений, выходом войсковых частей Бакинского гарнизона и прибывших частей из мест временной дислокации, а также высадкой десанта с военных кораблей. За несколько часов до этого был взорван энергоблок азербайджанского телевидения, что прекратило информационную связь как внутри страны, так и с внешним миром. Были блокированы все основные магистрали, аэропорты, вокзалы и морской порт.

Однако в ночь с 19-го на 20-е января по указанию Верховного главнокомандующего, первого и последнего Президента СССР М. Горбачева безо всякого предупреждения советские войска общей численностью 40 тысяч человек под кодовым названием «Удар» непосредственным руководством трех силовых министров —под командованием министра обороны, генерал армии Язова, ставший после бакинской бойни маршалом, силами войск МВД и КГБ СССР Бакатина и Крючкова, а также регулярных частей Советской Армии и Военно-Морского Флота, с применением тяжелой военной техники, вертолетов и военных кораблей.



Ввод частей советской армии в Баку в ночь с 19 на 20 января 1990 года

В это время в Баку находились кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, председатель Совета Союза Верховного Совета СССР Е.М.Примаков, секретарь ЦК КПСС А.Н.Гиренко, а также руководители советских спецслужб.

Войска, обстреливая без предупреждения мирное население, вошли на улицы города, как из окраин, так и из военных частей, дислоцированных в черте города. Особые бесчинства военных имели место в пригородах, где население состоит исключительно из лиц азербайджанской национальности и где погромы, якобы явившиеся одной из причин ввода войск, были в принципе невозможны. В ходе широкомасштабной военной операции женщины, дети и старики разных национальностей сотнями гибли под гусеницами военной техники и обстрелами из современного стрелкового оружия с применением пуль со смещенным центром тяжести, запрещенных международными соглашениями.

Создавалось такое впечатление, что СССР объявил войну какому-то враждебному государству, ибо с такой ударной группировкой войск выполняют лишь задачи подобного масштаба. Однако целью акции было всего лишь стремление советского руководства спасти коммунистический режим в Азербайджане и подавить национально-освободительное движение. В 00.05 20 января под покровом тьмы в Баку были введены танки, армейские части с тяжелым вооружением, которые устроили настоящую бойню. Танки и бронетранспортеры шли по живым людям, оставляя сотни убитых и искалеченных на своем пути.

Армия использовала самые современные боевые средства, в том числе запрещенные патроны со смещенным центром, по людям стреляли из танков, минометов, автоматов. Несколько человек погибли в своих квартирах от пуль, выпущенных солдатами по окнам домов.

На улицах Баку танки и бронетранспортеры сметают все на своем пути, оставляя после себя кровавый след. Слепит свет прожекторов. Везде слышится автоматная очередь. В людей стреляют в упор, раненых давят гусеницами, добивают штыками, летящие со свистом трассирующие пули озаряют все вокруг огненными вспышками. В эту трагическую ночь военнослужащие, забыв о милосердии в отношении к раненым, отключали электроэнергию в ряде больниц; шквалами выстрелов не допускали к больницам добровольцев для сдачи крови. Убивают не только на улицах, но и в общественном транспорте и даже в больницах и собственных квартирах. Обстреливают машины «скорой помощи» и медицинских работников в белых халатах. Многие тяжелораненые были зверски добиты. В ряде места тяжелой военной техникой были раздавлены легковые автомобили вместе с людьми. Отмечены случаи грабежей, мародерства, акты вандализма среди военнослужащих. Желая скрыть следы своих бесчинств, военные власти прятали и сжигали трупы погибших.



Подразделения советской армии в Баку. Зима 1990 года

В знак протеста против зверств, восстали несколько сот курсантов различных национальностей Бакинского общевойскового высшего военного училища, захватив часть Сальянских казарм со складом боеприпасов в центральной части города. Узнав о намерении военных властей вывести трупы погибших на военных кораблях, 50 гражданских судов, в том числе и нефтяные танкера, заблокировали Бакинскую бухту. Они систематически обстреливались военными кораблями.

Город напоминал прифронтовую полосу. Над 2-х миллионным городом, с нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленностью, кружились военные вертолеты с ракетами на борту. Захватив продовольственные склады, военные запрещали вывоз продуктов в магазины. В больницах гибли люди из-за нехватки медикаментов, а Москва не позволяла их ввоз в республику из других регионов.

Не щадят ни стариков, ни женщин, ни детей… Люди бегут в ужасе и в панике… Такой запомнилась бакинцам ночь с 19-го на 20-е января 1990 года, такой она врезались и в мою память. Свидетельством этого являются сотни людей, пропавших без вести.

ИСТЕКАЮЩИЙ КРОВЬЮ РОДНОЙ ГОРОД

После этого в Баку шли митинги в знак протеста против бездеятельности республиканского и советского руководства в отношении нарушения суверенитета Азербайджана в Нагорном Карабахе и нападений армянских войск при попустительстве советских военных на азербайджанское население в Нагорном Карабахе и прилегающем к нему Ханларском районе. Митингующие требовали отставки первого секретаря ЦК КПА А.Везирова (во время работы секретарем ЦК ВЛКСМ – друг Михаила Горбачева) и пресечения деятельности сепаратистов в Нагорно-Карабахской Автономной области. То есть в Баку уже никакой угрозы для армянского населения не было, и выдвигались сугубо политические требования к властям Азербайджанской ССР. Однако, несмотря на это, именно после того, как в городе силами его населения был наведен порядок, союзный Центр отдал команду штурмовать Баку, тогда как находившиеся здесь группа войск и подразделения 4-й армии могли своими силами поддержать порядок в столице Азербайджана. Но эти войсковые подразделения молча наблюдали за тем, что творилось в Баку, где провокаторы КГБ и других советских спецслужб, убивая граждан различных национальностей, стремились обосновать последующий кровавый ввод войск в азербайджанскую столицу.

Однако 19 января 1990 года выходит указ Президиума Верховного Совета СССР о введении чрезвычайного положения в Баку, и использование армии мотивировалось «резким обострением обстановки в городе, попытками преступных экстремистских сил насильственным путем, организуя массовые беспорядки, отстранить от власти законно действующие государственные органы, а также в интересах защиты и безопасности граждан». В ночь на 20 января войска все же были введены в Баку. Военное снаряжение и бронетехника прошли сквозь «живые баррикады» бакинцев, которые полагали, что военные не осмелятся пойти на безоружных людей. В результате этой акции советских войск были убиты в Баку 134 мирных жителя, ранения получили более 700 человек. Если бы население оповестили о введении чрезвычайного положения, жертв было бы гораздо меньше. Однако вечером 19 января группой «Альфа» был взорван энергоблок на Азербайджанском телевидении, и население было лишено возможности смотреть программы азербайджанского и союзного телевидения. Складывалось ощущение, что советские войска штурмом взяли какой-то вражеский город, а не тот самый нефтяной Баку, который в годы Великой Отечественной своим горючим и нефтепродуктами в прямом смысле спас и предрешил судьбу войны в пользу СССР.

Однако, чрезвычайное положение в Баку объявили только наутро после того как карательные отряды сделали уже свое кровавое дело и покинули город. К этому моменту уже были убиты 82 человека и смертельно ранен 21 человек. В Баку вошли новые части регулярной армии, но бесчинства не прекратились. Население держали в страхе, людям было запрещено выходить на улицу, тех же, кто пытался найти своих погибших или раненых родственников, под предлогом неповиновения и оказания сопротивления армии расстреливали на улицах среди бела дня. Захватчиками осуществлялись многочисленные провокации, и инсценировалось сопротивление мирного населения.



Жертвы ночной расправы

Военным комендантом города Баку генерал-лейтенантом Дубеняком было подготовлено обращение к бакинцам, распространявшееся с вертолетов в виде листовок: «В Баку в целях нормализации обстановки Указом президиума Верховного совета СССР с 20 января введено чрезвычайное положение. Это решение продиктовано исключительно сложной ситуацией, дальнейшее обострение которой грозит всем нам катастрофой. ... военному коменданту предоставляется право: прекращать деятельность любых организаций, самодеятельных объединений, вплоть до их закрытия и роспуска. Досматривать транспортные средства и контролировать паспортный режим на квартирах граждан. Подвергать административному аресту до 30 суток лиц, нарушающих режим ЧП или препятствующих его выполнению. Неподчинение или невыполнение приказов влечет за собой уголовную ответственность. Режим ЧП предполагает применение оружия подразделениями армии, флота и МВД в случае нападения на них».

Несколькими часами позже появилось сообщение Дубеняка, обвиняющее азербайджанцев в разжигании антиармейских и антирусских настроений, об обстреле неизвестными лицами войсковых нарядов, о стрельбе из окон больниц. Таким провокационным сообщением оправдывались действия солдат, которые якобы вели вынужденную оборону от азербайджанских экстремистов. В то же время военные под предлогом устранения вооруженных азербайджанских боевиков обстреливали дома, грабили и похищали имущество бакинцев.

Во время всех этих трагических событий я находился в Баку, помогал подбирать на улицах раненных и доставлять их в больницы, многие из них умирали по дороге. Были раненные, в которых попало больше 20 пуль. В людей стреляли из автоматов и станковых пулеметов Калашникова, использовались запрещенные и обладающие особой разрушительной силой разрывные пули.

Те, кто попал под обстрел, рассказывали, как по улицам шли танки, ослепляя светом прожекторов, на каждом из которых было по 6–7 человек с автоматами. Когда до людей оставалось метров 150 начинали стрелять в спины бегущим, прятавшиеся в укрытиях граждане выискивались с помощью прожекторов, установленных на боевой технике, и по ним вновь велась стрельба. Танками давились проезжавшие мимо машины «скорой помощи», стоявшие на обочине автомобили, любое движение в зоне их следования пресекалось шквальным огнем.

Военнослужащими были разгромлены и сожжены более 200 домов и квартир, не менее 90 автомашин, в том числе 7 карет «Скорой помощи», уничтожено государственное и личное имущество на общую сумму свыше шести миллионов советских рублей. А как подсчитать утраченное здоровье людей в результате полученного общенационального стресса от событий Черного января?...



Память жертв всколыхнула сотни тысяч людей

Несколько вопросов неотступно, постоянно встают передо мной, когда я вспоминаю о тех трагических событиях. Чем могут оправдать свои действия те, кто учинил столь широкомасштабную и жестокую кровавую бойню? Чем оправдает предательство своего народа тогдашнее коммунистическое руководство Азербайджана, согласившееся на введение чрезвычайного положения в стране и беспрекословно выполнявшее все указания Москвы вместо того, чтобы защищать и отстаивать интересы своих граждан? Необходимостью принятия мер для нормализации и стабилизации обстановки в стране? Но разве может быть оправдано преступление какой бы то ни было необходимостью? Нельзя одновременно защищать правопорядок в государстве и проливать кровь ни в чем не повинных его граждан...

Погибших хоронил весь Баку... В общей сложности эта кровавая бойня в Баку и районах республики забрала жизни 170 человек, ранены свыше 800 человек, незаконно арестован 841 человек и сотни людей пропали без вести.

Единение азербайджанского народа несмотря на режим чрезвычайного положения, ярчайшим образом проявилось в день похорон, около 1 миллиона человек приняли участие в похоронах погибших - 22 января 1990 года, которые гробы с телами погибших люди доставили на руках в Нагорный парк, который с того дня стал называться Аллеей шехидов — братское кладбище, где покоятся останки 126 женщин, стариков, молодых людей, детей разных национальностей — азербайджанцев, украинцы, русских, евреев, татар, лезгин, грузин и др. Жертвы этой карательной операции были названы шехидами — невинно убитыми мучениками. Эти события вошли в историю Азербайджана как Черный январь.

«КРОВАВАЯ НОБЕЛЕВСКАЯ ПРЕМИЯ»


История помнит аналогичные события, под руководством Михаила Горбачева много крови пролито на рубеже 90-х годов прошлого века где жертвами военной агрессии коммунистического режима тоже стало мирное население – азербайджанцев, украинцев, литовцев, латышей, грузин, молдаван, узбеков, казахов, крымских татар, месхетинских турков и к тому же развал империи под названием «СССР» – все это стала резким аргументом, циничным историческим событием: вместе наказанием получить Нобелевскую премию Михаилу Горбачеву.

Однако, преступление, совершенное по отношению к азербайджанскому народу по своей жестокости превосходило все предыдущие преступления коммунистической диктатуры. Впоследствии главный палач кровавых боен в Грузии и Литве М. Горбачев извинился перед народами этих стран, однако, у азербайджанского народа, ставшего жертвой наиболее кровопролитного преступления, он признал, а прощения не стал просить.

Каковы же в действительности были намерения руководителей бывшего Советского Союза, замаравшего свои руки кровью сотен бакинцев? Очевидно, что М. Горбачев со своим окружением хотел удовлетворить территориальные притязания армян ценою нарушения территориальной целостности Азербайджана, в отношении которого велась предвзятая политика, основанная, прежде всего, на религиозном факторе. Именно исповедование азербайджанцами ислама и явилось одной из главных причин поддержки М. Горбачевым армян в их территориальных притязаниях. Пребывая на руководящей должности государственного аппарата Азербайджана, я неоднократно убеждался в том, что использование религиозного фактора в провокационных целях всегда было на вооружении советской системы, политика центра строилась на дискриминации населения, исповедующего ислам. Одним словом, невиданная жестокость в подавлении народного движения в Азербайджане была обусловлена, прежде всего, религиозной принадлежностью его граждан.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ — НЕИЗБЕЖНОЕ НАКАЗАНИЕ


События 20 января не только разоблачили преступную сущность кремлевских руководителей, стремящихся любой ценой укрепить и удержать собственную власть, но и показали всю пропасть между народом и просоветскими властями Азербайджана, ставшими прямыми соучастниками преступления против собственных граждан, а не действовали вопреки воле народа, стремившегося к созиданию и единству. Когда же понадобилось в решающий для республики час, собрав в кулак волю и силы, отстоять честь и достоинство своего народа, они попросту бежали из Азербайджана, тем самым совершив двойное предательство. Нет оправдания ни тем, кто 20 января отдавал приказ стрелять в мирных граждан, ни тем, кто своим молчаливым согласием способствовал этому.

Комиссия Верховного Совета Азербайджанской ССР по расследованию событий дала свою оценку январской трагедии 90-го года, определив ее как сознательно спланированную карательную акцию, цинично осуществленную с целью устрашения борцов за независимость в Азербайджане: «Верховный Совет Азербайджанской ССР, отмечая, что согласно статье 81 Конституции СССР, единственной целью введения войсковых подразделений Советской Армии в республику является нормализация положения в Нагорно-Карабахской автономной области и восстановление суверенных прав Азербайджанской ССР, выражая гнев и возмущение азербайджанского народа в связи с кровавой расправой над мирным населением столицы республики города Баку, учиненной войсками Министерствами обороны, внутренних дел и Комитета государственной безопасности СССР, что привело к гибели и ранению многих сотен людей, отмечая, что высшими органами власти и управления СССР грубо нарушены условия Договора об образовании СССР и Конституции СССР и без согласия суверенной Азербайджанской ССР принято решение об объявлении чрезвычайного положения в г. Баку и введении войск, в результате чего откровенно попраны суверенные права Азербайджанской ССР».

Население узнало о введении чрезвычайного положения только утром 20-го числа, после захвата города частями советской армии из листовок, «задним числом» разбрасываемых из военных вертолетов. При этом указ о введении чрезвычайного положения мотивировался соответствующим обращением руководства республики. Однако тогдашний председатель Президиума Верховного Совета Азербайджана Эльмира Кафарова выступила с заявлением, в котором отмечалось, что руководство Азербайджана не обращалось с такой «просьбой» и не давало согласия на ввод войск. После ввода войск начались репрессии против активных членов оппозиции.

Преступление коммунистического режима против азербайджанского народа квалифицируется юридическим правом как геноцид и государственный терроризм. Руководством Советского Союза были нарушены основные положения Пакта о правах человека 1966 года, Хельсинкского заключительного акта 1975 года, Гаагских конференций 1899 и 1907 годов, Женевской конвенции 1949 года и, наконец, Конвенции 1948 года о запрещении геноцида и наказании за него, которые предусматривают запреты на использование вооруженных сил против мирных жителей с применением карательных мер.

Однако ведущие западные государства тогда никак не отреагировали на произошедшие трагические события в Баку, заняв позицию «двойных стандартов» полного невмешательства, тем самым поддерживая разрушительную политику М. Горбачева. Отдельно взятый Азербайджан в тот период не представлял для них геополитического интереса. Основной стратегической целью противников СССР в холодной войне был полный развал Советского Союза, и разразившийся нагорно-карабахский конфликт, и кровавая расправа с азербайджанским народом были им только на руку. Западная пресса была не объективной, сообщения и статьи носили обобщающий характер, содержали в себе анализ применительно к положению по всей стране, в плане их влияния на ход перестройки, демократических процессов, проходивших в СССР.

Некоторые газеты открыто высказались в поддержку М. Горбачева, сочувствуя ему и считая, что у него не было другого выхода, кроме как ввести в республику войска. «Нью-Йорк таймс» (США) в номере от 22 января пишет: «…подавление военной силой этнического восстания в этой республике пользуется широкой, пусть не восторженной, поддержкой внутри страны и вызывает сдержанное сочувствие у западных правительств...». В свою очередь «Санди экспресс» высказывает такую мысль: «Откровенно говоря, у Горбачева не было другого выхода, кроме как послать войска».

Но в основном драматические события в Баку относили к внутренней проблеме СССР, такая оценка давалась подавляющим большинством западных средств массовой информации, а также целым рядом политических деятелей и организаций Европы и США. Представитель Госдепартамента Маргарет Татуайлер выступила от имени американского правительства, заявляя, что США не поддерживают Азербайджан, поэтому не считают нужным комментировать события в Баку. Госдепартамент откровенно поддержал М. Горбачева, считая, что его усилия направлены на сохранение мира между двумя враждующими народами. Ситуацию в Азербайджане оценил как «внутреннее дело СССР» и МИД Великобритании, такое же мнение высказал и министр иностранных дел Италии Д. Микелс. Становится очевидным, что руководство СССР подготовило запад к предвзятому восприятию событий в Баку, так как в советской прессе тогда усиленно муссировался бред об «эскалации исламского экстремизма» в Азербайджане.

Азербайджанский народ, являясь сторонником разрешения карабахской проблемы путем мира и переговоров, выражает уверенность в том, что в результате совместных усилий государств, парламентов мира, международных организаций будет обеспечена территориальная целостность Азербайджанской Республики, и беженцы и вынужденные переселенцы возвратятся в родные дома.

Каждый раз, возвращаясь памятью к 90-м годам, остается неисчерпанная потребность в осмыслении исторических уроков тех трагических январских событий в Баку, несмотря на то, что воссоздана, кажется, вся картина трагедии, сделаны выводы, названы виновные. Уроки января имеют бесценное, всегда актуальное политическое значение.

Первым сформулировал один из таких уроков, находившийся в те январские дни в Москве в положении опального политического деятеля Гейдар Алиев, выступив в представительстве Азербайджана с речью: «Что касается событий, происшедших в Азербайджане, то считаю их беззаконными, чуждыми демократии, полностью противоречащими принципам гуманизма и строительства в Азербайджане правового государства… Если бы в начале возникновения осложнений в Нагорном Карабахе были бы предприняты необходимые меры, прежде всего высшим партийным политическим руководством страны, то сегодня мы не наблюдали бы эскалации напряженности и потерь, имеющих место с той и другой стороны в течение этих двух лет, и той военной акции, которая была предпринята в ночь с 19 на 20 января 1990 года, обернувшейся человеческими жертвами…

Конечно, в этом, прежде всего, виновен теперь уже бывший первый секретарь ЦК КП Азербайджана Везиров. За период своего пребывания на этом высоком посту он ничего не сделал для стабилизации обстановки в Азербайджане. Наоборот, своими неправильными действиями, негодным стилем работы, неверным политическим маневрированием противопоставил себя народу, не завоевал никакого авторитета, создал пропасть между собой и народом… Считаю, что резервы для политического урегулирования положения в Азербайджане были. Руководство Азербайджана, а также высшее политическое руководство страны не использовали эти возможности…».

СКВОЗЬ ТЕРНИИ К ПОБЕДЕ — В БОРЬБЕ ЗА СПРАВЕДЛИВОСТЬ


А у некомпетентных, движимых рабской психологией тогдашних руководителей республики даже после этой трагедии не хватило смелости, чтобы быть рядом со своим народом, они продолжали прислуживать советскому руководству. В отличие от них отстраненный Кремлем от государственного управления общенациональный лидер Гейдар Алиев, который в то время жил в Москве, на следующий день после трагедии, подвергая опасности свою жизнь, пришел в постоянное представительство Азербайджана в Москве по тем временам было невиданным вызовом власти и могло обернуться большими неприятностями лично для него и членов его семьи и выступил с резким заявлением, осуждающим тех, кто учинил Кровавую январскую бойню, поведал всему миру о расправе над нашим народом. Тем самым великий лидер вновь продемонстрировал свое мужество, стойкость, преданность родному народу.

Неизвестно, как после всего произошедшего повернулась бы история Азербайджана, но в тот страшный момент Гейдар Алиев в Москве самоотверженно встал на защиту своего народа. «21 января Гейдар Алиев пришел в Постоянное представительство Азербайджана в Москве и открыто обвинил центральную власть, Горбачева, Коммунистическую партию. Он открыто заявил, что против азербайджанского народа совершено преступление», — говорил в своем выступлении Президент Азербайджана Ильхам Алиев на вечере памяти, посвященном 85-летнему юбилею общенационального лидера азербайджанского народа. Выступление Гейдара Алиева в Постпредстве Азербайджана, интервью, которые он в те дни дал зарубежным журналистам, по сути, учитывая его номенклатурный вес, были беспрецедентно смелым шагом, на грани самопожертвования. Фактически, слово Гейдара Алиева было единственным оружием обороны, защищающим азербайджанский народ от ярлыков погромщиков и убийц, «кровожадных исламистов», ранее навешанных советской и зарубежной прессой. Гейдар Алиев был принципиальным человеком, настоящим патриотом, обладал железной волей. Находясь на пенсии, испытывая постоянное давление, находясь под контролем Горбачева и друзей Азербайджанского руководствам, любой другой человек, возможно, подумал бы о собственной безопасности. Но для Гейдара Алиева главными были интересы азербайджанского народа, и он не мог вынести несправедливости, не смог вынести преступления, совершенного против его народа. Гейдар Алиев возвысил свой голос, который был услышан во всем мире. Органы печати всего мира распространили его выступление на пресс-конференции в Постоянном представительстве Азербайджана в Москве, и только таким образом эти события получили всемирную огласку, а иначе Советский Союз, как закрытое государство, сумел бы в значительной степени скрыть эти события.

Уроки трагедии очевидны. Какими бы не были идеологические противоречия, расхождения позиций, столкновения интересов и амбиций, они не должны разрешаться путем насилия. Не могут считаться гуманными и законными решения, исполнение которых приводит к гибели невинных людей. Жизнь, достоинство и безопасность отдельной личности – должно стать приоритетом в обеспечении безопасности человечества в целом. Это важнее любой политики и любых идей, так как все они без внимания к правам человека ровным счетом ничего не стоят. Без осознания политиками этого общество не может быть застраховано от роковых последствий нетерпимости, политических амбиций власти, пренебрегающей жизненными интересами народа.

Я уверен, что можно было избежать того моря крови и страданий, в которое ввергли азербайджанцев М. Горбачев и его окружение. Все могло бы быть иначе, если бы не преступная, предвзятая политика кремлевской «верхушки», если бы не трусливое согласие тогдашних азербайджанских руководителей. К сожалению, виновные в бакинской трагедии 90-го года до сих пор не понесли заслуженного наказания. Ведь так никто и не ответил за убийство ни в чем не повинных людей.

Вывод: Не будет преувеличением сказать, что трагические события 19—20 января 1990 года в Баку были в тот период одним из самых четких сигналов о том, что уже фактически не существует единого союзного государства, советского народа, и отныне каждый народ, живущий в СССР, должен будет решать свою судьбу, опираясь на свои силы. Именно так были восприняты во всем Союзе события Черного января, когда по приказу союзного руководства советская армия, задачей которой была защита своего народа, вместо этого давила бронетехникой и расстреливала гражданское население азербайджанской столицы — города Баку.

С тех дней Черного января прошло уже 30 лет, пройдет еще много лет и веков, но азербайджанский народ не забудет этих славных и трагических дней своей истории, когда простой народ шел грудью на бронетехнику, твердо зная, что его кровь не будет пролита просто так и станет символом в новом независимом Азербайджане. События января 1990 года являются большим уроком самопожертвования, наглядным примером самоотверженности и стремления к независимости, веками заложенной в крови азербайджанского народа.

Как ни странно, но до сих пор не дана полная, объективная политическая и юридическая оценка событиям 20 января. История умалчивает истину... До сих пор исследователям и современникам не дают покоя вопросы: Кто и с какой целью столкнул два соседних народа – армян и азербайджанцев? Как на глазах мировой общественности могли осуществить этническую чистку азербайджанцев в Армении? Почему не устроили международный суд над организаторами кровавой бойни в Баку, и почему никто не понес наказание за совершенное преступление? Почему до сих пор скрывают правду о Бакинской трагедии? Почему 69 из 108 томов материалов следствия были вывезены сотрудниками бывшей Прокуратуры СССР в Москву и почему они до сих пор не возвращены Азербайджану?

Однако эта кровавая бойня не сумела сломить волю азербайджанского народа, его стремление к свободе. Наш народ, пусть и ценой собственной крови, добился своей цели – свободы и независимости.

После возвращения общенационального лидера азербайджанского народа Гейдара Алиева к руководству страной событиям 20 января была дана политико-правовая оценка, общественность узнала имена тех, кто совершил это преступление.

Придя в 1993 году к власти в Азербайджане, Г. Алиев много сил отдал на восстановление стабильности и демократии в республике, добившись в 1994 году прекращения боевых действий в зоне армяно-азербайджанского карабахского конфликта. Это дало повод азербайджанскому народу назвать его своим спасителем, а 15 июня 1993 года, когда он по воле народа прибыл в Баку и возглавил Милли Меджлис, отмечается как День национального спасения.

«Черный январь» хранит много тайн. Мы должны и просто обязаны знать всю правду о Бакинской трагедии, чтобы она больше никогда не повторялась.



Ариф Джамиль оглу Гулиев, доктор юридических наук, заслуженный работник образования Украины
Источник: Версии

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на "Версии.com" обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство "Інтерфакс-Україна", не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства "Інтерфакс-Україна