Брюссельские посиделки: мечты о промбезвизе и Green Deal

Брюссельские посиделки: мечты о промбезвизе  и  Green Deal

Завтра, 28 января, в Брюсселе состоится Совет ассоциации Украина-ЕС. Это первое заседание под председательством премьер-министра Алексея Гончарука. Делегацию ЕС будет возглавлять Джозеп Боррелл, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности. Европа заявила о намерении поговорить о DCFTA. Наши хотели бы об АСАА. Разница между двумя аббревиатурами в фантоме промышленного безвиза, который мы просим у Европы, а она не сильно-то и хочет нам его давать.

Евроинтеграционный вице-премьер Дмитрий Кулеба накануне озвучил ключевые тезисы, которые Украина будет отстаивать 28 января. Среди них он назвал интеграцию в энергетический и цифровой рынки ЕС, получение «промышленного безвиза», присоединение к «Зеленому соглашению» и максимальное упрощение всех таможенных процедур между Украиной и ЕС. Чудесные планы, но это наше видение повестки дня. У Европы, похоже, совсем другой взгляд на приоритеты.

Как заявили представители ЕС, на заседании в Брюсселе они собираются рассмотреть ход выполнения Соглашения об ассоциации с акцентом на Глубокую и всеобъемлющую зону свободной торговли (DCFTA). На счет гораздо более важного Соглашения о так называемом «промышленном безвизе» (АСАА agreement) ничего не сказано. Видимо, рассматривать не будут. Ждут предварительную оценочную миссию, которая посетит Украину в первом квартале 2020 года.

Итак, что такое промышленный безвиз и почему вокруг него так много суеты? Недавно президент Владимир Зеленский подписал Закон № 124-ІХ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины в связи с принятием закона Украины «О стандартизации». Таким образом было формально снято последнее препятствие для начала переговоров о получении нашей страной права самостоятельной сертификации экспорта промышленных товаров в ЕС. Именно этот «ритуал» и называют «промышленным безвизом».

Но, как правильно отмечают специалисты, у европейских коллег отсутствует доверие к нашему институту технической верификации. Поэтому принятие законов это хорошо, но надеяться, что через год-другой наша продукция с бодро выписанными здесь евро-сертификатами побежит в Европу, не стоит


Возможность выдавать в Украине сертификаты с логотипом Евросоюза закреплена в статье 57 Соглашения об Ассоциации Украины с ЕС. Чтобы получить право выдавать европейские сертификаты, нужно подписать упомянутое выше АСАА – Соглашение об оценке соответствия и приемлемости промышленной продукции (Agreement on Conformity Assessment and Acceptance of Industrial Products).

Тема обсуждается еще со времен президентства Виктора Ющенко – с 2005 года. Украина давно пообещала привести отечественное законодательство в соответствие с европейскими нормами. Но реально ничего не сделала. Только в 2019 году началась формальная адаптация национального законодательства в части технических регламентов и оценки соответствия законам ЕС (проголосовали во время турборежима в июне) и упорядочение системы рыночного надзора (проголосовали 12 декабря).

Но, как правильно отмечают специалисты, у европейских коллег отсутствует доверие к нашему институту технической верификации. Поэтому принятие законов это хорошо, но надеяться, что через год-другой наша продукция с бодро выписанными здесь евро-сертификатами побежит в Европу, не стоит. Как сообщил торговый представитель Украины, заместитель министра экономики и сельского хозяйства Тарас Качка, предварительная оценочная миссия по Соглашению об оценке соответствия и приемлемости промышленной продукции АСАА посетит Украину в первом квартале 2020 года.

Предварительная миссия будет решать, готова ли Украина принять «полноценную» оценочную миссию. Между первой и второй нам придется выполнить домашнее задание на основе полученных рекомендаций. Не удивлюсь, если одной из рекомендаций станет свободный экспорт леса-кругляка в Европу. Дальше полноценная миссия должна подготовить представление в адрес Еврокомиссии. И только положительный вердикт ЕС позволит... Нет, не заключить АСАА немедленно, а перевести переговоры в практическую плоскость.

Не удивительно, что на встрече в Брюсселе европейцы предпочитают поговорить не о АСАА, а о расширении зоны свободной торговли DCFTA – это три ЗСТ, созданные между Европейским союзом и Грузией, Молдовой и Украиной, которые есть идея слить в одну. Грузия и Молдова не против, а на счет нашей страны – сомневаюсь, что нас это выгодно. Но раз Европа поставила вопрос главным в повестке дня, придется поговорить.

Упрощение таможенных процедур, которое упомянул Кулеба, означает упрощение прохождения таможенных процедур для производителей пищевой продукции в условиях зоны свободной торговли (ЗСТ) с Евросоюзом. Европа требует, чтобы декларирование агропродукции происходило в автоматическом режиме, а декларации принимались до того, как машина проходит границу: это даст возможность максимально сократить потери времени на оформление документов – до получаса или часа. Ну, и продукция не испортится.


О чем мы еще хотим «побалакать» в Брюсселе? О европейском «Зеленом соглашении». Вопрос, как говорил классик, конечно, интересный. 12 декабря лидеры стран Европейского Союза встретились там, же, где и мы, в Брюсселе и поддержали так называемую «Зеленую сделку» (Green Deal)


Не надо думать, что требование касается только выезда нашего сырья на экспорт в Европу. Напротив, въезда их продовольственных товаров по импорту она касается еще больше. Потому что зерно от задержки не испортится, а бельгийский шоколад – подтает, голландские сыры «расползутся», испанские помидоры и апельсины подгниют. Ну и весь другой продуктовый импорт задержек на границе не любит.

Вообще, все, что касается зон свободной торговли и таможенных союзов с теми, чья экономика конкурентнее нашей, это весьма сомнительная затея. Мы и так по Соглашению об Ассоциации с ЕС максимально понизили пошлины для большей части европейских товаров, в то время, как они загнали нас в рамки жесткого квотирования и сертифицирования. В результате имеем совершенно логичный при таких раскладах рост отрицательного торгового сальдо с ЕС – примерно до 4,5 млрд. евро.

О чем мы еще хотим «побалакать» в Брюсселе? О европейском «Зеленом соглашении». Вопрос, как говорил классик, конечно, интересный. 12 декабря лидеры стран Европейского Союза встретились там, же, где и мы, в Брюсселе и поддержали так называемую «Зеленую сделку» (Green Deal). Ее цель – чтобы к 2050 году Европа стала первым климатически нейтральным континентом.

Сейчас Еврокомиссия готовит предложения по плану инвестиций в устойчивое развитие Европы, который будет совмещен со справедливым переходным механизмом в рамках «Зеленого соглашения». А в марте предложит новый климатический закон и «зеленую дорожную карту». Пока содержание «карты» точно неизвестно и полного представления о шагах по спасению климата и восстановлению матушки-природы нет.

Но уже объявлено, что Европейский Союз планирует выделить четверть своего бюджета в размере 1 трлн. евро на борьбу с изменениями климата и в следующие 10 лет сделать экономику ЕС более экологичной. Половина инвестиций поступит из бюджета ЕС. Национальные правительства внесут 100 млрд. евро, а 300 млрд. евро поступят из частного сектора. Еще 7,5 млрд. евро из бюджета ЕС на 2021-2027 годы выделяются в рамках более широкого механизма, который должен привлечь к инвестициям еще 100 млрд. евро. Эти деньги будут направлены на то, чтобы убедить зависимые от угля страны, такие как Польша, также присоединиться к «Зеленому соглашению».

Польша не против, чтобы ее убедили за несколько миллиардов. Я так понимаю, и мы не против. Ну, не для того же поднят вопрос о присоединении к Green Deal, чтобы внести щедрые пожертвования на ее реализацию. Мы же не настолько богаты, чтобы быть донорами. А реципиентами финансовой помощи – запросто. Получать деньги – это даже приятнее, чем промышленный безвиз.