Попугаи понимают основы теории вероятностей

Попугаи понимают основы теории вероятностей

Новозеландские ученые выяснили, что попугаи умеют оценивать свои шансы на достижение успеха и гибко менять стратегию поведения. К такому выводу ученые пришли, наблюдая, как несколько птиц играли в своеобразную "лотерею", говорится в опубликованной во вторник в журнале Nature Communications статье.

"Открытие того, что эти пернатые умеют пользоваться азами статистики, особенно интересно в контексте того, что мозг попугаев значительно меньше в процентном отношении, чем у человека, и при этом он имеет совершенно иную структуру", - пишут нейрофизиологи. Как они отмечают, это говорит о том, что для умения мыслить в подобном ключе необязательна многослойная кора мозга, как считалось раньше.

За последние 10 лет ученые нашли массу свидетельств того, что многие животные обладают теми интеллектуальными способностями, которые раньше приписывались только человеку. К примеру, новокаледонские вороны умеют изготавливать и применять орудия труда, предварительно оценивая их эффективность. Шимпанзе умеют оценивать ситуацию, в которой находятся их сородичи, и передавать им полезные инструменты, а голуби обладают рудиментарными арифметическими навыками.

Аналогичные "продвинутые" интеллектуальные навыки были открыты и у попугаев. К примеру, натуралисты из университета Йорка обнаружили, что мадагаскарские попугаи, жившие в одном из британских природных парков, научились использовать гальку для размалывания раковин моллюсков и начали обучать этому новых обитателей их вольера. Год назад ученые доказали, что попугаи-какаду действительно умеют "чувствовать" музыку и танцевать под нее.

Алекс Тейлор, нейрофизиолог и орнитолог из университета Окленда (Новая Зеландия), а также его коллега Амалия Бастос, открыли еще одну крайне "продвинутую" и необычную умственную способность попугаев, наблюдая за тем, как шесть новозеландских кеа (Nestor notabilis) играли в простейшую азартную игру. Суть ее заключалась в том, что ученые заполнили несколько прозрачных коробок определенным числом "счастливых" черных и "несчастливых" разноцветных палочек. Экспериментаторы одновременно вытаскивали их из контейнеров и удерживали в закрытой руке, предлагая попугаям угадать, на какой из ладоней окажется черная палочка. Если попугай справлялся с этой задачей, биологи награждали птицу кусочком еды, а в противоположном случае она оставалась без дополнительной порции лакомства. При этом у попугаев была возможность подсмотреть внутрь коробок, "подсчитать" число черных брусков и оценить вероятность того, что человек вытянет их.

Эти опыты показали, что новозеландские попугаи справлялись с этой задачей не хуже, чем это делает человек или шимпанзе. Они не только корректно оценивали то, как много черных палочек присутствовало в контейнерах с точки зрения абсолютных значений, но и правильно оценивали относительную вероятность того, что экспериментатор вытянет нужную палочку.

Более того, как отмечают Тейлор и его коллеги, птицы успешно справились и с более сложными версиями этой задачи, когда часть информации была им недоступна. В частности, иногда ученые вставляли в банки перегородки или частично загораживали их непрозрачной ширмой, мешавшей попугаям подсматривать, а также начинали "жульничать", вытягивая только черные или цветные палочки.

В таких случаях попугаи быстро корректировали свое поведение, понимая то, как действия ученых или изменения в устройстве контейнеров меняли их шансы получить пищу, даже если чистая статистика говорила в пользу менее оптимальных действий. Более того, птицы хорошо запоминали экспериментаторов-"жуликов" и отказывались сотрудничать с ними в ходе последующих экспериментов.

Наличие подобных способностей у попугаев, по мнению Тейлора и его коллег, говорит о том, что понимание теории вероятностей и статистики не является уникальной чертой приматов, как считали многие ученые ранее. Их дальнейшее изучение, как считают ученые, поможет раскрыть историю эволюции человеческого сознания, а также понять, как можно повторить этот процесс при создании универсальных систем искусственного интеллекта.