Учетная ставка: идем за Трампом

Учетная ставка: идем за Трампом

Сегодня состоится очередное заседание правления НБУ по монетарной политике. Финансисты ждут нового пересмотра учетной ставки, которую Нацбанк понизил 31 января. На днях впервые с 2008 года внепланово снизила ставку ФРС США. Формально это связано с коронавирусом. Но идет в русле политики протекционизма Дональда Трампа. Мы как бы тоже двигаемся за Трампом, но по параллельной колее, и почему-то всякий раз попадаем в тупик.

Внеплановое решение Федеральной резервной системы (ФРС) США снизить базовую процентную ставку до уровня 1–1,25%, опустив ее на 0,5% (было 1,5–1,75%), застало мировые рынки врасплох. После новости доллар и евро ненадолго потеряли в цене на мировых и российских биржах.

Американский фондовый рынок временно обвалился. Ключевые биржевые индексы снизились: индекс Доу-Джонса – на 2,94%, S&P 500 – на 2,81%, Nasdaq Composite – на 2,99%. Еще больше просели акции ведущих американских банков. JPMorgan и Bank of America потеряли 3,7% и 5,5% соответственно, а ценные бумаги Citigroup и Morgan Stanley упали более чем на 3%.

Это связано с тем, что в результате снижения учетной ставки ФРС финансовые учреждения США будут вынуждены начислять процентные ставки выше рыночных по заключенным ранее депозитным договорам. Из-за чего объем прибыли банков может значительно сократиться. Кроме того, их доходы могут снизиться, если распределение между краткосрочными и долгосрочными процентными ставки не будет ощущаться.

Зато цена на нефть марки Brent немедленно выросла (тоже перед тем, как рухнуть на 30%): за сутки она взлетела до $53,87 за баррель, но затем быстро вернулись к уровню около $53 за баррель. Рубль отреагировал еще оптимистичнее: он резко укрепился с 66,42 до 65,68 руб. за доллар. Правда, через несколько дней резко упал на фоне обвала нефтяных цен в результате срыва сделки ОПЕК+. Рынки лихорадит. Это факт.

Тем не менее, президент США доволен действиями своей команды: после победы Дональда Трампа на выборах произошла досрочная замена главы ФРС Джанет Йеллен на Джерома Пауэлла.

«ФРС снижает [ставку], однако она должна продолжать ослабление и, что самое главное, соответствовать другим странам-конкурентам». Мы играем не на равных условиях». Это нечестно для США. Наконец-то пришло время ФРС занять лидирующие позиции. Больше послаблений и понижений!» – написал американский президент в своем Twitter.



Экономист Алексей Кущ считает, что президенту США для запуска промышленной политики и сокращения уровня безработицы нужны были дешевые кредитные ресурсы. Проблемы переизбытка «инфляционной воды» в мировой экономке его мало интересовали, тем более что показатель инфляции в США находился в пределах целевого значения. Но отличие монетарной стратегии Федеральной резервной системы от действий Национального банка, по его мнению, в том, что, если Америка, условно говоря, машет монетарным хвостом, то в Украине хвост виляет собакой.

Как мы знаем, президент Владимир Зеленский еще в самом начале работы предыдущего правительства Алексея Гончарука, в первых числах сентября поручил Кабмину и Нацбанку снизить процентные ставки по кредитам, для чего необходимо уменьшение учетной ставки НБУ. 13 декабря 2019 года НБУ понизил учетную ставку с 15,5% годовых до 13,5% годовых. А 31 января 2020 года Нацбанк снова снизил уже с 13,5% до 11%.

Сегодня все ждут очередного снижения. Предположительно, на 1%. Целью заявлено достижение в 2020 году уровня учетной ставки 7% годовых. Соответствующие планы были озвучены 2 марта на встрече тогда еще премьера Гончарука, главы Минэкономсельхоза Тимофея Милованова и Минфина Оксаны Маркаровой с главой Нацбанка Яковом Смолием.

Смолий сказал, что инфляция снижается быстрее, чем ожидалось, и это дает возможность активно снижать учетную ставку, что регулятор и делал в течение зимних месяцев. Однако при условии «продолжения реформ и сотрудничества с МВФ».

После этой встречи многое изменилось. Во-первых, изменился кадровый состав правительства. Во-вторых, поползли слухи, что МВФ окончательно отказал нам в долгожданном кредите. Об этом написал в Facebook депутат от парламентской фракции «Слуга народа» Александр Дубинский, добавив, что Украину ждет дефолт уже в мае этого года. Правда, позже это заявление было удалено из соцсетей. Но, как говорится, ложки нашлись, а осадочек остался.

Делая вывод о вероятности майского дефолта, Дубинский упоминал о неофициальной коммуникации МВФ с новым премьер-министром. Была ли такая «коммуникация» – доподлинно неизвестно. А вот о встрече нового министра финансов Игоря Уманского с постоянным представителем МВФ в Украине Йостом Люнгманом официально сообщили в пресс-службе Минфина.

Уманский, ранее критиковавший сотрудничество с МВФ, заявил, что безусловным приоритетом для Украины является активное продолжение программы расширенного финансирования МВФ. Это крайне важно для поддержания финансовой стабильности и реализации структурных реформ в Украине.

Представитель МВФ согласился, что деньги Украине нужны, но дать их не обещал. Поэтому «гуляем на свои». И все структурные реформы вместе с монетарной либерализацией, к которой относят и снижение учетной ставки, проводим в условиях отсутствия денег от МВФ.


Мы как бы и двигаемся за Трампом, но по параллельной колее, которая пока ведет в тупик. Если Трамп пытается под шумок коронавирусной истерии, к которой он относится скептически, раскачать американскую экономику за счет еще более активного кредитования, то мы хотим сдвинуть промышленное кредитование с мертвой точки, сделав кредиты более-менее доступными для бизнеса

Это непросто, потому что на изменение учетной ставки, вопреки указанию президента, реагируют не процентные ставки по кредитам (они остаются такими же высокими), а межбанковский валютный рынок и покупатели ОВГЗ. Причем две эти реакции связаны между собой.

Дело в том, что от уровня учетной ставки напрямую зависит доходность ОВГЗ. Чем ниже учетная ставка, тем ниже и проценты по облигациям в гривне. Покупатели, прежде всего, нерезиденты, видят, что сверхприбыль от конвертации доллара в гривну + высокие ставки по облигациям плавно превращается в просто прибыль. А затем в прибыль, не оправдывающую высоких рисков вложений.

Поэтому они теряют интерес к расширению вложений, и механически перевкладывают в новые выпуски доходы, полученные от предыдущих выпусков. Приток валюты соответственно уменьшается. Меньше валюты — слабее гривна.

Причем на курсовые котировки влияет не столько ее реальное сползание вниз, сколько ожидание этого момента. Поскольку сейчас доходности по ОВГЗ стала ниже 10%, т.е. меньше, чем учетная ставка, описанные выше процессы начинают идти с ускорением, как набирающий ход поезд. При плохой внешней конъюнктуре (например, панике в связи с мировым финансовым кризисом) поезд может оказаться неуправляемым. Без тормозов.

Поэтому мы как бы и двигаемся за Трампом, но по параллельной колее, которая пока ведет в тупик. Если Трамп пытается под шумок коронавирусной истерии, к которой он относится скептически, раскачать американскую экономику за счет еще более активного кредитования, то мы хотим сдвинуть промышленное кредитование с мертвой точки, сделав кредиты более-менее доступными для бизнеса.

Но это как раз и не выходит. Эксперты констатируют, что уровень ставок на кредитные ресурсы даже при сниженной учетной ставке остается сравнительно высоким. Кредитные ресурсы недоступны для абсолютного большинства участников рынка, включая инвесторов в жилье.

Причина проста: доля плохих кредитов в банковской системе страны составляет 48% от общего их объема. Это катастрофически много. И хотя 75% таких кредитов находится в госбанках, а около 45% приходится на один лишь «Приватбанк», банки боятся кредитовать реальный сектор всерьез.

Тем более, что при крепкой гривне были проблемы у экспортеров (многие работали в убыток), а при ослабевающей потеряют набранный за последний год жирок импортеры. Охотно дают деньги банки лишь населению на потребительские нужды малыми суммами. Это не опасно. К тому же наши люди – лохи и даже не догадываются, что после истечения льготного периода платят из расчета 60-70% годовых. И никакая учетная ставка на это не влияет. Сугубо баланс спроса и предложения.