Статьи
Торг уместен: Европа разделила «эпидемические миллиарды»
13.04.2020 09:48

Торг уместен: Европа разделила «эпидемические миллиарды»

Всю прошлую неделю они торговались как на базаре, спорили, ссорились, расходились спать, обвиняли друг друга и заявляли, что их союзу конец. Наверное, они бы подрались после многочасовых ночных переговоров, если бы не режим видеоконференции. В конце концов, остановились на сумме 540 млрд. евро, но без всяких «коронаоблигаций». Они – это министры финансов ЕС, которые делили «бабки» своего богатого клуба между собой. Дружественным странам пообещали 20 млрд. евро, из которых 962 млн. евро – странам Восточного партнерства. Украина из этой суммы получит 190 млн. евро. Это лучше, чем совсем ничего...

Обсуждение соглашения по экономическому спасению друг друга в условиях коронавируса началось около 16:30 в прошлый вторник, продолжалось в среду и четверг. И только в пятницу была достигнута предварительная договоренность, которую еще должны утвердить лидеры 27 стран ЕС. А это означает, что споры не закончены, а остановлены.

Известно, что министры согласовали по крайней мере три инициативы, которые помогут европейским странам предотвратить массовые банкротства и ускорить восстановление экономики после того, как закончится карантин, введенный для прекращения распространения пандемии.

Первая – это предложенный Еврокомиссией план перестрахования по временной безработице на сумму 100 млрд. евро. План предусматривает государственные программы, которые позволят компаниям сократить рабочее время и выплатить компенсацию своим сотрудникам за потерянный доход. Вторая инициатива – Европейский инвестиционный банк выделяет 200 млрд. евро на кредитную помощь европейским компаниям из ЕС, испытывающим недостаток денег.

Наконец, существует фонд спасения еврозоны, известный как Европейский механизм стабильности (ESM), из которого любая страна, использующая единую валюту, может получить кредитную линию при определенных условиях. Согласно достигнутому решению, фонд ЕМС предоставит странам ЕС кредиты общей суммой в 240 млрд. евро.

Соглашение было достигнуто после того, как министры договорились по поводу специального контроля по расходованию средств чрезвычайного кредита для стран, переживающих самые тяжелые последствия пандемии. Как вы догадываетесь, речь идет об Италии, которая стала эпицентром самой большой смертности от коронавируса в Европе.
Между Ангелой Меркель и Джузеппе Конте произошла жесткая, почти обидная дискуссия. Итальянцы кричали, что им не нужны кредитные линии ESM, а немцы – что они не согласны брать на себя ответственность за обслуживание общего займа, так называемых "коронаоблигаций" ЕС, львиная доля денег от которого достанется бедным итальянцам

Правда, вскоре выяснилось, что есть некоторые погрешности в итальянской статистике смертности, от которых попахивает манипуляциями. К тому же государственный долг Италии – второй по величине в еврозоне после Греции: он в два с лишним раза превышает принятые в ЕС нормы.

Поэтому на пафосные заявления премьера Италии Джузеппе Конте о том, что Европейский Союз рискует провалиться как проект, если не сможет обеспечить поддержку наиболее пострадавшим странам, стали реагировать не так эмоционально, как раньше.

Но к Италии присоединились Испания и Франция, у которых дела в экономике плохи, а смертность тоже велика. На противоположной стороне оказались Нидерланды, которые долго сопротивлялись введению карантина, но потом сдались, Австрия и ФРГ. Немцы, честно говоря, устали быть кассиром на пожаре: как только в ЕС что-то происходит – платит Германия. И за спасение от банкротства Греции, и за беженцев, и по всем остальным счетам немцы платят больше всех.

Ангела Меркель долго молчала, но теперь ей терять нечего, потому что ее политическая сила (пардон за каламбур) потеряла почти все свое влияние. Бабушка всея Германии на излете своей политической карьеры становится все скупее и намекает соседям по европейскому общежитию, что хватит “сшибать” с ее страны контрибуцию. Да, фашизм и холокост – это ужасная историческая ошибка, но сколько можно платить за нее?

Итальянцы и примкнувшие к ним испанцы были возмущены и оскорблены. Особенно им не понравились разговоры о фискальном надзоре над расходом “коронавирусных средств” и перспектива платить обычный процент за “эпидемические заимствования”.

Речь идет о предложении, чтобы члены еврозоны финансировали свои бюджетные дефициты, возникшие вследствие вынужденного карантина и “ковидных” расходов путем выпуска государственных облигаций через Европейский центральный банк (ЕЦБ).

Идею общего долга на 750 млрд. евро поддержали Италии, Испания, Франция и часть стран ЕС, в основном тех, что южнее, против были по традиции Нидерланды, Германия, Австрия, а также Дания и Норвегия. В общем, северяне.

По этому поводу между Ангелой Меркель и Джузеппе Конте произошла жесткая, почти обидная дискуссия. Итальянцы кричали, что им не нужны кредитные линии ESM, а немцы – что они не согласны брать на себя ответственность за обслуживание общего займа, так называемых "коронаоблигаций" ЕС, львиная доля денег от которого достанется бедным итальянцам.

Переговоры осложнялись тем, что на “просящей стороне” (Италия, Испания, Франция) в силу своей национальной принадлежности пребывали влиятельные европейские бюрократы – председатель Европейского совета Шарль Мишель и экс-глава Европейского центрального банка Марио Драги.
Пока мы делим 190 млн. евро, а министры финансов ЕС ведут споры вокруг 540 млрд. евро, комиссар ЕС по вопросам расширения Оливер Вархейи объявил старт переговоров о членстве в Европейском Союзе двух новых стран. И это, увы, не Украина, а всего лишь Албания и Северная Македония. Обидно. Хотя, с другой стороны, порадуемся, что нам дали 190 млн. евро, а этим двум крохам всего лишь 119 млн. евро на двоих. Статус – ничто, деньги – все!

Они настойчиво призывали европейские правительства согласиться с идеей "полностью мобилизовать" финансовый сектор, чтобы преодолеть кризис, то и дело цитируя слова президента Франции Эммануэля Макрона, что европейскому сообществу грозит смерть из-за пандемии коронавируса. Именно сообществу, а не самим европейцам.

Точку в дискуссии поставила экс-глава МВФ и нынешний глава Европейского центробанка Кристин Лагард, которая в интервью французской газете Le Parisien высказала мнение, что Европа не должна зацикливаться на идее выпуска “коронабондов” через специально созданный фонд спасения.

Она намекнула, что между европейскими странами могут существовать и другие формы солидарности, такие как совместные расходы из общего бюджета или фонда реконструкции для финансирования более "зеленого" роста инвестиций в цифровые технологии после нынешнего кризиса.

Не все поняли суть намека, но стало ясно, что мадам Лагард – на стороне фрау Меркель, поэтому синьор Конте может долго биться в истерике и блокировать заключительное заявление лидеров ЕС. Другого варианта не будет. И в итоге Италия с союзниками сдались и согласились на перечисленные выше варианты помощи.

При этом 540 млрд. евро – это не окончательная сумма расходов на эпидемию и помощь пострадавшим от нее, а лишь часть общей финансовой реакции ЕС (как это называет европейская пресса) в размере 3,2 трлн. евро, что является крупнейшей подобной программой в мире.

В это сумму входят 20 млрд. евро из ресурсов Еврокомиссии, Европейского инвестиционного банка и Европейского банка реконструкции и развития, которые раздадут дружественным странам в Африке, Азии, Латинской Америке. Правда, глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен настаивает, чтобы объем поддержки от ЕС был сокращен до 15 млрд. евро (ох, уж эти, экономные немцы!), так что общую сумму “подарка” не согласовали.

Но договорились выделить 962 млн. евро помощи странам Восточного партнерств и Балкан. Как бы для своих. Именно из этой суммы Украина получила 190 млн. евро на противодействие коронавирусу. Деньги физически еще не поступили, но в правительстве и областях идет увлекательная борьба за их распределение.

Пока мы делим 190 млн. евро, а министры финансов ЕС ведут споры вокруг 540 млрд. евро, комиссар ЕС по вопросам расширения Оливер Вархейи объявил старт переговоров о членстве в Европейском Союзе двух новых стран. И это, увы, не Украина, а всего лишь Албания и Северная Македония. Обидно. Хотя, с другой стороны, порадуемся, что нам дали 190 млн. евро, а этим двум крохам всего лишь 119 млн. евро на двоих. Статус – ничто, деньги – все!

Галина Акимова
Источник: Версии

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на "Версии.com" обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство "Інтерфакс-Україна", не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства "Інтерфакс-Україна