Нефть: пережили «войну», переживем ли изобилие?

Нефть: пережили «войну», переживем ли изобилие?

Пока Россия и Саудовская Аравия додавливали американцев примкнуть к договору о сокращении добычи нефти, по планете распространялся коронавирус, и страны закрывались на карантин. И вот, когда обо всем договорились, оказалось, что нефть никому не нужна. Независимо от цены. И даже больше – она не нужна уже и бесплатно, потому что ее просто негде хранить. Украина хотела бы снять сливки с общемировой проблемы, но, похоже, заработать нам не удастся...

Сделка ОПЕК+, которой предшествовала настоящая нефтяная война в треугольнике Россия, США и Саудовская Аравия, расценивалась как косвенная победа над американцами, и теперь никто не будет получать прибыли, не ужимаясь, за счет тех, кто сокращает добычу. Сейчас эти рассуждения выглядят комично, потому что о прибыли нефтяников в обозримом будущем речь вообще не идет. Вопросов два: как сократить убытки и как остановить производство нефти до исчерпания избыточных запасов, количество которых в мире увеличивается с каждым днем.

Заморозить скважины и остановить работу НПЗ намного сложнее, чем кажется на первый взгляд, поскольку они являются производствами непрерывного цикла. И если нефтеперерабатывающие заводы еще можно вывести в плановый (а по факту внеплановый) ремонт, то заморозить работающие скважины – это целая проблема.

Как поясняют специалисты, временная консервация нефтяной шахты предполагает бетонирование на большую глубину с использованием сложных технологий и специального оборудования. Для того, чтобы шахту запустить после консервации, ее надо будет практически бурить заново. Теперь уже по бетону. К тому же, если оборудование на шахтах и на перерабатывающих заводах будет простаивать без ремонта, оно выйдет из строя. Приходится ремонтировать то, что еще не поломалось, и тратить на это деньги.

Не удивительно, что нефтяники предпочитают не останавливать цикл добычи и производства нефти, складируя ее про запас в надежде продать после завершения карантина. Но с каждым днем все яснее становится очевидный факт: количество имеющихся в мире емкостей для хранения стремительно исчерпывается. А производство новых связано с проблемами. Нефтебаза – не временный китайский госпиталь. Ее за сутки не построишь.

В интернет выкладывают карты, на которых видны скопления красных точек. Это нефтесуда, застопорившие рейд перед Сингапуром, в районе Малаккского пролива, порта Гальвестоун в Техасе, у берегов Саудовской Аравии или вблизи Новороссийска. Проблема у всех одинаковая: нефть некуда разгружать – свободных емкостей нет, а экипажам запрещают спускаться на берег из-за карантина

Глава крупнейшего энергетического трейдера по объему продаж Gunvor Торбьорн Торнквист оценивает излишки "черного золота" в 25 млн. баррелей в сутки, что составляет четверть всей мировой добычи. Только у американцев запасы сырья и нефтепродуктов увеличиваются на 30 млн. баррелей еженедельно. По его прогнозу, через пару недель все емкости для хранения нефти в мире будут залиты ею полностью.

Достигнутое ОПЕК+ соглашение по сокращению добычи не решает возникшей проблемы. Объем нефти на рынке сократится на 8,5 млн. баррелей в день. Но, во-первых, это произойдет только с 1 мая. Во-вторых, эта цифра не спасает – спрос в марте упал на 12 млн. баррелей в сутки, а в апреле – на 20 млн. баррелей в сутки. Поэтому даже если ОПЕК+ великодушно согласится урезать добычу сверхплана на 9,7 млн., это не спасет ситуацию.

Уже не важно, сколько стоит нефть и стоит ли она что-то вообще, потому что эксперимент с отрицательной стоимостью показал: даже даром нефть берут неохотно. Ее негде хранить и некуда сливать. Резервы остались только в Норвегии (да и то они исчерпываются), Бразилии, Гайане и Австралии. Именно туда везут подешевевшую нефть, чтобы продержать до возобновления спроса.

В России свободных резервуаров уже практически не осталось. В Европе тоже. Западные нефтетрейдеры истерически кидаются на все, что только подходит в качестве временных резервуаров: свободные железнодорожные цистерны и танкеры. Их фрахт уже поднялся в цене в семь раз. Поэтому такую роскошь могут позволить себе только богатые компании. Например, British Petroleum взяла в аренду два танкера, стоящих у восточного побережья Великобритании, и сгрузила нефть на них.

Но и танкеры стремительно заканчиваются. Можно сказать, что свободных уже не осталось. Наоборот, возникла уникальная ситуация, когда сотни танкеров скопились вблизи крупных нефтеналивных и перевалочных портов и создали пробки на важных судоходных путях. Им просто некуда плыть.

В интернет выкладывают карты, на которых видны скопления красных точек. Это нефтесуда, застопорившие рейд перед Сингапуром, в районе Малаккского пролива, порта Гальвестоун в Техасе, у берегов Саудовской Аравии или вблизи Новороссийска. Проблема у всех одинаковая: нефть некуда разгружать – свободных емкостей нет, а экипажам запрещают спускаться на берег из-за карантина. Они, как правило, не граждане тех стран, возле чьих портов оказались их суда.

Самый большой объем нефти, хранящейся на танкера в море – около 120 млн. баррелей – приходится на 60 супертанкеров водоизмещением около 2 млн. баррелей. Стоимость фрахта каждого из них на год для хранения нефти или товаров в море в среднем увеличилась с $8 млн. до $18 млн., а в мае этот показатель, возможно, возрастет до $30 млн.

Саудовская Аравия продолжает предоставлять дисконты на свою нефть, но это уже не вызывает не только оптимизма, но и улыбки. Говорят, арабские аналитики не спешили договариваться с Россией и ждали капитуляции американских нефтедобытчиков, в расчете на постепенное восстановление экономики Китая.
Отдельные еврооптимисты не теряют, пардон за тавтологию, оптимизма и предлагают заливать нефть в нефтепроводы. Благо у нас их много: протяженность трубы 4,767 тыс. км. Я не специалист в хранении нефти. Возможно, это выход, чтобы заработать лишний миллион. Но интуиция провоцирует сомнения. Если бы такой способ был эффективным, никто не заливал бы нефть в танкеры и цистерны, а держал в трубах

И вот Китай восстановился. А спроса как не было, так и нет. Основная причина в отсутствии авиаснабжения в мире. Именно авиационная отрасль потребляла порядка 70% объема нефтедобычи. Причем речь идет о пассажирских перевозках. Редкие грузовые перелеты не сказываются на расходе топлива, запасы которого у авиакомпаний такие, что они после отмены карантина еще три месяца смогут на них летать. Если не полгода.

В этих условиях очень мудрым, на первый взгляд, выглядит предложение главы правления НАК “Нефтегаз” Андрея Коболева, который обратился в Министерство финансов за разрешением на создание таможенного склада на базе своих мощностей для предоставления услуги по хранению нефти.

"Мы столкнулись с проблемой, о которой проинформировали Министерство финансов, что для предоставления услуг по хранению нам нужно получить разрешение таможенного лицензионного склада, потому что большинство этой нефти в Украине в будущем перерабатываться не будет", – сказал он.

По словам главы НАК, чтобы заинтересовать поставщиков нефти в услуге по ее временному хранению в Украине, необходимо предоставить возможность не оплачивать НДС при ввозе сырья. Если такой режим нам позволят применить, то мы получим дополнительных клиентов и сможем заработать $1-3 млн. в месяц.

Ранее идею использовать украинские мощности для предоставления нефтедобывающим странам услуг по хранению нефти высказал заместитель Коболева Юрий Витренко. Спросите, почему это до сих пор не сделано? Может, Минфин тормозит и не улаживает вопрос на нормативно-правовом уровне? Или надо закон принимать? Нет, все гораздо проще. Оказывается, технические возможности нефтетранспортной системы (НТС) Украины не предусматривают возможности предоставления услуг по хранению нефти. Об этом сообщили в пресс-службе оператора нефтетранспортной системы Украины АО "Укртранснафта" в комментарии агентству "Интерфакс-Украина".

"Все технологическое оборудование нефтетранспортной системы (трубопроводы, резервуарные парки, нефтеперекачивающие станции) было спроектировано и построено исходя из ее основного производственного задания – обеспечивать надежную и бесперебойную транспортировку нефти", – подчеркнули в "Укртранснафте".

Впрочем, отдельные еврооптимисты не теряют, пардон за тавтологию, оптимизма и предлагают заливать нефть в нефтепроводы. Благо у нас их много: протяженность трубы 4,767 тыс. км. Я не специалист в хранении нефти. Возможно, это выход, чтобы заработать лишний миллион. Но интуиция провоцирует сомнения. Если бы такой способ был эффективным, никто не заливал бы нефть в танкеры и цистерны, а держал в трубах. Так что с хранением “черного золота” по коронавирусным тарифам мы, похоже, пролетаем.