Блоги — Виктор Воронин

Наш Столыпин

Приближается столетие со дня трагической гибели Столыпина, но мы вновь и вновь возвращаемся к его опыту преобразования государства и отнюдь не только ради исторического интереса. Успех Столыпина и ныне указывает нам направления деятельности в построении эффективной модели власти и в геополитике, вечные законы которой действительны для всех времен.
Например, Украина, подобно Российской империи перед началом столыпинских преобразований, нуждается в принципиальном пересмотре функций центральной власти с кардинальным, а не косметическим усилением роли регионов и местного самоуправления. Политика Петра Аркадьевича по ограничению роли центра узким кругом общегосударственных задач, отказа от политики унификации и передаче значительной части полномочий на местах земствам сейчас более чем актуальна, пусть мы и используем другую терминологию.

Исторически роль Столыпина чрезвычайно сходна с ролью Петра Великого, сумевшего, преодолев хаос и развал, выстроить великую державу и дать толчок ее дальнейшему развитию. Однако при этом Столыпину действовать было несравненно труднее, чем создателю Российской империи. Для Петра Великого вопрос о методах действий и их оценке общественным мнением вообще не стоял, а глава правительства Николая II возглавлял Совет министров в стране, вставшей на путь суверенного демократического развития. Более того, если для первого российского императора вопрос заключался, в первую очередь, в максимально возможной концентрации власти в своих руках, то реформы Столыпина было бы явной примитивизацией сводить только к фактору укрепления власти, зашатавшейся в результате революции и террора. Да, зачастую Столыпин был вынужден действовать предельно жесткими методами, но делалось это не в целях сохранения авторитаризма, а, напротив, для создания нового, построенного на идее свободного развития, общества.

Величие Столыпина как государственного деятеля заключалось, прежде всего, в том, что он брал свою программу не из абстрактных теоретических построений, а непосредственно из жизни, из выстраданных чаяний народа. Вновь проведу аналогию с современностью – очевидно, что победа на выборах действующих президентов Украины и России была обусловлена тем, что их программы и вся предыдущая практическая деятельность исходили не из искусственно навязываемых идеологических построений, а из жизненных, обусловленных историческим развитием и ментальностью, народных предпочтений.

Несмотря на многочисленные обвинения политических врагов, вопросы честолюбия и карьеры были Столыпину совершенно безразличны. Власть он воспринимал ни в коей мере не как цель, а как неимоверно тяжкое нравственное бремя, и только чувство долга заставляло главу правительства нести этот крест. Нести, не только ежедневно и ежечасно рискуя жизнью своей и близких, но и постоянно получая крайне болезненные удары по самолюбию и незаслуженные обвинения политических честолюбцев.

Особенно значимо для нашего понимания Столыпина и его действий то, что он был образцом подлинно православного политика. Православного отнюдь не в смысле декларирования внешнего обрядоверия. Вся его государственная деятельность была основана на мировоззрении православного христианина. Даже беспощадно казня террористов, премьер и одновременно министр внутренних дел руководствовался не глубоко чуждым ему чувством мести, а желанием предотвратить пролитие неизмеримо большего количества крови невинных людей.

Замечу, Столыпин – первый на планете государственный деятель, понявший всю величину угрозы терроризма, уже тогда приобретшего характер международного. Еще в начале прошлого века некоторые зарубежные силы видели в поддержке террористов эффективное средство сокрушения Русского мира, примером чему служит финансирование Японией в период русско-японской войны действий эсеровских боевиков-террористов.

Православную основу государственной деятельности Столыпина лучше всех осознает Православная Церковь, и неслучайно Его Святейшество Патриарх Кирилл написал предисловие к книге «Крестный путь Петра Столыпина». Скажу больше – происходящий на наших глазах процесс государственного возрождения как Украины, так и России неразрывно связан с процессом духовного возрождения, основой которого является традиция канонического православия, в полной мере выражавшаяся в государственной деятельности Столыпина.

В связи с этим также отмечу, что наследие Столыпина во всей его полноте является еще одним фактором неразрывного цивилизационного единства Украины и России. Столыпин – не только общая история, но и общая гордость наших братских народов. Поэтому особенно важно, чтобы память о Столыпине была достойно увековечена на родной для него земле Украины, для развития которой им было столь много сделано. Особенное значение это имеет для Киева, в котором председатель Совета министров, не дрогнув, принял смерть подобно христианским мученикам. Прежде всего, должен быть решен вопрос с восстановлением построенного в свое время на пожертвования киевлян памятника, варварски разрушенного «мелкими бесами» после февральской революции. Революции, произошедшей, подобно позору майдана, при активной помощи некоторых западных посольств. История циклична, и у посла Джорджа Бьюкенена и резидента «Интеллидженс сервис» в Петрограде Сэмюэля Хора в ХХI веке оказались достойные преемники в лице различных псевдоправозащитных фондов, специализирующихся на вмешательстве в дела суверенных государств.

Вероятно, не стоит устанавливать памятник на бывшей Думской площади, где еще не выветрилась сатанинская аура антиконституционного майданного путча 2004 г. Но на святой киевской земле достаточно других мест, где достойно бы смотрелся восстановленный памятник. Не менее важно установить мемориальные доски и на зданиях городского театра, где Столыпин получил смертельное ранение, и больнице Маковского, где он ушел в бессмертие.

Конечно, не вызывает сомнения, что любая попытка увековечивания памяти Столыпина в Киеве вызовет очередную истерику нацистов, для которых ненавистно все, что служит нашему духовному единению с Россией. Это вполне закономерно – им надо отрабатывать деньги своих иностранных хозяев, но выражают они мнение лишь маргинальной части украинского общества. Не вызывает сомнения, что подобные деятели неотвратимо окажутся на помойке истории, подобно своим предшественникам-февралистам, которые под радостные крики закидывали петлю на памятник человеку, спасшему государство и народ от кровавого вихря разрушения.

Отдельно следует поднять тему совместных украинско-российских издательских проектов, популяризирующих как наследие Столыпина, так и в целом рассказывающих правду о Российской империи, в которой украинцы вместе с русскими были государствообразующим народом, несущей опорой великой цивилизации. Чрезвычайно важно для дальнейшего развития украинско-российского стратегического партнерства доносить истину о нашем великом прошлом, о наших общих героях, одинаково значимых для Украины и России.

Лишь глубокая вера помогла Столыпину выстоять в тяжелейших испытаниях, которые он при вступлении в должность министра внутренних дел считал, как писал сам Петр Аркадьевич, «непреодолимыми только силами человеческими». Но, несмотря на подобный пессимизм, Столыпин ни в коей мере в своих практических действиях не исходил из настроений исторической обреченности, а неизменно, при любых обстоятельствах, решительно действовал, видя в этом свой долг государственного деятеля.

Вера, долг и честь Столыпина оказались сильнее пуль и бомб террористов, клеветы и непонимания поставленных им целей со стороны антигосударственной оппозиции, косности и нежелания реформ большей части правящей верхушки. Великий реформатор исторически победил навсегда, пусть даже ему пришлось «положити душу свою за други своя», заплатив жизнью за спасенную и преобразованную империю. Он доказал непреложную для православного христианина истину – только политика, основанная на подлинной вере, политика чести и долга, политика во имя не собственного честолюбия, а народа может быть действительно успешной. Именно в этом, уверен, заключается главный завет Столыпина, который нам необходимо усвоить.

2011-06-21 09:16:00