Блоги — Виктор Воронин

О защитниках Города

Я не знаю, зачем и кому это нужно,
Кто послал их на смерть недрожавшей рукой,
Только так беспощадно, так зло и ненужно
Опустили их в вечный покой.

Александр Вертинский

Еще хорошо памятна та истерия, с которой двуединый режим Ющенко–Тимошенко (составляющие которого могли сколько угодно грызть друг другу горло за власть и контроль над финансовыми потоками, но были неизменно едиными в клинической русофобии и ненависти к подлинной Украине) отмечал день «героев Крут». Объяснялось это вполне прозаично – нужен был любой повод, чтобы проиллюстрировать любимый тезис о «российской оккупации», и с этой целью решили использовать события января 1918 года.

Неважно, что части подполковника Муравьева состояли из донецких красногвардейцев, а также солдат и матросов бывшей императорской армии, в основном мобилизованных в украинских губерниях (например, полтавчане традиционно отправлялись служить на Балтийский флот).

Неважно, что никаких «300 погибших» под Крутами и близко не было, а так называемый «бой» был незначительной перестрелкой, не оказавшей даже минимального влияния на темп продвижения красных к Киеву.

Но с каждым годом «позорного пятилетия» размах торжеств становился все шире и градус антироссийской риторики все выше.

Таким образом из несчастных мальчиков, бестрепетно отправленных на смерть политиканами из Центральной Рады, которые хотели заплатить их кровью за сохранение своей власти, сделали орудие омерзительной политической борьбы.

Сейчас, когда один деятель из тандема стал при жизни надгробием собственному майдану, а вторая оказалась там, где ей давно и по праву надлежало оказаться, можно взглянуть на эту действительную трагедию sine ira et studio.

Киевские студенты и гимназисты не были виновны в том, что им отдавали указания карьеристы, торговавшие их жизнями. Они верили в свои идеалы, они хотели защитить город, и не их вина, что их смерть и подвиг оказались ненужными, лишь плеснувшими горючей жидкости на только начавшее разгораться пламя братоубийственной Гражданской войны.

И сейчас, когда навсегда ушла власть, хотевшая сделать явью оруэлловский роман «1984», появилась возможность наравне с ними отдать дань памяти и восхищения подвигу других мальчиков, заплативших значительно большей кровью в попытках спасения великого Города от бандитов и убийц.

Недавно в фондах архива Гуверовского института войны, революции и мира в Стэнфорде было найдено неизвестное ранее письмо Василия Шульгина видному деятелю кадетской партии Василию Степанову, в котором он рассказывает о гибели своего сына. Гимназист Василий Шульгин в декабре 1918 года в составе Студенческой дружины ушел защищать Киев от петлюровских погромщиков, поднявших мятеж против законной власти гетмана Павла Скоропадского, и домой вернулся уже только в гробу, с положенным на лоб мученическим венчиком.

Приведу отрывок из этого письма, показывающего, что тогда под Святошино этими мальчиками был совершен подлинный подвиг, перед которым мы сейчас можем только низко склонить голову: «С тех пор как мы с Вами расстались, я потерял еще сына. Утешение мне то, что он умер смертью честного, чистого мальчика, у которого слово не расходится с делом.

Их было там на Святошинском шоссе 25 юношей. Их начальник уехал в город и не вернулся, поручив им защищать шоссе. Утром 1/14 декабря Киев был сдан. Соседние части стали отходить. Товарищ из соседней дружины подошел к Васильку и сказал: «Мы уходим, уходите и вы». Он ответил:

«Мы не можем уйти, мы не получили приказания. Зайдите к моей матери...».

Это были последние слова от него. Они остались...

Крестьяне видели, как, втащив на дерево пулемет, они крутили его до последнего патрона. Потом отстреливались из винтовок. Никто не ушел. Все до единого умерли, исполняя приказание».

Когда-то, может быть, Россия вспомнит этих бедных детей, которые умирали, пока взрослые предавали.

Мать откопала тело его из общей могилы-ямы. Лицо было спокойно и прекрасно, пуля попала прямо в сердце, и, должно быть, смерть была быстрая. Почти накануне, после трех недель на позициях, он пришел домой на один день. Хотели его удержать еще на один день. Он ответил: «В такой семье не может быть дезертиров».

А кто вынул его тело из груды других, кто, рискуя жизнью (их едва не расстреляли), откопал его из общей ямы? Четверо волынских крестьян из нашей деревни, которые знали его с детства и ведь любили «помещика».

Необходимо вспомнить и другую молодежь, пусть она и воевала под другим знаменем и лозунгами. Но в июне 1919 года отряд киевских комсомольцев, подобно Студенческой дружине, отправился защищать простых людей от зверствовавшей в окрестностях опасной банды атамана Зеленого (носившего в миру фамилию Терпило). Терпиловцы убивали отнюдь не одних сторонников советской власти. Они, без преувеличения, залили землю невинной кровью – по свидетельствам очевидцев, могли убить просто за очки, как признак интеллигента.

100 комсомольцев, ни минуты не думая о себе, отправились выполнять свой долг. В результате напряженного боя удалось выбить бандитов из села Триполье, но ночью на отряд было совершено нападение. Первой приняла бой группа комсомольцев под командованием одного из руководителей киевского комсомола Михаила Ратманского, которая держалась даже после того, как все бойцы получили ранения. Лишь полностью ее уничтожив, бандиты сумели пройти дальше. До последнего сражалась пулеметчица Таня Орликова, а когда закончилась последняя лента, она дождалась подхода атакующих и подорвала себя вместе с ними гранатой. Лишь единицы сумели спастись вплавь через Днепр, а попавшие в плен были замучены со средневековой жестокостью.

Если возлагаются венки к памятнику погибшим у Крут, то такую же дань памяти следует отдать и сражавшимся с петлюровцами бойцам Студенческой дружины и киевским комсомольцам, отдавшим свои жизни «за други своя».

И в заключение небольшая историческая аналогия. Гетман, большевики, даже демагоги из Центральной Рады имели в своем распоряжении людей, готовых без колебаний отдать жизнь за свои защищаемые идеи.

Какой контраст с самопровозглашенной «лидеркой оппозиции», у которой даже ее лишенная зачатков интеллекта биомасса не выйдет «протестовать» без почасовой оплаты…
2011-09-16 12:15:00