Блоги — Влад Стравинский

Тетя очень любит мед

Мало кто помнит тетю Юлии Тимошенко Антонину Ульяхину, проживающую в Днепре. Если поднапрячься, то на ум приходит трогательная история лишений, когда вся семья Юлии Владимировны голодала, перебиваясь кашками и корочками черствого хлеба, чтобы скопить «Кыцюндеру» на новый «Луи Виттон».
Подлые французы принципиально не делают скидок, поэтому приходится во всем себе отказывать, чтобы Юля смогла приобрести какую-нибудь скромную сумочку. Была еще история с семейной пельменной (или вареничной), которую расследовал знаменитый антикоррупционер Сергей Лещенко, оказавшийся, как ни странно, коррупционером.

Плюс домик на киевской дамбе, который бедная и несчастная Юлия Владимировна арендует чуть ли не на последние гривны, завалявшиеся в вышеупомянутой сумочке «Луи Виттон». И вот новое испытание выпало на долю многострадального семейства, которое днем и ночью думает о том, как спилить побольше из бюджета… простите, выпилить для простых людей побольше средств на дешевые брендовые вещи.

В Днепре появились загадочные, на первый взгляд, борды, выполненные в стилистике предвыборной агитации БЮТ. Под слоганом «Не сдаваться!» был размещен интересный призыв: «Тетя, верните мед бойцам!». Кто эта тетя, которая спилила мед, предназначавшийся бойцам АТО? И почему данная тема вызвала такое живое обсуждение в блогосфере?



Пытливые юзеры довольно быстро вычислили, кто именно скрывается за ником «Тетя». Она – «Тетя» в Днепре одна: та самая Антонина Ульяхина. История с медом была тоже весьма характерна для семейства Юлии Владимировны: благотворительная организация, которой руководит «Тетя», провела пафосную кампанию по сбору меда для бойцов АТО. Сама Тимошенко обещала, как мы все помним, «расстрелять Донбасс из атомного пистолета» с гламурной никелированной рукояткой, а тетушка подсуетилась с медком. Не знаю, чем именно был обусловлен выбор продукта. Но до зоны АТО собранный мед не дошел. Он как бы растворился в широких закромах «Батькивщины». «Бютовцы», как известно, очень мужественные ребята – абсолютно не боятся диабета, гребут все, что плохо лежит. И то, что хорошо лежит, гребут тоже.

Над этой естественной для семейства Тимошенко склонностью и постебались «авторы» бордов. Ну, типа надо бы вернуть должок, а то как-то нехорошо получилось. Понятное дело, что члены «Батькивщины» расценили борды как проявление «политических репрессий» и «абсолютно черного пиара». Член «Батькивщины» Сергей Робкин для начала обозвал всех журналистов, пишущих на тему меда тети Юлии Тимошенко, дебилами. Это нормально. Но вынужден был признать эпопею со сбором меда. Написал, так сказать, явку с повинной. Но потом полностью развенчал все обвинения и «инсинуации» в стиле армянского радио. Да, мед действительно был. Но он предназначался не для фронта, а для майдана. Всего, по словам педантичного Сереги, было десять ведер, которые распределили следующим образом: два оставили в палатке, презентовавшей Днепропетровскую (на то время) область. Все кричали: «На хрена нам два ведра, достаточно одного!». Однако Робкин оказался не робкого десятка и ответил примерно следующее: «Будете жрать, я сказал!». Еще два ведра отдали в палатки Кировоградской и Донецкой областей. Осталось шесть. Что делать? Выгрузили с помощью обитателей палаток на первый этаж Дома профсоюзов. Дальнейшая их судьба, по словам Сергея, покрыта туманом.

Что же касается широко разрекламированной кампании «Мед для фронта», то член «Батькивщины» ничего такого не помнит и все время твердит про «десять ведер». Почему «тимошенковцы» возят мед в ведрах – отдельный вопрос. Возможно, потому, что в ведро все очень хорошо входит и, что главное, выходит.

Тетя Тимошенко и сама Юлия Владимировна, безусловно, очень честны и поэтому крайне болезненно реагируют на такой «жосткий троллинг» в Днепре. Волнуются, рассказывают о «пятне» на безупречной репутации «мощной политической силы». Наверное, подозревают, что им могут припомнить не только мед. За долгую политическую жизнь Тимошенко и ее тетушки из Днепра столько всего наворотили, что хватит не на один том «мемуаров» в формате Уголовно-процессуального кодекса Украины.

2016-09-20 12:08:00