СМЕРШ в "Большом цирке"

"Ferrari — это нечто уникальное, в Италии это своего рода религия. Если вы идете против системы, против Ferrari, это похоже на поход против Ватикана. Я волнуюсь, но знаю, что не совершил ничего противозаконного, и верю в справедливость итальянских юристов", — так сказал Найджел Степни, человек, который стал причиной самого громкого скандала в Формуле-1, или как ее еще называют, "Большом цирке". Эта история была бы трагичной, если бы не была такой смешной. В ней есть все, что присуще классическому детективу: обида, неудовлетворенность, амбиции, женщина, деньги…

Итак, главный гоночный инженер Ferrari Найджел Степни покинул команду в конце прошлого года в связи с обвинением в саботаже. Накануне Гран-при Монако в топливных системах болидов механики обнаружили какой-то порошок — подозрение тут же пало на Степни. Но это были еще цветочки. Настоящие ягодки начинаются, когда в этой истории появляется другой персонаж — один из конструкторов английской команды McLaren Майк Кофлэн. Эти двое и стали главными фигурантами "шпионского скандала". Развязка его наступила только в прошлом месяце. Чего только не было на протяжении этого времени: публичная читка приватных sms, сообщений электронной почты, "доносы" гонщиков на инженеров и механиков своих команд, тайное ксерокопирование документов, добровольные осведомители и т. д. Но о том, что произошло на самом деле, — в полном соответствии с канонами жанра — мы узнаем либо через много лет, либо вообще никогда. Но у очень многих, кто знаком с этим скандалом, складывается впечатление, что реальный автор остался за кадром. Так ли это на самом деле, судите сами. Итак, для начала предоставим слово мистеру Степни. Вот выдержки из его "показаний".

"Опасаясь контрразведки…"

"Первые признаки возможных проблем появились в октябре прошлого года, когда Росс Браун (технический директор Ferrari с 1996-го по 2006 год. — Авт.) заявил о своем желании уйти в отпуск, и стало понятно, что структура команды изменится. Я… не собирался работать с новым техдиректором Марио Алмондо. В середине февраля отношения ухудшились — мне не хватало доверия, отношений, которые были с Брауном. Росс знал, на что я способен, и доверял мне на 100%, а в тот момент у меня появилось четверо или пятеро начальников. Я сказал Жану Тодту (исполнительный директор Ferrari. — Авт.), что не готов двигаться дальше вместе с командой и хочу подумать о своем будущем. Ferrari ответила следующим: меня заперли на базе, поручив отдел перспективных проектов, вдруг я почувствовал себя предателем только потому, что больше не хотел продолжать. В тот момент я не вел переговоров, но всякий раз, когда я обсуждал что-либо с персоналом базы, это тут же становилось известно руководству. Многие даже боялись со мной говорить. В конце марта ситуация стала невыносимой. Я обратил внимание на другие команды (в частности Honda. — Авт.) и в конце апреля встретился с Майком Кофлэном... Мы обсуждали инфраструктуру и оборудование, которое поможет нам добиться результата… Но нельзя просто скопировать структуру одной команды и перенести на другую, она должна развиваться естественным образом, и мы с Майком решили объединить усилия… 17 мая в Ferrari предприняли ответные меры — меня вызвали на допрос в офис карабинеров, но обвинение не было выдвинуто, и я заявил Жану Тодту, что ухожу в отпуск... Марио Алмондо обвинил меня в присвоении чертежей, но я владел ими легально — они были нужны для работы. Его известили о том, что бумаги находятся у меня, и на следующий день я бросил их ему на стол. А еще через день они снова вернулись ко мне! Я категорически отрицаю, что скопировал их или послал Майку Кофлэну. Я знал, что на базе за мной постоянно следят, что любое мое слово, действие, любое обращение к файлам в компьютере будет мгновенно известно начальству. Я понятия не имею о том, как они оказались в доме Майка… Если он и получил их, то не от меня. Было бы глупо думать о переходе куда-нибудь с подобной документацией. Я внедрил множество систем и методов в Ferrari, касающихся действий команды на тестах и в гонках, подготовки машин — как раз того, о чем, как говорят, написано в тех документах. Это все и так уже было в моей голове, зачем нужны бумаги?.."

"Щелкал носом — в нем был спрятан инфракрасный объектив…"

В Ferrari утверждают, что в конце апреля Кофлэн лично получил пакет технических документов из рук Степни. В результате обыска, проведенного с санкции суда в квартире Кофлэна, они были найдены. Итальянская команда считает, что наличие такой информации могло оказать существенное влияние на ход чемпионата мира. 3 августа перед Гран-при Венгрии Флавио Бриаторе (глава команды Renault) на вопрос: "Что было у McLaren, чего не было у Renault?" ответил: "Видимо, они обладали схемой развесовки Ferrari — команды, которая десять лет работала с Bridgestone. Всего одной страницы из документов Ferrari было достаточно, чтобы сэкономить несколько месяцев работы и быстро найти оптимальное решение". В ходе разбирательства всплыла и частная переписка между Степни, Кофлэном и гонщиками Педро де ла Росой и двукратным чемпионом мира Фернандо Алонсо. 21 марта де ла Роса пишет Кофлэну: "Привет, Майк! Не могли бы вы написать письмо с описанием развесовки "красных машин" (Ferrari. — Авт.)? Хотелось бы опробовать ее на тренажере. Заранее спасибо, Педро". Кофлэн ответил письмом с описанием развесовки F2007 (модель болида Ferrari к этому сезону). 25 марта дон Педро передал Алонсо подробное описание той самой развесовки. Дон Фернандо через некоторое время отвечает дону Педро: "Их развесовка просто удивительная, не знаю, точные эти данные или нет, но информация действительно очень интересная". Спустя пару часов де ла Роса подтвердил точность сообщения: "Вся информация от Ferrari очень надежна, она приходит от Найджела Степни, он же сообщил нам, что в Австралии Кими (Райкконен. — Авт.) остановится на 18-м круге. У него с Кофлэном очень хорошие отношения". Дон Педро также предоставил Алонсо описание антикрыльев, аэродинамического баланса, состава газа в шинах, системы торможения Ferrari, стратегии гонщиков... Согласно официальным данным, с 11 марта по 3 июля 2007 года Кофлэн и Степни обменялись 288 sms-сообщениями и 35 телефонными звонками. Напомню, все эти люди представляют два враждующих лагеря "королевских автогонок".

"То, что ценим мы и любим, чем гордится коллектив"

Дальнейшее развитие скандала лучше проследить в хронологии.

28.04 — встреча Степни с Кофлэном в Port Ginesta (Испания). День передачи 780-страничного документа Ferrari Кофлэну. 02.05 — супруга Майка Кофлэна — Труди Кофлэн (как же без женщины в шпионской истории) приносит 780-страничный документ Ferrari в копировальный центр рядом с базой McLaren в Уокинге. Сотрудник центра сообщает об этом Ferrari... 17.05 — Найджел Степни был замечен вытряхивающим из брюк белый порошок. 02.07 — юристы Ferrari подают гражданский иск в Верховный суд Великобритании. Через неделю начинается слушание дела. 07.07 — глава международной федерации автоспорта (FIA) Макс Мосли сообщает: "Мы инициировали собственное расследование этого инцидента, команды предоставляют нам всю необходимую информацию. Когда она будет собрана, мы решим, что делать в данном случае. FIA интересует исключительно спортивный аспект, причем только команды, а не отдельных личностей. Речь идет только о Ferrari и McLaren". 11.07 — судебное заседание отменено по соглашению сторон. Ferrari и Кофлэн договорились: Майк и его супруга дали показания под присягой и согласились сотрудничать с Ferrari в расследовании, вместо этого юристы Ferrari отозвали иск и все собранные материалы, включая показания четы Кофлэн из британского суда. 18.07 — Степни отказывается признать какие-либо обвинения и готов назвать имена тех, кого он подозревает в утечке информации. Суть его позиции следующая: да, были планы перехода в Honda, да, были встречи с Кофлэном, но никакой секретной информации не передавалось, а шпионский скандал — лишь месть со стороны итальянской команды.

В интервью La Repubblica британец заявил, что его банально "подставили"... 06.08. — Рон Деннис (президент McLaren) предлагает решить вопрос миром: "Если в Ferrari считают, что документы были у нас, тогда я понимаю их позицию, но уже доказано — ни одна страница не попала в команду. Это личный корыстный проступок одного из сотрудников, McLaren не имеет к нему отношения. Нужно встретиться и решить дело мирно, потому что вопрос раздут уже настолько, что все это разрушительно сказывается на чемпионате и спорте в целом". Жан Тодт отвечает: "Я предпочел бы получить от него такое предложение четыре месяца назад, тогда это имело смысл, и мы, возможно, избежали бы ущерба для Формулы-1 и Ferrari". 06.09 — Берни Экклстоун (фактический владелец Формулы-1): "Я считаю маловероятными какие-либо санкции. Во-первых, FIA еще нужно доказать, что McLaren использовали конфиденциальную информацию Ferrari, во-вторых, нужно показать, где и при каких условиях это позволило добиться преимущества. Лишь в этом случае Совет может лишить команду очков в Кубке конструкторов, но штрафов в отношении гонщиков быть не должно. У Хэмилтона очки не отнимут, гонщики не имеют отношения к шпионскому скандалу, их задача — сесть в машину и добиться результата".

"Обезврежен он, и даже…"

Тем не менее на специальном заседании Всемирного совета по автоспорту, прошедшем 13 сентября в Париже, принято следующее решение: Совет лишил Vodafone McLaren Mercedes всех очков, заработанных по ходу сезона в зачете Кубка конструкторов, кроме того, команда должна заплатить штраф в 100 миллионов долларов, в эту сумму входит потеря дохода от телетрансляций. В связи с исключительными обстоятельствами дела и гарантиями, данными FIA гонщикам команды за предоставление информации, они не будут оштрафованы. В декабре 2007 года Всемирный совет рассмотрит полную техническую документацию, касающуюся машин, разработанных McLaren для следующего сезона, и примет решение по поводу санкций, которые могут быть наложены в 2008-м. Заявление о причинах принятия такого решения опубликовано 14 сентября 2007 года. Это наказание не повлияет на очки, заработанные другими командами. Представители McLaren не допускаются на церемонию награждения, если один из гонщиков команды выиграет любую из оставшихся гонок сезона. Круто? Не факт.

Президент FIA Макс Мосли считает, что выписанный McLaren рекордный штраф в $100 млн. — на самом деле даже слишком гуманное наказание. По его мнению, "к этому штрафу надо подходить диалектически, и Рону Деннису еще повезло, поскольку его команда избежала исключения из чемпионата мира на два сезона". "$100 млн. — это меньше, чем разница между его бюджетом и бюджетами Фрэнка Уильямса, Renault и ряда других команд", — сказал Мосли. "Вы же, — продолжил президент FIA, обращаясь к журналистам, — все время принижаете бюджет Денниса до уровня других команд. Называть этот штраф несправедливым или непропорциональным — абсурд. Да любой, кто понимает в экономике, если бы в апреле ему предложили те самые 780 страниц информации, был бы счастлив заплатить $100 млн., чтобы только их заполучить... Это очень скромное наказание, и им очень повезло, что мы не сказали просто и прямо: вы осквернили чемпионат в 2007 году, возможно, вы оскверните его и в 2008 году, потому что мы не можем знать, какую часть этой информации вы используете в своих машинах. Так что лучше, если вы не будете участвовать в чемпионатах до 2009 года, если, конечно, доживете. Поэтому все справедливо". Президент Ferrari Лука ди Монтедземоло посвятил дубль Ferrari на Гран-при Бельгии "английскому джентльмену, который в июне сообщил нам, когда в его лавке попросили скопировать конфиденциальную техническую документацию Ferrari. Без него мы бы никогда не пролили свет на одну из самых темных страниц в истории автоспорта".

На этом можно было бы и закончить, если бы не одно "но". 19 сентября уже McLaren обвинил Renault в использовании своей секретной документации. Как заявило руководство McLaren, бывший инженер команды Фил Макерет перешел в Renault и унес с собой три диска с засекреченной информацией об электронной и охлаждающей системах болидов McLaren. Детектив продолжается. Или пародия на него. В любом случае, из бутылки выпустили джинна. И к каким потрясениям в Формуле-1 это может привести, никому не известно. Может, уже пора создать что-нибудь типа СМЕРШ в управлении "Большого цирка"?..