Годовщина демонополизации

Как и следовало ожидать, 26 марта 2007 года – первую годовщину парламентских выборов, после которых Украина пытается жить при измененной системе власти, – противоборствующие стороны встретили по-разному. И по-разному оценили ее. Премьер-министр Украины Виктор Янукович, ставленник антикризисной коалиции, которая недавно, к годовщине, стала коалицией национального единства (КНЕ), в обращении к народу заявил, что в настоящее время «покончено с бездорожьем украинской экономики и укреплен фундамент демократии»…

Президент Виктор Ющенко, одно из олицетворений «оранжевых», опять говорит о «ревизии итогов народного волеизъявления». Что же опять произошло в жизни этих «достойных очильныкив» (так называют руководителей «патосно» любящие «Эвропу» в прямом «этэри»), что они опять интенсивно «бодаются» словами? В общем-то, ничего особенного, чем можно было бы безоговорочно гордиться. Украина опять сравнивает плохое с очень плохим и никак не может выбраться на дорогу, ведущую к положительному «соревнованию» – хорошего с плохим, очень хорошего с просто хорошим и т. д. – в сторону прекрасного.

Но личные результаты у соревнующихся на политико-экономическом поприще Ющенко и Януковича с их командами все же есть. И они очень и очень разные.

Правительство, по словам его главы, сделало все, чтобы Украина «смогла начать реально улучшать жизнь людей», и стала «государством, открытым миру», таким, при котором «наша надежность как партнеров стала более прочной». Для этого «бело-голубая» Партия регионов (ПР) – основа нынешней КНЕ – триумфально победила на парламентских выборах (32,14% голосов), в одиночку набрав почти столько же голосов, сколько ее «оранжевые» оппоненты из блоков «Наша Украина» (13,95%) и Юлии Тимошенко (22,29%). Потом создала антикризисную коалицию (АК) вместе с другими участниками выборов – Соцпартией Украины (5,69%) и Компартией Украины (3,66%) – и образовала свое правительство. Дальше, правда, ничего утешительного нет. КНЕ только начала выполнять свою программу. Как она говорит, развития и процветания. По всем направлениям жизни страны. Но натолкнулась на главную загвоздку – программы-то как таковой у «КНЕдликов» до сих пор нет. Есть только обещания в скором времени ее предоставить и охватить документом не только каденцию этого парламента (до 2011 года), но и дальше. Это обнадеживает: увидим программу – поговорим о ней более предметно.

Но, если вдуматься, в деятельности КНЕ нет и ничего такого уж страшного. За почти восемь месяцев пребывания у власти в основу деятельности было положено преодоление кризисных явлений и стабилизация всего, что было порушено или разбалансировано предыдущей противоречивой «оранжевой» властью, которая так и не смогла выработать ни единое видение развития страны, ни создать для его воплощения в жизнь какую-то единую команду. КНЕ смогла восстановить управляемость экономикой и наладить связи со всеми внешними партнерами Украины. Одно принятие законов, которые необходимы для вступления в ВТО и о которых говорили «оранжи», но так и не смогли принять из-за внутренних свар, чего стоят. Сегодня Украина пытается развивать и другие направления внешней политики: разрабатывает новое углубленное соглашение о сотрудничестве с ЕС, нащупывает новые возможности в сотрудничестве с США и Россией, которые, во всяком случае, на словах опять поверили, что новая украинская власть – это надолго.

Во внутренней политике у КНЕ есть проблемы. Взяв курс на восстановление и стабилизацию экономики как основу роста ВВП, «КНЕдлики» кое-чего, конечно, добились – положительный рост экономики есть. Но неувязки появились с выполнением главного предвыборного лозунга «Улучшим жизнь уже сегодня». «Сегодня» пока не получается. Хваленый рост ВВП граждане Украины пока не могут намазать на хлеб. Равно как и ощутить радость от понижения цен, роста зарплат и пенсий, выполнения других социальных программ. Пока они «наслаждаются» прямо противоположными явлениями, жестко бьющими по содержимому семейных кошельков. Последнее повышение пенсий и зарплат очень уж сильно отстает как от заявленного роста ВВП, так и от процессов реальной жизни, которая дорожает гораздо быстрее, чем срабатывают меры, предпринятые для того, чтобы удорожания не было. Но, говорят, об итоговых результатах и о тенденциях конкретно можно говорить после года пребывания у власти любого правительства. «КНЕдлики» тоже говорят: дайте нам год – посмотрите, как все улучшится. Значит, осталось еще четыре месяца. Поживем – увидим. И сравним. Обещания с реалиями…

В «чистой» политике «КНЕдлики», конечно, могут похвастаться тем, что они не только сохранили единство коалиции, очень уж разношерстной в идеологическом плане, но и приумножили ее. За счет оппонентов. Политическая трескотня и полная деструкция планов «оранжевых» оттолкнула от них часть сторонников из числа бизнесменов. По очень простой причине: бизнес не очень любит революции и нестабильность. Сначала к правящей коалиции несмело присоединялись отдельные бизнесмены с мандатами, а потом перешла целая группа – из «Нашей Украины» вычленились представители Партии промышленников и предпринимателей Украины (ПППУ) во главе со своим лидером Анатолием Кинахом, который вообще перешел на работу в правительство министром экономики. План КНЕ очень простой – «добыть» 300 голосов, чтобы спокойно принимать нужные для себя законы, окончательно обезопасив себя от вето президента Ющенко, у которого каждый день семь пятниц на неделе, и от его сторонников, желающих сделать из главы государства «знамя оппозиции». Процесс, как говорится, пошел, и, следовательно, если он удастся, то в Украине окончательно утвердится парламентско-президентская республика, способная закреплять себя и дальше нужными законами по углублению конституционной реформы.

Есть еще один нюанс в деятельности ПР: она изменила идеологический формат оппозиции. Если раньше режиму Леонида Кучмы противостояла разношерстная оппозиция их правых и левых (все «оранжевые», коммунисты и социалисты), то теперь «регионалы» создали коалицию с левыми. СПУ и КПУ теперь вынуждены отказаться от своих постулатов о «непримиримой борьбе между трудом и капиталом» и об «эксплуатации человека человеком», от немедленного построения социализма и коммунизма и тянуть общий воз с «эксплуататорами». Сначала преодолевать кризис, а теперь вот достигать национального единства. Это, надо сказать, пошло и еще пойдет на пользу Украине, потому что излишние капиталистические «заскоки» ПР – партии крупного капитала – будут «гаситься» левой идеологией и социальной ориентированностью коммунистов и социалистов. «Регионалам» это создает дополнительные проблемы – надо учитывать мнения левых союзников, чтобы не поставить под угрозу само существование коалиции. Но, с другой стороны, и эта трудность преодолима, если ПР удастся «разжиться» 40-50 мандатами «капиталистических» депутатов, которые отойдут к КНЕ от «оранжевых» фракций.

Хотя, уже с третьей стороны, ПР вряд ли будет рисковать коммунистами и социалистами в надежде обрести надежных союзников из числа перебежчиков. И потому, что от добра добра не ищут. И потому, что левая синица в сессионном зале лучше, чем правый журавль в каких-то заоблачных небесах. И потому, что предавшим единожды второй раз особой веры нет – ведь в предательстве возможны и рецидивы. Но о «предательстве» и о том, было ли оно вообще, – ниже…

Однако по-любому теперь КНЕ, являющейся властью, противостоит якобы одноцветная оппозиция, сотканная подписанными соглашениями из двух обломков «оранжевой» команды 2004 года. «НУ» и БЮТ создали объединенную оппозицию и вознамерились якобы дружно противостоять «олигархической власти». Они сами говорят, что «все у них получится». Все другие очень и очень в этом сомневаются. Потому что перед глазами стоят немеркнущие примеры совместной «оранжевой» деятельности и до выборов в Раду в прошлом году, и полтора года до этого, когда они безраздельно владели Украиной и могли делать с ней все, что им вздумалось бы.

Год после парламентских выборов стал продолжением тех разрушительных тенденций, которые были присущи «оранжевым» в прежние месяцы и предопределили их бесславный конец. «Оранжей» ничему научили их прежние споры и внутренние расколы, вызванные жадностью к чужой собственности и власти, ревностью к чужой славе и популярности, взаимным недоверием разных «оранжевых» частей и их лидеров друг к другу. Внутренняя грызня «оранжевых» превратилась в их самопоедание. И если до выборов-2006 «оранжи» сменили два правительства (Юлии Тимошенко на Юрия Еханурова), что привело их к поражению в парламентской кампании, то уже в новой Раде они по указанным выше причинам продолжили процессы самоуничтожения. «НУ» и БЮТ не смогли создать свою «оранжевую» коалицию и оттолкнули от себя социалистов. Прямо в объятия «регионалов». Длительные споры поставили новоявленную и раздробленную оппозицию на путь маргинализации.

Это – маргинализация – главный итог «оранжевых» за год после выборов, который они усугубляют не только попытками объединения в новых условиях, но потугами перетянуть на свою сторону президента. Если первое политически оправданно, то второе – это полная маргинализация еще и главы государства, которому и самому по силам проделать эту нехитрую «операцию». Ющенко и так запутался в том, с кем ему дружить, с кем подписывать столь им любимые универсалы и проводить круглые столы, а тут на тебе – ему сужают поле политического маневра, сводя его роль «гаранта Конституции и прав всех граждан» до мелкотравчатого «президента оппозиции».

Второй итог деятельности «оранжевых» – это девальвация их основных идеологических постулатов и демонополизация права на единоличное манипулирование моральными понятиями, коими оппозиционеры оперировали, представляя себя «единственными защитниками интересов Украины». После того, как «КНЕдлики» смогли начать налаживать жизнь в стране и эти их усилия получают признание в окружающем мире, в том числе и в России, ЕС и США, которые тоже заинтересованы в политической стабильности в Украине, кто уже поверит, что только «оранжевые» – последняя «надежда и опора независимой Украины»?

Равно как и то, что «оранжевые» запятнали себя скандалами с невиданным и очень быстрым личным обогащением своих вождей, аферами Алексея Ивченко и компании с «РосУкрЭнерго», обвинениями в коррупции (знаменитый коррупционный скандал «имени» Александра Зинченко, повлекший за собой отставку кабинета Тимошенко), азартный передерибан чужой собственности заставляют многих усомниться и в личной «моральности» вождей Майдана и их подпевал рангом пониже. Слишком уже далекими от «моральных здобуткив» оказались чисто меркантильные приобретения многих заправил так называемой «оранжевой» революции…

А теперь вернемся и к теме предательства. Главный тезис, который «оранжевые» после того, как им не удалось создать в новой Раде коалицию такого же цвета, свелся к тому, что уход СПУ в антикризисную коалицию, мол, извратил итоги всенародного голосования 25 марта 2006 года. Дескать, люди голосовали за «оранжевых», а получили во власть «бело-синих». Социалистов, естественно, клеймили и продолжают клеймить как «предателей». Этот же прием сейчас, после того, как часть «оранжевых» депутатов подалась к «КНЕдликам», взял на вооружение и президент Ющенко. «Такого рода переходы можно назвать только ревизией политических результатов выборов 2006 года», – сказал он. И добавил: «Это напоминает мне печальную аналогию: когда создавалась антикризисная коалиция, то кризиса не было. Чтобы это не стало продолжением этого ряда, когда мы говорим о единстве, а на самом деле подменяем это понятие другими отношениями и другими оценками».

«Антикризиники»-«КНЕдлики», а особенно примкнувшие к ним «оранжевые» перебежчики, заметно комплексовали по поводу обвинений «предательстве» и очень сильно пытались оправдываться. Это была изначально неправильная тактика, которая не срабатывала против агрессивно-наступательной риторики «оранжей», которые таким образом монополизировали и право на обвинения в предательстве.

Так продолжалось вплоть до перехода к «КНЕдликам» группы Кинаха, в которой нашелся умный депутат-генерал Лев Гнатенко, афганец, орденоносец, который не стал оправдываться и терпеть навешанные ярлыки, а просто ответил: мол, на себя посмотрите. И стало очевидно то, что есть на самом деле: еще не известно, кто же на самом деле «предатель» и кто кого на самом деле предал.

Во-первых, Гнатенко поинтересовался, кого предали ушедшие к «КНЕдликам»? Ющенко? Тимошенко? Так депутаты, например, из Соцпартии никогда и не были «оранжевыми», а только поддерживали кандидатуру Ющенко на президентских выборах. А когда «оранжевые» во время создания коалиции в Раде сами нарушили договоренности о разделении портфелей среди победителей, то ушли к тем, кто «за базар» отвечает. И получили кресло спикера. Кроме того, если вспомнить поведение разных ветвей «оранжевых» в их внутренних спорах, то получается, что у них все – «предатели». Потому что именно так величали друг друга ющенковцы и тимошенковцы в те моменты, когда кто-то из них посылал визави или отбирал кресла. Вспомните, как Юлия Владимировна хаяла Виктора Андреевича за свою отставку с поста премьера, и как он отвечал ей словесной «взаимностью». Да они даже в адрес Кучмы или Януковича не говорили таких гадостей, какими награждали друг друга. А теперь типа все изменилось, раз они опять объединились. Вопрос: надолго ли и крепко ли они объединились?

Во-вторых, если называть «предательством» отказ от платформ (если хотите, можно употребить любимое слово «ревизия»), с которыми участники парламентской кампании шли на выборы, то надо выяснить, кто же своих постулатов придерживается в большей мере. Например, «бело-голубые» худо-бедно, но свои обещания выполняют. Они говорили о возрождении экономики – что-то у них намечается. Они призывали к стабильности – за нее они и ратуют. Говорили о социальных программах – зарплаты растут. Медленнее, чем хотелось бы, но растут.

А «оранжевые»? Разве в программах, с которыми «НУ» и БЮТ шли на выборы, были 17 пунктов оппозиционного ультиматума, выдвинутого объединенной оппозицией нынешней власти? Правильно, заметил Гнатенко, не было. Ни о каких досрочных выборах ВР или роспуске парламента, ни о какой отмене политреформы или императивном мандате «НУ» на выборах не говорила, а сейчас, получается, возникла такая нужда и программа меняется. А значит, какой резон ПППУ выполнять программу деятельности блока, измененную по ходу – в угоду политической конъюнктуре? И здесь можно добавить только одно: если следовать демократическим нормам, то при демократии и всенародных выборах президента и парламента их победители должны выполнять именно свои предвыборные обещания. И нет никакого легального механизма, чтобы заставить Ющенко выполнять программу Партии регионов или наоборот – «регионалов» принудить следовать курсу президента. С точки зрения демократии и вообще украинских законов у них одинаковая легитимность. Власть они получили из рук народа, а значит, если они хотят, чтобы их программы были выполнены хоть частично, то должны договариваться. Как? А так, как это делается в любой стране мира, где к власти приходят парламент и правительство, представляющие разные политические силы. Именно договариваться, а не пытаться сломить друг друга силой в ущерб национальным интересам и политической стабильности в стране. Так, как во Франции или в Польше.

В Украине же такой практики никогда не было, а вот сейчас возможность апробировать ее появилась. Силы, объединенные в КНЕ (ПР, СПУ и КПУ), смогли как-то утрясти свои программные установки и выработать единую усредненную линию поведения. Противостоящие же им «оранжевые» силы («НУ» и БЮТ), похоже, взяли курс на войну до победного конца. Вот те, кто не хочет такой «войны», а ради собственных интересов предпочитает стабильность, и уходят к тем, кто такую стабильность может гарантировать…

И, наконец, в-третьих, депутат Гнатенко поставил вопрос круто – об общем предательстве «оранжевых» вождей. По его словам, если получается, что Мороз, а потом и Кинах с другими, не желая противостояния, «предали» Ющенко с Тимошенко и ушли к «КНЕдликам», то как тогда назвать поведение Виктора Андреевича и Юлии Владимировны, которые много обещали на Майдане своим согражданам, но ничего их обещанного не выполнили? А и правда – как? Где отчеты о выполненном хотя бы одном так называемом «лозунге Майдана»? Нет их и быть не может. Потому что они, лозунги, забыты во внутренней грызне и сварах. И девальвированы действиями, прямо противоположными словам. Ах, как полезно, оказывается, периодически огладываться на слова и дела и восклицать: «А король-то голый!» И не так уж важно, что радом с ним и такие же «королева» и их свита…

…Поэтому общий итог первого года после выборов – это, конечно, обострение противостояния. В условиях как тотального недоверия внутри власти и оппозиции друг к другу, так и общего неверия народа в собственных политиков. Потому что политики сделали все от них зависящие, чтобы убить веру в себя среди граждан. Все политики, без исключения. Но, слава Богу, что среди политиков теперь хоть нет монополистов в претензиях на «народную любовь» и на эксклюзивную «защиту интересов Отечества». Теперь, может быть, любовь народа нужно будет заслужить не словами, а делами. Если, конечно, народ поумнел и сможет отличить одно от другого…