Забота о городе

Секретарь Киеврады Олесь Довгий сильно окреп в сессионных боях за коммунальные тарифы. Оппозиции не удалось его съесть, и теперь освоившийся со своей должностью Довгий смотрит в ее сторону с улыбкой. Сегодня он строит планы на будущее, критикует исполнителей на местах и мечтает кардинально изменить психологию отдельно взятого бюрократа. О киевском хозяйстве и о том, как живется столичной власти после зимних политических бурь, "Киевский телеграф" и предложил ему поговорить.

Олесь Станиславович, после того как прекратились боевые действия вокруг тарифов и их ставка была снижена, стали ли киевляне больше платить? Или они все еще верят призывам лидера БЮТ и не платят?

— Вы знаете, для того чтобы делать окончательные выводы об уровне платежей, прошло еще слишком мало времени. Хотя не может не радовать тот факт, что даже в момент первоначального повышения тарифов мы наблюдали платежи на уровне 60%. После снижения уровень оплат немного вырос и держится в районе 70%. Это говорит о том, что киевляне — думающие, ответственные и умеющие делать выводы люди.

На сегодняшний день утвержденные тарифы чуть ниже тех, на которые мы рассчитывали. Но есть целый ряд мероприятий, финансирование которых было заложено в прежних тарифах и которые бесплатно никто не сделает. Поэтому их реализация откладывается надолго. Некоторые вещи, жизненно важные для системы ЖКХ, к сожалению, стало невозможно реформировать. И мы просто не сможем получить результаты, которые хотели показать в свою каденцию.

Кроме того, урон, сознательно нанесенный оппозицией во время борьбы за власть, существует, и это ощутит на себе практически каждый киевлянин. Например, малообеспеченные люди, пенсионеры — а мы сейчас говорим о полумиллионе граждан, о защите которых мы в первую очередь заботились, — из-за властных амбиций Юлии Владимировны, как ни странно это звучит, будут платить больше.

Тем не менее тарифы таковы, каковы они есть. И хотя сор из избы выносить не хотелось бы, но признавать свои ошибки нужно уметь. Мы четко осознаем те направления, по которым наша команда в свое время недоработала. Была проведена "работа над ошибками" с той частью исполнительного органа, которая готовила разъяснительную работу с населением города. Я считаю, что ее надо было начинать за полгода, растолковать каждому, как это будет выглядеть, какую субсидию человек будет получать, дать людям возможность поверить, что их не обманут. Тогда социальный стресс был бы гораздо меньшим.

Естественным следствием спекуляции на тему тарифов стало и некоторое снижение нашего рейтинга. Социология — вещь жесткая, но объективная. более того, принимая решение идти на непопулярные меры по повышению тарифов, мы ожидали даже худших показателей, хотя понижение далеко не такое катастрофическое, как того хотелось бы нашим оппонентам. Но больше огорчает то, что из-за информационной войны, развязанной всего одним очень амбициозным политиком, нам пришлось отказаться от социальной направленности новой тарифной политики. Но ведь мы шли во власть не для того, чтобы повысить свой рейтинг перед следующими выборами, а для того чтобы работать и показывать реальные результаты наших действий.

Кадровые выводы в отношении тех, кто провалил разъяснительную работу, были?

— Уже были и еще будут. Последние две сессии, как вы могли заметить, депутатский корпус вынуждал чиновников публично говорить о том, чем они занимаются. Потому что формат, когда все прячутся друг за друга и занимаются только перекладыванием ответственности, к конструктивной работе не приводит. На прошлом заседании мы подробно рассмотрели транспортную проблему, очень болезненный вопрос о вывозе мусора и дали соответствующие рекомендации. На следующей сессии, 29 марта, депутатам будет представлена информация первого заместителя главы КГГА Дениса Басса, ответственного за исполнение поручений избирателей. Он должен рассказать, каким образом они выполняются, какой процент выполнен, какой нет и по каким причинам.

На сегодняшний день для нас основной задачей является построение эффективного и действенного механизма для диалога власти и избирателей. Если Денис Яковлевич отнесется к этому серьезно и мы почувствуем его поддержку и желание работать конструктивно, то он, в свою очередь, сможет почувствовать поддержку депутатского корпуса на своей новой должности. Если же мы увидим, что поручения избирателей не выполняются, он может ощутить на себе "весь гнев" депутатов.

Также на следующей сессии мы будем слушать Ивана Салия, который предложит проекты решения транспортных проблем. В частности, по Троещинскому мосту, который необходимо достроить в кратчайшие сроки, иначе сообщение между двумя берегами Днепра может быть парализовано. Кроме того, мы хотели бы выслушать глав некоторых районов, которые, как оказалось, не совсем понимают свои основные задачи. И вместо того чтобы с шести утра до десяти вечера заниматься вывозом мусора, знать каждый двор, почему-то считают возможным заниматься политической агитацией и прочей несвойственной им деятельностью.

К сожалению, за последний год нам еще не удалось добиться от исполнительной власти на местах тех результатов, которых хотелось бы. Люди знают мэра Леонида Черновецкого, они знают депутатов и задают вопросы нам. А мы не можем отчитаться перед ними, потому что исполнительная власть не делает своей работы. И многие инициативы мэра либо не доводятся до конца, либо доводятся, но настолько перекручиваются в процессе, что становятся никому не нужными. Огромный бюрократический аппарат Киева не перенастроился, он не может поломать свою психологию и понять, что главная задача чиновника — не показывать свою важность и неприступность, а служить людям.

Наверное, в моих словах чувствуются нотки раздражения, поймите правильно, это наболело. Ведь речь сейчас идет не о тех нескольких десятках представителей новой команды, искренне пытающихся что-то сделать, а о тех, кто остался от прошлой, позапрошлой власти, а это тысячи чиновников, огромная бюрократическая машина. Самое сложное и самое главное для нас на сегодняшний день — изменить психологию чиновников районного уровня, которые находятся в прямом контакте с людьми, каждый день приходящими с жалобами и проблемами. Мы сегодня формируем лицо новой власти именно из них. И наша задача — настроить их работу таким образом, чтобы они не видели в людях источник дохода, а занимались тем, чем, собственно, и должны заниматься. И если человек пришел к чиновнику, то должен уйти от него с решенным вопросом, а не с испорченным настроением и мыслями о том, как ему решать свои проблемы самостоятельно.

А не проще ли было бы просто уволить тех, кто вас не устраивает?

— Это только кажется, что проще. Гораздо сложнее суметь правильно использовать опыт и огромный потенциал уже имеющегося аппарата управленцев. Но когда мы подходим к данному вопросу вплотную, то оказывается, что кадровый голод на людей, способных управлять сложным бюрократическим механизмом, весьма острый. Молодые ребята, лидеры, менеджеры новой волны — это, конечно, хорошо. Есть целый ряд направлений, в которых они могут сделать то, чего не может сделать человек старой формации. Но ведь киевская городская администрация является частью огромной бюрократической вертикали всей страны. Чтобы работать в ней, многим вещам нужно учиться десятки лет. И заполнять соответствующие ниши в команде должны опытные чиновники, которым понятен этот язык, которые могут обеспечить эффективную взаимосвязь отдельной инстанции со всей бюрократической машиной.

Формат людей старого поколения имеет большие плюсы системности, молодому рвению присущи иные положительные качества. И мне кажется, Леонид Михайлович пытается составить из старого и нового правильную комбинацию. Чтобы имел место и новый взгляд на вещи, желание опробовать нетрадиционные подходы, более эффективное использование времени, но при этом не разрушались базовые элементы, которые обеспечивают жизнедеятельность администрации, ее связь с другими ветвями исполнительной вертикали в государстве.

Кстати, по поводу чиновников: мы слышали, что наконец проголосовано постановление, о котором вы рассказывали нам еще полгода назад, — так называемая система "единого окна" для предпринимателей?

— Да, действительно, за соответствующее постановление мы проголосовали на прошлой сессии. Однако касается оно не только бизнесменов, но и всех киевлян. Ни один киевлянин, будь то бизнесмен или учитель, приходя в городскую или районную администрацию со своим вопросом, не должен знать, что есть такой-то и такой-то чиновник. Люди не должны зависеть от настроения чиновника, искать способы попасть к нему и часами ждать в очередях под кабинетом. Киевлянину достаточно знать только, что мэрия обязана решать его проблемы и что, сдав в окошко свое заявление или просьбу, в четко определенный срок он получит ответ в письменном виде. Не нужно ходить, узнавать, вытряхивать из чиновников информацию — этим внутри администрации должен заниматься специальный контрольный отдел. Установка для них у нас одна: независимо от того, нравится тебе человек или нет, считает он администрацию плохой или хорошей, его проблемы нужно решить. Если ты этого не делаешь — тебе там не место. Это основной принцип "единого окна". Да, это серьезное нововведение, оно связано с разрушением существующей системы и созданием механизма, в котором будет отсутствовать сама возможность коррупции. И мы уже сталкиваемся с тем, что на низшем уровне чиновники всячески саботируют данный процесс, понимая, к чему он приведет. Но я уверен, что у нас хватит настойчивости, силы и желания для того, чтобы создать новый формат отношений власти с горожанами.

Как продвигается референдум по недоверию действующей киевской власти? И второй вопрос: даст ли императивный мандат всходы в виде переформатирования большинства?

— Процесс организации референдума даже немного забавен, поскольку некоторые инициативные группы настолько уже передрались между собой, что скоро будут проводить референдум о недоверии друг другу. А то, что касается тех групп, которые способны качественно подготовить и подать документы, то они обязательно будут зарегистрированы.

Простите, вы помогаете оппонентам организовать референдум против себя? — Как киевлянин Олесь Довгий я, конечно, имею свою личную точку зрения. Но в данном случае неважно, нравится мне это или нет. Я секретарь горсовета, заместитель мэра, и к моим полномочиям относится сопровождение референдумов. Я обязан сделать все, что зависит от меня и нашего юридического департамента, чтобы все документы качественно проверялись и вовремя регистрировались в установленном законом порядке.

А что касается императивного мандата, то я, да и не только я, надеюсь, что найдутся механизмы и здравый смысл, чтобы не допустить его действия. Каждый депутат — это личность, раз его избрали, значит, он чего-то достиг, он уже заслуживает уважения. Если смотреть на депутата как на орудие, как это делает Юлия Владимировна, то скоро у политической силы останутся на всех уровнях только те, кто полностью зависим или привык необдуманно выполнять любые команды. Мы получим большое количество "послушных" людей со статусом депутата того или иного уровня, армию отдельно взятого партийного лидера, а не представителей народа, к которым можно обратиться за помощью.

Слава Богу, к сегодняшнему дню в судебной ветви власти уже произошли некоторые изменения, и по всей Украине принимаются десятки решений, подтверждающих абсурдность тех действий, которые предлагает Юлия Владимировна.

Остались ли у вас с оппозицией после тарифной войны хоть какие-либо конструктивные точки соприкосновения?

— Конечно, остались. Мы и сегодня стараемся привлекать оппозицию ко всему. Я действительно считаю, что для нормальной работы власти конструктивная оппозиция необходима, и если она работает, то всегда смотрит на власть сквозь призму критики. А в этой критике почти всегда можно найти здравое зерно и откорректировать свои действия. Мы стараемся наполнить представителями оппозиции все рабочие группы, но, к сожалению, после истории с тарифами образовался определенный вакуум — работать им как-то не хочется, а гудеть надо. Но поскольку поводов для придирок мы не даем, получается это у них пока плохо. Наверное, что-то еще придумают, у Юлии Владимировны большой отдел креатива, и нас еще обязательно будут пытаться обвинять в чем-нибудь ужасном.

В "дерибане" земли, например.

— Ой, ну здесь я даже затрудняюсь что-либо комментировать! Продажа земельного участка за один миллиард гривен, по рыночной стоимости — это действительно беспрецедентно! Но даже тут, вместо того чтобы как-то положительно отреагировать, оппозиция умудрилась заявить, что, раз продали "всего лишь" за миллиард, то, наверное, можно было продать подороже.

Есть очень конкретное обвинение в адрес киевской власти — уничтожение парковой зоны. В частности, называется парк "Победа" и небольшие массивы, которые отдают под застройку. Как вы это можете прокомментировать?

— Есть вполне конкретные и абсолютно доступные данные о величине площадей парков на начало и конец года. Также, насколько мне известно, запланировано и уже даже отведено несколько дополнительных десятков гектаров земли под парки. Кроме того, всех застройщиков мы обязываем разбивать новые парки до окончания строительства домов или других объектов, которыми они занимаются. Я понимаю, что критика в наш адрес неизбежна, но, думаю, через два-три года киевляне смогут дать положительную оценку нашим действиям в этом направлении.

Как же тогда быть с положительными оценками приезжих? Кстати, решение о введении коммунальных карточек для них отменено окончательно?

— Ситуация с "коммунальными карточками" — это как раз один из самых ярких примеров желания одного из чиновников реализовать свою идею, выдав ее за позицию мэра. Кстати, идея ввести их, к которой лично я отношусь очень негативно, принадлежит и. о. заместителя мэра Александру Ржавскому. А я как раз стал свидетелем достаточно серьезного разговора у мэра, который пытался выяснить у Ржавского, как же тому пришло в голову такое заявить, ничего не согласовав заранее. И ничего внятного, конечно, в ответ не услышал.

Мы чуть не упустили тему игровых автоматов. Вы обещали, что уберете их от школ и т. д., но дело в суде проиграли. Будет ли продолжение?

— Я уверен, что это дело будет пересмотрено. Вы будете смеяться, но ситуация такова, что, даже находясь при власти в Киеве, мы собирались пикетировать суд силами депутатского корпуса, для того чтобы привлечь внимание общественности к тому, насколько открыто судебные инстанции покровительствуют представителям игорного бизнеса. Я также знаю, что в Верховной Раде готовится к рассмотрению подобный законопроект об ограничении местонахождения субъектов игорного бизнеса. Приятно осознавать, что наши начинания находят отклик и в высшем законодательном органе страны.

С весной снова заговорили о крупных проектах типа новых станций и линий метро, реконструкции скоростного трамвая и т. п. Есть ли средства на то, чтобы все это воплотить в жизнь?

— Безусловно, выйти сейчас на необходимые объемы финансирования, чтобы решить все городские проблемы, невозможно. Чтобы полностью сделать все, что у нас намечено по части транспорта до 2011 года, необходимо около 30 млрд. грн. А годовой бюджет Киева составляет всего 14 млрд. Уже сегодня понятно, что бюджет не покроет финансирования всех проектов, и мы в первую очередь разрабатываем механизмы привлечения инвесторов, ищем дополнительные источники. В общем, стараемся максимально быстро и эффективно решить эту проблему.

Готовится ли киевская власть к обещанному Маршу справедливости и, возможно, новым палаткам на Майдане?

— Да, похоже, что у некоторых политиков весной наступает острое революционное обострение. Но лично для меня весна, прежде всего, — это положительные эмоции, желание общаться с любимым человеком и возможность проводить выходные за городом, к чему я очень готовлюсь и стараюсь сделать как можно больше для того, чтобы иметь хотя бы один выходной в неделю. Лично я, как, наверное, и многие жители Украины, устал от всех этих революций и хотел бы, чтобы наши политики занимались не разрушением, а созиданием. Если они придут к этому, то у всех нас появится шанс двигаться вперед гораздо быстрее. Если не придут и весна останется лишь периодом обострения странных желаний, то у нас будет страна постоянных революций. Минимум раз в год — революция. Не верю я в марши. Ведь мы видели власть в исполнении тех, кто создает очередной кризис, а потом зовет всех на Майдан. Я уверен, что нельзя, будучи политиком, работать против народа.

Беседовали Дмитрий Заборин, Владимир Скачко, Александр Юрчук