В Европу через розетку

Новая весна принесла с собой важные перемены: 1 марта Кабинет министров утвердил устав концерна "Укратомпром", проект создания которого был одобрен правительственным Комитетом по развитию промышленности прошлой осенью. Причем важны перемены не только для НАЭК "Энергоатом", которая будет управлять объединением, развивая атомную энергетику, но и для всей Украины, получающей, помимо прочего, дополнительную возможность теснее слиться в дружеских объятиях с Евросоюзом.

Собственно говоря, изначально в задачи "Укратомпрома" входило привлечение инвестиций для активизации добычи урана и организация создания элементов производства ядерного топлива. Для этого в состав концерна должны войти такие предприятия, как желтоводский "Восточный ГОК", дирекция предприятия, строящегося на базе Новоконстантиновского месторождения урановых руд, Украинский научно-исследовательский и проектно-разведывательный институт промышленной технологии и др.

Если брать шире, то объединенным под одним началом разным ветвям атомной отрасли предстоят процессы корпоратизации, на что решительно взял курс президент "Энергоатома" Андрей Деркач. Дело в том, что большинство предприятий, которые войдут в состав "Укратомпрома", — государственные. А в условиях динамичного и агрессивного мирового рынка такая организационно-экономическая модель себя уже исчерпала. Чтобы привлечь инвестиции, "Энергоатом", как и другие предприятия "Укратомпрома", должен располагать современной прозрачной организационной структурой, иметь капитализацию собственных активов и доверие со стороны потенциальных партнеров.

Корпоративная структура намного прогрессивнее, она дает компании больше возможностей для развития и эффективного управления, а заодно помогает решить и первую задачу — привлечения инвестиций, в том числе за счет размещения корпоративных облигаций.

Следует отметить, что создание объединений в атомной отрасли — общемировая тенденция. Как заявил в эфире радиостанции "Эра-FM" глава подкомитета парламентского Комитета по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности Сергей Полищук, "в Украине это решение созрело уже давно. Наблюдая за теми процессами, которые сейчас происходят в мире, мы видим, что французская "АRЕVА" объединяется с Mitsubishi, Toshiba инициирует покупку хорошо известной нам компании Westinghouse, в России создается очень мощный концерн и ведутся работы совместно с казахами. Украина не может стоять в стороне от этих процессов, потому что можно, в конце концов, остаться за бортом".

Но управление комплексом предприятий и добыча урана — лишь полдела. На сегодняшний день перед атомщиками стоит проблема эффективного использования имеющихся мощностей украинских АЭС и строительства новых реакторов. Общеизвестно, что для действующих энергоблоков существуют диспетчерские ограничения по выработке электроэнергии. Кроме того, выход на проектные мощности невозможен из-за отсутствия достаточного количества линий электропередач.

Но если вторую проблему решить можно, то первая пока неустранима, поскольку есть у нас тепловая энергетика, за счет которой существует угольная отрасль. Нарастить выработку энергии за счет АЭС, сократив объем энергии тепловой, — получить социальные и экономические проблемы. По той же причине существенно ограничивается уровень "атомного" тарифа — пока основного источника средств "Энергоатома" на развитие. Поэтому наилучший выход — повернуться лицом к Европе.

"Не секрет, что в Европе тарифы на электроэнергию выше, и если бы мы продавали часть электроэнергии по европейским ценам, то могли бы использовать разницу в уровнях цен на рынках Украины и Европы для финансирования наших проектов, — говорит первый вице-президент "Энергоатома" Никита Константинов. — Тем более что желающих покупать у нас электроэнергию, поверьте, более чем достаточно. Но для налаживания экспорта нам нужно располагать соответствующими техническими, организационными, административными и, если хотите, политическими возможностями".

Логично предположить, что одним из важнейших направлений, на которых будут сосредоточены усилия НАЭК, станет обеспечение прямого экспорта электроэнергии украинского "мирного атома" в Европу. В этом весьма заинтересованы европейцы, откровенно говорящие о том, что согласованность энергетической политики для ЕС уже стала ключевым вопросом геополитической безопасности. Украинской энергосистеме, кроме вырученных средств, объединение с европейской придаст общую устойчивость. Дело может ускорить установка вставки прямого тока на западных границах Украины, что позволит экспортировать электроэнергию без синхронизации энергосистем.

Следующий шаг в этом направлении — открытие своих представительств за рубежом для самостоятельной продажи электричества и приобретение распределительных сетей в Восточной Европе, чем уже активно занимаются россияне. Скептики полагают, что такой курс неправилен, что надо интегрироваться в Европу всеми энергосистемами и трубопроводами сразу. Но с типичными для украинской (а, впрочем, и европейской) бюрократии подходами этот процесс может стать очередной долгоиграющей декларацией о намерениях, тогда как атомный "анклав" может окупиться за несколько лет и принести средства на модернизацию мощностей и повышение безопасности АЭС без вступления в мучительные пререкания по поводу процента повышения тарифа и недостатка бюджетных средств.