Тупик Мельникова, или Васильевича надо убрать

В первом вузе страны идет необъявленная война в лучших средневековых традициях. Нет, пока нет отравлений и боевых действий, но ректор Виктор Васильевич Скопенко стремится получить заверения в вассальной покорности от коллектива Института международных отношений. Это подразделение университета возглавляет не менее известный в элитных кругах Леонид Васильевич Губерский. Война идет не на жизнь, а на смерть…

Химический Васильич

Виктор Скопенко был избран ректором Киевского университета в 1985 году. Нам неизвестно, какие алхимические реакции проводил этот ученый-химик, ставший ветераном украинского ректорского корпуса, но с каждым годом его влияние в первом вузе Украины увеличивалось. Отношения Скопенко с властью никогда не были простыми. Интересно, что именно в Киевском университете родилась Демократическая платформа КПСС в Украине, Виктор Васильевич был доверенным лицом Леонида Кравчука в ходе президентских выборов 1994 года. Отношения с Леонидом Кучмой у ректора университета постепенно наладились благодаря Владимиру Литвину (бывший помощник Скопенко стал помощником президента и сгладил острые углы). В итоге Скопенко выбил не просто автономию от Министерства образования и статус "национального" для своего вуза, но и фактически уравнял свое ректорское положение с министерским. Киевский национальный университет финансируется отдельной строкой в бюджете. В результате Виктор Васильевич получил все основания старательно поддерживать сначала Леонида Кучму, а потом и Виктора Януковича. Возможно, самым драматическим моментом в ректорской карьере Виктора Скопенко было начало "оранжевой" революции, когда протестующие потребовали разрешить студентам влиться в свои ряды. Горячие головы предлагали выкинуть ректора из кабинета в красном корпусе. Скопенко был вынужден отступить. Тогда многим казалось, что дни ректора сочтены, но ему удалось оправиться от поражения и перейти в контрнаступление.

Незадолго до "оранжевой" революции Конституционный Суд Украины своим решением от 7 июля 2004 года признал неконституционным и, следовательно, утратившим силу "положение абзаца второго части первой статьи 39 Закона Украины "О высшем образовании" от 17 января 2002 года №2984-ІІІ, согласно которому предельный возраст кандидата на должность руководителя высшего учебного заведения третьего или четвертого уровня аккредитации не может превышать шестьдесят пять лет". Решение, кстати, вызвало в суде жаркие споры. Специалисты по конституционному праву, вспоминая о них, предлагают интересующимся ознакомиться с особым мнением тогдашнего судьи КС, а ныне – постоянного представителя президента Украины при данном органе профессора Владимира Шаповала, где приводится четкая и высокопрофессиональная критика позиции большинства конституционных судей того времени. Переводя с юридического на общедоступный, можно сказать, что благодаря решению КС Виктор Скопенко де-факто получил статус пожизненного ректора Национального университета.

В январе 2007 года Виктор Скопенко провел спецоперацию по переподчинению Национального университета Кабинету министров. Взамен правительство позволило Виктору Васильевичу еще на семь лет продлить контракт без проведения какого-либо конкурса. Недовольные голоса в университете если и звучали, то больше напоминали комариный писк – ссориться с практически ставшим вечным Скопенко большинство преподавателей не желают. Восстав, словно Феникс из пепла, ректор сосредоточился на войне со своим старым другом – директором Института международных отношений Леонидом Губерским.

Философский Васильич

Бывшее здание Высшей партийной школы при ЦК КПУ с начала 90-х годов носит гордое звание Института международных отношений. Конечно, изменилась и структура учебного заведения, и качество преподавания, и контингент студентов и преподавателей. Объективно ИМО остается наиболее элитным вузом страны, равняясь на своего "старшего брата" – московский МГИМО. При этом между московским и киевским институтами всегда существовала большая разница в статусе: МГИМО всегда был самостоятельным вузом и находился в подчинении союзного (ныне – российского) МИДа, а украинский ИМО создавался и продолжает существовать как подразделение Киевского университета. Впрочем, в начале президентской карьеры Леонида Кучмы его напряженные отношения с ректором вылились в президентский указ о переподчинении Института международных отношений Министерству иностранных дел. Тогда только странное и не вполне объяснимое стечение обстоятельств позволило Виктору Скопенко вернуть в лоно университета курицу, несущую золотые яйца – 8 миллионов долларов в год, из которых ИМО остается лишь 15 процентов.

Сегодня ИМО – не только кузница дипломатических кадров, но и место обучения детей большинства сильных мира сего. Периодически в прессе рассказывают об "институте мажоров". И когда общественное мнение соответствующим образом подготовлено, можно реализовывать любые задумки.

Но вернемся к фигуре директора Института международных отношений. Философ по специальности, профессор Леонид Губерский был назначен приказом ректора на должность директора Института международных отношений Киевского национального университета имени Тараса Шевченко в 1994 году вопреки воле коллектива института, поддержавшего на выборах директора экономиста-международника, профессора Антона Филиппенко. Такое отношение коллектива было вполне объяснимым: с предложенной ректором кандидатурой тогдашнего проректора Университета Леонида Губерского люди были знакомы мало, поскольку международником тот не являлся.

Парадоксально, но принудительно ставший шефом ИМО небесталанный администратор Губерский в коллективе в целом был принят. Его неслучайно называют прекрасным хозяйственником, управленцем умеренного и доброжелательного поведения. За время своего руководства Леонид Васильевич переформатировал коллектив "под себя", привлекая "нужных людей" и создавая условия для формирования личной преданности. Самые типичные – обеспечение поступления родственников или "знакомых" значимого для директора члена коллектива (в первую очередь – члена ученого совета) в институт.

Пребывание на должности директора позволило Леониду Васильевичу приобрести бесценные связи. Способ в основном был один – успешное управление процессом поступления в институт детей представителей политической и финансовой элиты. Можно предположить, что вопрос поступления в той или иной степени (видимо, по своеобразным квотам) координировался между руководством института и университета. За 12 лет руководства институтом Леонид Губерский сделал своими личными должниками, друзьями или добрыми знакомыми множество людей, имеющих вес в украинском обществе. Нужно было видеть, как уверенно он чувствует с себя с сильными мира сего в здании "своего" Института. Именно за счет руководства институтом произошел и "личный рост" директора – вплоть до избрания академиком НАН Украины. Губерскому, никогда не находившемуся на дипломатической работе и практически не преподававшему в Институте международных отношений, в 2001 году был присвоен ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла Украины.

Лакомый кусочек

Впрочем, не станем утверждать, будто Губерский исключительно снимал сливки со своей должности, забывая о какой-либо предосторожности. Сотрудники института в частных беседах отмечают, что в ИМО при Губерском неизменно сохранялась (пусть и мизерная) квота для "случайных людей" – сирот, сельских детей, особо настойчивых и талантливых абитуриентов, которые, невзирая на явную несправедливость по отношению к ним на вступительных экзаменах, вновь и вновь пытались штурмовать приемную комиссию института. Увы, от этого не исчезла и не стала менее выпуклой проблема огромного количества "мажоров", с детства "держащих Бога за бороду" и в принципе не желающих учиться, либо по своим способностям никак не вытягивающих на хорошие оценки. Попробуйте поговорить с преподавателями ИМО об успеваемости Виталины и Андрея Ющенко, Олега Тарасюка, и в ответ вы услышите мало приятного. И главное – мало правды.

Дело, конечно, не в высокопоставленных родителях элитных шалопаев, а в личном отношении каждого студента к предлагаемым ему знаниям. Институту международных отношений есть что предложить жаждущим учиться. Он имеет много оснований считаться одним из лучших вузов Украины и даже СНГ. Преподаватели, школы, традиции по основным специальностям – международные отношения и международное право – лучшие и по сути единственные в стране. Сильно и существующее с 1971 года отделение международных экономических отношений. В ИМО функционирует мощная кафедра иностранных языков, благодаря которой прилежные студенты знают иностранный язык и способны "в нем работать" по своим специальностям на высоком уровне. Неудачей, да и то относительной, можно считать разве что открытие в 90-х годах специальности "международная информация". По сути, речь шла о создании, по примеру "старшего брата" МГИМО, отделения международной журналистики. Поскольку такая специальность в рамках университета уже существовала (в институте журналистики), то название было "слегка" изменено. Подавляющее большинство опрошенных студентов и преподавателей института затруднились с ответом на вопрос, что именно изучают будущие "информационные аналитики – международники". Все же из их ответов удалось понять, что речь идет о довольно причудливой смеси информатики и журналистики. Впрочем, образование выходит вполне конкурентоспособное, пусть и не дотягивающее до более престижных МО, МП и МЭО (а также недавно открытого "международного бизнеса" – "коммерческого" клона МЭО, созданного снова-таки по образцу московского "старшего брата").

Еще говорят, что хотя Институт международных отношений и Институт журналистики работают в одном здании, последний ни копейки не тратит на содержание корпуса и практически иждивенчески потребляет его ежегодные ремонты и, в целом, неплохое содержание – и тепло, и свет, и аудитории, отремонтированные и функционирующие туалеты и так далее. Именно деньги ИМО помогают поддерживать единственное в Киеве приличное помещение, в котором не стыдно проводить самые представительные международные мероприятия, приглашать находящихся в Киеве иностранных президентов и всяческих почетных гостей для лекций и выступлений.

Необъявленная война

В 2004 году, когда истекал очередной срок полномочий Леонида Губерского в должности директора Института международных отношений, согласно уже знакомым читателю нормам законодательства и Устава Университета, он не мог быть избран на новый срок. Руководствуясь положительной оценкой результатов его работы, единодушно данной коллективом института и ректором Университета, последний принял поистине соломоново решение: продлить своим приказом полномочия профессора Леонида Губерского в качестве директора института до достижения им 65 лет (октябрь 2006 года), то есть до максимального предела, установленного в то время Уставом Университета. В сентябре 2006 года ректор начал подготовку к назначению нового директора, предписав кафедрам Института международных отношений выдвигать кандидатуры на эту должность.

По слухам, подтверждаемым нашими источниками, заменить Губерского ректор предложил опытному преподавателю, заведующему кафедрой международного права и, по совместительству, небезызвестному политику Александру Задорожному. Очевидно, таким способом ректор попытался расколоть лагерь сторонников Губерского в Институте и получить дополнительную поддержку в борьбе с ним со стороны Задорожного и его друзей. При этом ректор явно не учел настроений внутри ИМО. Задорожный, на словах согласившись на предложение ректора, проявлял чудеса дипломатического лавирования. Он до последнего тянул с выдвижением своей кандидатуры, а когда последовало очередное резкое напоминание из ректората, на заседании своей кафедры предложил поддержать… Леонида Губерского, при этом выдвинув его (Задорожного) кандидатуру только в том случае, если действующий директор по каким-то причинам сам откажется баллотироваться. Естественно, никого в институте не удивило демонстративное снятие Задорожным своей кандидатуры в день голосования и обращенный к коллегам призыв проголосовать за Леонида Губерского. Прошли безальтернативные и единогласные выборы директора (пусть и вопреки действовавшим тогда закону и университетскому уставу) на ученом совете института, скомпонованном директором из лично преданных ему людей.

В итоге Губерский осенью 2006-го остался директором Института. Более того, ему удалось развить свой успех – парламент в начале 2007 года внес изменения в законодательство, устранив возрастные ограничения и для руководителей факультетов (институтов). Однако эта победа Леонида Васильевича оказалась пирровой – Виктор Скопенко начал широкомасштабное наступление на позиции своего старого друга и давнишнего фаворита. О его причинах можно только догадываться. Говорят, что дружеские отношения Скопенко и Губерского последовательно разрушались не соответствующим легальным доходам ростом личного благосостояния директора Института международных отношений. Кроме того, в начале 2007-го планировалось решение судьбы самого ректора, и тот мог почувствовать телодвижения своего старого друга, направленные на подготовку почвы для собственного воцарения в университете.

Говорят, что еще осенью 2006-го в президентском Секретариате был подготовлен проект указа из трех пунктов: снять с должности ректора Скопенко, назначить временно исполняющим обязанности ректора Олега Третьяка, проректора КНУ имени Шевченко, объявить конкурс на должность ректора. Информированные источники утверждают, что этот документ остановил первую атаку Скопенко на Губерского. Однако после подчинения Национального университета имени Шевченко Кабинету министров президент уже не может защищать директора ИМО.

Дедушки сцепились

Ощутив поддержку тандема Янукович – Табачник (последний не прочь увидеть себя в качестве преемника Виктора Скопенко), ректор начал осаду позиций мятежного директора самого престижного института страны. В ход пошло все: публичное недовольство ведением хозяйственной деятельности, нарастающие слухи о коррупции в ИМО, кадровые вопросы, претензии к неправильным названиям кафедр, их дублированию (особенно на отделении международной информации) с существующими в других подразделениях университета, "коммунальные" конфликты институтом журналистики и т.д. Один из важных вопросов, например, лишение ИМО статуса юридического лица, втихаря полученного его руководством ранее (вряд ли без молчаливого согласия самого ректора). Наконец, "ударом ниже пояса" для коллектива ИМО стало резкое требование ректора сократить преподавание в институте иностранных языков, лишив его одного из основных конкурентных преимуществ в сфере образования.

Особенно показательной стала встреча коллектива институтов филологии, журналистики и международных отношений с ректором 31 января 2007 года. Перед полным актовым залом ректор подверг Леонида Губерского уничижительной критике. Как отмечают присутствовавшие на этом собрании люди, сотрудниками ИМО ректору не было задано ни одного вопроса, а сам Губерский, сидевший в президиуме, несколько раз… аплодировал ректору. Аппаратная школа, знаете ли.

После публичной порки своего руководителя коллектив института понял одно – директору недвусмысленно указано на дверь. Не исключена почетная капитуляция – возвращение в качестве заведующего кафедрой на философский факультет. Если Губерский уйдет – линчевание и шельмование Института прекратится. Однако сказать об этом самому всемогущему директору, во всяком случае, публично, ни один сотрудник не осмелился. Атмосфера почти всеобщего "одобрямса" решений ректора в университете зеркально отражается аналогичным отношением к директору в ИМО.

Загнанный в угол Губерский организовал многочисленные "письма поддержки" со стороны народных депутатов, обеспокоившихся состоянием дел в ИМО, а также "волнения" среди студенчества. Подобно тому, как ректор использовал любые зацепки, чтобы показать свое недовольство институтом, директор и его команда используют любую информацию для создания атмосферы обеспокоенности среди студенчества. Сначала в среду студентов, а затем и в СМИ запущен слух о ликвидации ИМО. Достаточно пролистать интернет-форум на неофициальном сайте института, чтобы оценить масштабы информационного "шума и пыли", запущенной в студенческую среду. Цель проста и очевидна – в сознании студентов, их родителей и преподавателей прочно связать институт и Леонида Губерского. Защищать Институт международных отношений, вернее, себя во главе Института Леонид Васильевич готов до последнего патрона. Способствует такому эффекту и образцово-совковая политика ректората, лупящего изо всех пушек по институту в целом с единственной целью сместить его руководителя.

Тупик Мельникова

Объективный анализ свидетельствует, что о ликвидации института речь не шла никогда. Самые "страшные" структурные изменения, предлагавшиеся ректором для обсуждения на ученом совете Университета – прекратить дублирование международной информации и международной журналистики, объединив их под эгидой Института журналистики, а также перевести отделение международных экономических отношений на экономический факультет. Впрочем, решение ученого совета университета (в подавляющем большинстве контролируемого ректором, как и совет ИМО – директором) было совсем другим: единственным утвержденным структурным изменением оказалось слияние двух кафедр, существовавших некоторое время отдельно в рамках отделения международной информации Института международных отношений.

Судя по всему, война на уничтожение ИМО и выпихивание его директора из кресла продолжится. Над институтом дамокловым мечом висит угроза уничтожить отработанную годами систему обучения иностранным языкам. Впереди же – приемная кампания, в которой война между Виктором Скопенко и Леонидом Губерским может разгореться с новой силой, приобретая причудливые формы. Рискнем предположить: вокруг Губерского будут продолжать "падать люди", и лишь он останется стоять монументом самому себе. Его личных связей на это хватит. Вот такой вот тупик получается…