Из крапивы

В старину русские на Кавказе делили всех туземцев на тех, кто подрабатывает извозом, и тех, кто по ночам может полоснуть кинжалом по шее. Отряхните пыль с любого издания «Героя нашего времени» — кавказцы там «мирные» (с ударением на предпоследнем слоге) и «немирные». Сколько лет прошло — а Кавказ «на том же месте»!
Диверсант без шкуры. По «мирности», естественно, с точки зрения Москвы, Игорь Гиоргадзе может считаться самым ближним. Точно так же для Тбилиси бывший шеф секретной службы — враг номер один, агент иностранной державы. Для Интерпола — разыскиваемый. Для одного восторженного почитателя — потомок «Витязя в тигровой шкуре».

Гиоргадзе говорит, что если бы имел желание свергнуть нынешний «режим» — сделал бы это десятки раз. За подобную цитатку в любой державе — самой-самой демократической — человека судят. А в Грузии сегодня речь идет о самом выживании страны и нации. Переворот… по счастью, вовремя предупрежден. А Игорь Пантелеймонович опять (тоже вовремя!) оказывается в другом месте. Старая школа, знаете.

Гиоргадзе в свое время неплохо готовили — и тот, советский период его жизни с биографической точки зрения вызывает наименьшее количество каверзных вопросов и нареканий. Нынешний злейший противник «розового террора» (Гиоргадзе — о Саакашвили) — типичный «военный сын». Игорь родился на самом что ни на есть пограничье. В начале 50-х его отец Пантелеймон Гиоргадзе служил на китайской границе в Восточном Казахстане. Тогда еще никто не мог знать, что Гиоргадзе-старший дослужится до штанов с лампасами и станет главным грузинским большевиком, первым секретарем ЦК Компартии.

С таким родителем — прямая дорога в Высшую школу КГБ. За пять лет Игоря Пантелеймоновича обучили иностранным языкам. Кроме родного грузинского и второго родного — русского, почти родного — азербайджанского, владеет турецким, французским и сербохорватским. Официально по диплому его специальность именовалась «юрист-правовед», были еще специальные дисциплины, но об этом рассказывать как-то не принято — вслух. А измышлять гипотез не будем.

Итак, карьера определена. Гиоргадзе-старший занимал высокие посты в госбезопасности. То было время, когда республику возглавил Эдуард Шеварднадзе, которому сегодня «государственно-безопасное» прошлое уже в вину не вменяют. Игорь Пантелеймонович, безусловно, со своим будущим шефом, а после — преследователем был уже тогда знаком. Некоторое время Игоря в Союзе не видели: он выполнял особое задание в Афганистане. Деятельность отряда «Каскад» в Кандагаре даже в ЦРУ оценили в наивысших степенях: работали профессионалы. Не их вина, что война-то оказалась не освободительной, а для страны — просто губительной.

Однако специалист высокой квалификации себе работу всегда найдет. Союз развалился — Грузия запылала. То, что попытался сделать со страной Звиад Гамсахурдиа, потомственный интеллектуал, писатель, сын писателя, кинулись исправлять бывшие «пограничники». Темное случилось время, смута, гражданская война. Гиоргадзе стал на сторону экс-министра иностранных дел Союза. А вот его двоюродный брат оказался по другую сторону. «Озверелая толпа внутренних войск превратила его в окровавленный кусок мяса. У него осталось трое детей. Это моя ответственность, моя обязанность поставить их на ноги», — конечно, это не история Грузии 1991—1992 годов, а так, мрачная картинка с натуры. А еще — мазочек, который Игорь добавил в автопортрет.

А вот еще одно темное дело. До сих пор не расследовано дело о гибели первого президента независимой Грузии. Гамсахурдиа, по одной версии, убит спецслужбами Шеварднадзе. Официально — покончил жизнь самоубийством. Гиоргадзе, который уже в то время исполнял роль шефа госбезопасности, имел возможность выполнить если не прямой приказ, то по крайней мере пожелание Шеварднадзе. Но Игорь Пантелеймонович осторожен: утверждает, что экс-президента убили. Но другие люди — не он…

Год Гиоргадзе обеспечивал грузинскую безопасность, а потом начались контры с президентом. В «тех» кругах друг про друга слишком много знают, а Шеварднадзе потребовались менее самостоятельные приближенные. В сентябре 1995-го возле здания парламента на авто президента покушались: взорвалась «адская машина». Шеварднадзе не пострадал. В организации покушения обвинили Гиоргадзе. Он из Грузии исчез. Противники утверждают — улетел на российском военном самолете с российской же базы в Вазиани. Сам Игорь Пантелеймонович подает эту историю по-другому: в момент покушения он находился в Анкаре. В Турцию его, владеющего языком сопредельной державы, направил якобы сам президент. После того же, как услышал из новостей, что в Грузии его ищут, снятый со всех должностей глава спецслужбы, по его личной версии, просто вынужден был уехать. В Москву. Устраивать сына на учебу.

Командор не при руле. После покушения на Шеварднадзе был суд. Процесс готовили более двух лет. Те, кому посчастливилось присутствовать «со стороны», утверждают, что материальных доказательств вины Игоря представлено не было. Однако были показания Темура Хачишвили, бывшего заместителя Гиоргадзе, и Гиги Гелашвили, бывшего командира группы «Альфа». Якобы он их вызвал, поручил все подготовить, но вот не вышло. Сам же Игорь Пантелеймонович все отрицает — его оговорили продажные соратники. Те же Хачишвили-Гелашвили рассказали еще об одном деле: Гиоргадзе принадлежит идея и исполнение теракта против лидера Национал-демократической партии Грузии Георгия Чантурия, одного из популярнейших партийных лидеров Грузии.

По обоим «эпизодам» Гиоргадзе в Тбилиси считается однозначно виновным — за что и послан был запрос на розыск в Интерпол. Так что Игорь Пантелеймонович — враг уже третьему президенту своей страны, ибо Михаил Саакашвили не счел нужным отказаться от обвинений, а только усугубил их. Правда, бывшая супруга Чантурия — политдама Ирина Саришвили лично встретилась с Гиоргадзе. И случилось чудо: обвиняемый не только обелил себя, но еще и завербовал вдову предполагаемой жертвы… Прямо Ричард III: тот, если помните, соблазнил вдову убиенного им соперника чуть ли не при гробе погибшего. Саришвили сегодня руководит одним из подразделений гиоргадзевского «антисоросовского фронта».

Игорь Пантелеймонович в Грузии не очень популярен: по разным данным — от полутора до четырех с лишком процентов, у нынешнего президента, по самым скромным подсчетам, — не менее 30%. Однако сводить все к личному соперничеству в политике как-то не принято. Посему политическая платформа Игоря Гиоргадзе по его собственным интервью восстанавливается так. Остановить «розовый террор» и устроить «революцию крапивы». Крапива в данном случае — символ отрезвления нации. Выиграть выборы — если удастся. Гиоргадзе намертво лишен возможности принять участие в выборах — его не регистрируют по причине более чем двухлетнего отсутствия на родной земле.

Если же до выборов не допустят — Гиоргадзе хочет дождаться, пока в Тбилиси снова начнется заваруха. В любом случае — сохранять ориентацию на Россию. Своей опорой Гиоргадзе в первую очередь называет полуторамиллионную грузинскую диаспору на севере — среди российских грузин не все довольны Саакашвили. Не следует, правда, думать, что он чистой воды «наймит»: грузинские князья давно освоили искусство поиска союзников из числа «великих держав». Можно «изливаться» в любви, а в кармане держать… например, гранату.

Сторонников в Грузии Гиоргадзе объединил во Всегрузинский патриотический альянс «Самшобло» («Отчизна»), партию «Самартлианоба» («Справедливость») и движение «Анти-Сорос». Активных членов партии у Гиоргадзе немного, да и те, по мнению оппонентов, манифестируют на российско-эфэсбешные деньги. Но опасность с этой стороны Саакашвили почуял: иначе зачем нужно было устраивать типичносовковое маски-шоу с арестом партийных активистов, обыском офисов «Справедливости» и выгребанием на улицу девушек и бабушек из «Анти-Сороса»? Последние год-два о беглом шефе госбезопасности почти ничего не слыхали — он засветился только этим летом, когда открыл в российской столице отделение своей партии и начал антисоросовскую кампанию. Тбилиси требует выдать Гиоргадзе, а Москва официально заявила, что даст ему статус политического беженца.

В начале 90-х, в период активной борьбы за ликвидацию первого грузинского президента и восшествие на престол второго, подчиненные знали Гиоргадзе по позывному «Командор». По версии Тбилиси, он руководит специальной операцией против третьего президента. Агенты Гиоргадзе, как заявил один из грузинских парламентариев, завозят деньги в страну чемоданами, и это не анекдот о тбилисских плутах-кинто. Его сравнивают с бен Ладеном — впрочем, есть и такие, кто считает Игоря спасителем страны. В конце концов, в Грузии так быстро все меняется: вот Россия поддерживала Шеварднадзе, потом «санкцию сняла». Как выразился один американский чиновник, насмотревшись с утра пораньше кадров с киданием на асфальт в Тбилиси, «грузинская демократия важнее сохранения власти отдельных политиков»…

Сергей Коротаевский
«Радио-Эра FM», специально
для «Киевского телеграфа»

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам