Большой раздел

Мировой рынок металлургии стремительно движется к монополизму. Mittal Steel Company все-таки достиг цели и за немыслимые деньги прихватил Arcelor. Чтобы отбить затраченные на покупку $32,2 млрд., он повысит цены на сталь в планетарном масштабе (и в Украине тоже). Обеспокоенный происходящим и проигрышем в борьбе за Arcelor, Кремль благословил покупку Романом Абрамовичем 41,3 % акций холдинга Александра Абрамова Evraz Group. Украинским металлургам ничего не остается, кроме как забыть раздоры и тоже объединяться…

Оферта крупнейшей сталелитейной компании мира на выкуп акций своего ближайшего конкурента признана состоявшейся после того, как Mittal повысил предложенную им цену с 18,6 млрд. евро в январе до почти $26,5 млрд. евро в июле. Как и в случае с конкурсом по "Криворожстали", когда Лакшми Миттал победил представителей ИСД (за которыми стоял Arcelor) с минимальным отрывом, в данном случае все решил миллиард евро. Еще в мае совет директоров Arcelor выступил против слияния с Mittal и не изменил своей позиции даже после того, как компания Лакшми Миттала в мае увеличила предложение до 25,8 млрд. евро.

Но когда цена достигла 40,44 евро за акцию, директора сдались. Внезапно вспыхнувшая на мировом небосклоне звезда российского магната Алексея Мордашова быстро погасла. С конца мая до середины июля Мордашов мог считать себя одним из перспективнейших бизнесменов Европы, да и всего мира. Добро на слияние дал сам Владимир Путин, вызвавший Алексея Мордашова в Кремль. Но в итоге из сделки века ничего не вышло. Почему?

Ответить на этот вопрос довольно сложно, потому что у российской и люксембургской компании было больше причин для слияния, чем для отказа от него. Еще в 2005 году у серьезных аналитиков не было ни капли сомнения в том, что Arcelor и "Северсталь" рано или поздно породнятся. Дело даже не в том, что их продуктовые линейки хорошо дополняют друг друга, а сами они технологически сотрудничают уже не меньше трех лет. Дело в том, что Arcelor и "Северсталь" –при всей разнице корпоративного управления, крайне близки стратегией развития, направленной на отказ от рисков в пользу стабильного развития.

Лакшми Миттал – прямая противоположность и "Северстали", и менеджменту Arcelor. Некоторые аналитики вообще не считают британца индийского происхождения металлургическим магнатом и даже промышленником. Лакшми Миттал тесно дружен со своим основным кредитором – инвестиционным банком Goldman Sachs, являющийся еще и консультантом компании Mittal Steel. Именно банк, специализирующийся на долгосрочных прогнозах, вероятно, подсчитал: если консолидировать металлургические активы в руках нескольких транснациональных мега-компаний, не составит труда повысить глобальную цену на сталь и держать ее до упора, получая сверхприбыли. Поэтому Goldman Sachs всячески подталкивал Mittal Steel к агрессивному поглощению Arcelor, снабжая его неограниченным количеством денег, полученных от кампаний, пожелавших приобщиться к участию в монополизированной металлокормушке.

Империя Mittal Steel, в которой до последнего времени самой яркой жемчужиной был Карагандинский меткомбинат, росла против всех законов рынка — Лакшми Миттал скупал "тяжелые" старые меткомбинаты, еще шесть лет назад никого не интересовавшие, по всему миру. Три года назад Mittal Steel "выстрелила", начав претендовать на скупку активов везде, где могла до них дотянуться. Одновременно "фактор Миттала" начал работать на глобальном стальном рынке — во многом его усилиями росли цены на сталь в 2003—2005 годах. Впрочем, росли и долги, росло и недоумение сверхрисковой политикой Mittal Steel, аналитики заговорили о том, что "финансово-металлургическая пирамида" Миттала рано или поздно или рухнет, или станет диктовать правила игры всему миру. Заявка на покупку Arcelor была более чем логичной: альянс Mittal-Arcelor должен стать самым мощным игроком стального рынка мира.

И все-таки мы не ответили на вопрос, почему Мордашов все-таки проиграл? Судя по всему, итог сделки решили нюансы. Соперничество "Северстали" и Mittal Arcelor сначала отдаленно напоминало конкурс по "Криворожстали" – бой шел вокруг цифр. Mittal увеличивал свое предложение, Мордашов старался не отставать. Он даже взял многомиллиардный кредит у инвестиционного банка ABN AMRO. Для увеличения своего предложения. Но Лакшми обошел их и тут, сыграв на страхе менеджеров Arcelor остаться без работы. В прошлую пятницу французская экономическая газета La Tribune сообщила, что Mittal согласилась на требования Arcelor сохранить менеджмент компании на своих руководящих постах. Совет директоров по-прежнему будет возглавлять люксембуржец Жозеф Кинш. Кроме того, по сведениям газеты, достигнута договоренность о том, что администраторы компании будут назначаться Arcelor или будут независимыми. Нынешний состав топ-менеджеров сохранится, но в него войдут также и представители Mittal Steel, в частности финансовый директор группы Адитийя Миттал, сын Лакшми Миттала. За Мордашова в итоге выступили только профсоюзы. Но им быстро заткнули рты.

Российские аналитики высказали предположение, что топ-менеджеры Arcelor соглашались на Алексея Мордашова только, чтобы сохранить свои рабочие места в компании или получить более щедрые отступные. Ментально они были скорее склонны сдаться английскому индусу Митталу, чем ловкому заводчику из заснеженного Череповца, который ходит за благословением в Кремль. Не исключено, что они просто использовали симпатягу Мордашова, чтобы раскрутить Миттала "на бабки" и уступки.

Что теперь будет делать благословленный Путиным Мордашов и весь российский металлургический рынок в условиях тотальной глобализации? Тоже глобализироваться. В конце июня этого года стало известно, что Millhouse Capital, структура, аффилированная с Романом Абрамовичем, приобрела Evraz. Тоже, надо полагать, с благословения Владимира Владимировича. Но об этом, в отличие от ситуации с Мордашовым, решили умолчать. Evraz интересен не сам по себе, а тем, что в прошлом году купил два металлургических завода в Европе — "Витковице Стил" в Чехии и "Палини и Бертоли" в Италии. В свою очередь Алексей Мордашов имеет шанс рассчитывать на участие в разделе британской Corus. Если ему удастся, с позволения Кремля, объединить свою компанию с Evraz Романа Абрамовича, создать альянс с рудной группой Алишера Усманова и структурами Виктора Вексельберга, в России появится национальная альтернатива Mittal.

Как это отразится на Украине? Во-первых, Лакшми Миттал продолжит поднимать цены на металл, за ним паровозиком потянутся остальные комбинаты, и в целом это будет означать общее подорожание товаров. В том числе и потребительских. Во-вторых, нашим металлургическим предприятиям будет труднее сбыть свою продукцию: мелкоту на мировой рынок не пускают, а посредников гиганты будут выдавливать, чтобы не путались под ногами. Наконец, недавно стало известно, что "Северсталь" договаривается с Mittal о ценовой политике на Украине. Формально переговоры ведут ОАО "Днепрометиз", контролируемое ЗАО "Северсталь-метиз", и ОАО "Mittal Steel – Кривой Рог". Речь идет об особых условиях поставки катанки с одного предприятия на другое. Другие покупатели продукции "Mittal Steel – Кривой Рог" уже назвали действия "Днепрометиза" монопольным сговором. Это напоминает ситуацию, когда два льва делят территорию, вместе со всей обитающей там живностью, обреченной на поэтапное съедение. Не исключено, что вскоре определять судьбу украинского рынка будут Лакшми Миттал и Роман Абрамович, сидя за столиком дорогого лондонского ресторана и попивая настоящий колониальный чай…