Ну а девушка потом?

Президент не собирается распускать парламент. Он интуитивно понимает, что в таком случае получает «паровозом» досрочные выборы главы государства. И его победа – абсолютно не гарантирована. У Ющенко остался последний патрон, который он вот уже полгода пытается использовать. Этот боеприпас позволяет взорвать к такой-то бабушке всю нынешнюю систему управления. Самое главное – без особых негативных последствий для трипольской культуры и лично Виктора Андреевича…
В роли президентского «пластида» выступает Конституционный суд (КС). 48 часов назад Виктор Ющенко выдвинул ультиматум парламенту. Как не рожденной демократической коалиции с участием секты врачей (БЮТ), так и всем депутатам сразу. Он не намерен подписывать представление на назначение премьер-министра до тех пор, пока не будут приведены к присяге судьи КС. Поскольку Виктор Андреевич крайне редко формулирует что-либо в конкретной, да еще ультимативной, форме, то возникает обоснованное опасение – в голове у Ющенко появилась какая-то осознанная им мысль, не имеющая отношения к истории города Батурина. Присяга судей должна быть первым решением парламента. Вот как только будут сформированы руководящие и направляющие органы Верховной Рады (президиум и главы комитетов), так сразу депутаты должны принять. Присягу. Иначе он (Ющенко) ничего подписывать не будет и заблокирует вторую часть марлезонского балета – формирование нового Кабинета министров.

В соответствии с новой Конституцией, у президента действительно есть право символически поучаствовать в назначении премьер-министра. Члены парламентской коалиции встречаются с президентом и сообщают, какую кандидатуру главы правительства он должен подать на утверждение Верховной Рады. Больше от него ничего не зависит. Подать или не подать – это сфера его компетенции. По большому счету, в Основном законе не предусмотрен вариант, когда глава государства упирается рогом. Смысл новой формы правления заключается в том, что все взрослые мальчики (девочки), должны договариваться, а не брать друг друга на испуг (понты). Тем не менее, вариант не подачи президентов согласованной коалицией кандидатуры премьера выходит за границы нового конституционного поля. Возможен, знаете ли, этакий паскудный, с привкусом скандала, кризис. Благо, как справедливо отмечает в своем ультиматуме президент, Конституционный суд, который теоретически может разрулить возникшую ситуацию, недееспособен и безопасен, как младенец в памперсах с символикой одного белого блока.
Резкая актуализация вопроса реанимации КС может быть объяснена двумя основными версиями.

Первая: Виктор Андреевич нашел повод не вносить на утверждение кандидатуру Юлии Тимошенко. Он же сказал: утром присяга – вечером внос тела. Вечером присяга – утром автограф. Например, 7 июня парламентская сессия снимается с «менопаузы» и объявляется: усе хорошо, вот вам коалиция, однако вопрос о премьере выносится за скобки. Хотя известно, что им станет Юлия Тимошенко. А тут президент устраивает, по его собственному выражению, «экзамен на зрелость коалиции». Воинов ОУН-УПА реабилитировали? Как на…? Ах, на некоторое время отложим? Отлично. Теперь тест на зрелость и любовь к Конституции – давайте присягу судей. Иначе никакой Тимошенко не будет.

Вторая: поскольку президент любит решать проблемы чужими руками, то главная задача запущенного с помощью присяги Конституционного суда – отменить, простите за выражение, конституционную реформу. Как? Да как в том анекдоте, когда мужик ночью возвращается домой, надев по забывчивости нижнее белье своего спарринг партнера женского пола. И обращается к своей половине: «Ну ты же умная, придумай что-нибудь». Можно, например, сосредоточиться на моменте голосования за политическую реформу. Или там привязаться к технологии ее реализации. В принципе, и к столбу докопаться можно. Но только чужими руками, поскольку в бело-оранжево-рубиновой коалиции за денонсацию реформы выступают все, кроме Сан Саныча Мороза. Тимошенко вообще чуть ли не единственная голосовала со своей малочисленной фракцией против.

«Наша Украина» – понятное дело, «за». У них глава государства – единственный политический актив, которому обрезают все. Кроме памятников трипольской культуры. А вот Сан Саныч – единственный верный фанат новой Конституции. Он за нее, знаете ли, может порвать все на японский флаг. Позиция такая у человека. И коалиция в таком случае распадется, как уран-238 во время ядреной реакции. Версии мы высказали. Теперь перейдем, как любил говорить прапорщик Задирака, к материальной части, то есть к запутке к Конституционным судом. А дело было так…

18 октября 2005 года истек срок полномочий девяти судей КС. Четыре мэтра сложили свои мантии еще раньше. Всего их там 18. Отнимаем 13 (9+4). Получаем в остатке 5 действующих судей: Павел Ефграфов, Владимир Иващенко, Валерий Пшеничный, Сюзанна Станик и Павел Ткачук. Сами они, естественно, никаких решений, связанных с толкованием Конституции, принять не могут. Пленарные заседания КС считаются правомочными, если на них, родимых, присутствуют не меньше 12 полноправных членов. Интересный момент: решения считаются принятыми, если за них проголосовало не менее 9 судей. А тут 5. Образовался явный и неоспоримый некомплект, который необходимо восполнить по схеме, определенной в Основном законе.

КС формируется на паритетных началах Верховной Радой, президентом и съездом судей. Они назначают по шесть конституционных судей на 9 лет без права быть назначенным на второй срок. Поскольку, как мы помним, 5 уже есть в наличии (два от ВР и три – от Леонида Даниловича Кучмы), то квоты должны быть заполнены следующим образом:

· съезд судей – 6 человек;
· президент – 3;
· парламент – 4.

3 ноября седьмой съезд судей назначил по своей квоте не 6, а 5 мэтров КС. Небольшое пояснение: делегаты решили, что Андрей Стрижак, назначенный конституционным судьей на шестом, предыдущем съезде, должен вступить в должность. С этим товарищем вообще интересная история получилась. Его избрали, а присягу господин Стрижак принести не смог из-за блокады парламентской трибуны. И знаете, что интересно? Трибуну блокировали представители фракций «Наша Украина» и БЮТ. В соответствии с требования процедуры, в момент принесения присяги судьями КС в сессионном зале должны находится президент и премьер. 20 января в ВР приехали Леонид Данилович (Кучма) и Николай Янович (Азаров), который на тот момент исполнял обязанности премьера. Но «оранжевые» были непреклонны. Глава комитета по вопросам госстроительства и местного самоуправления Анатолий Матвиенко (на то время – БЮТ), выступая в парламенте, заявил, обращаясь к Кучме: «Неужели вы не понимаете, какой фарс в очередной раз разыгрывается в зале по вашей инициативе?». Потом Матвиенко поссорился с Тимошенко, перешел в «Нашу Украину», получил должность первого зама главы секретариата президента и критиковал ВР за торможение дела с присягой. А господин Стрижак после 20 января семь раз приходил в Верховную Раду для принесения клятвы, но все безрезультатно. В общем, седьмой съезд судей решили, что он попробует еще раз. Вместе с Василием Брынцевым, Вячеславом Джуней, Анатолием Дидковским, Иваном Домбровским и Ярославом Мачужаком.

14 ноября 2005 года президент Виктор Ющенко заполнил и свою квоту. Он назначил судьями Конституционного суда Владимира Кампо, Дмитрия Лилака и Виктора Шишкина. А вот парламент не спешил с назначением своей «четверки». Причем не только не спешил, но еще и не давал свежеиспеченным конституционным судьям принести присягу. Инцидент с господином Стрижаком – наглядное тому подтверждение. Без присяги никак нельзя. Это как в армии: сначала ты никто, однако посадить тебя нельзя, а после торжественного мероприятия с автоматом в руке тебя можно «запаковать» по всей строгости военного закона. Более того, парламентарии явно не торопились назначить судей по своей квоте. Хотя и пытались.

Уже 14 ноября прошлого года первый вице-спикер Адам Мартынюк высказал надежду, что ВР в скором времени рассмотрит данный вопрос. Правда, скоро не получилось. Через месяц, 15 декабря, в парламенте состоялось тайное голосование. В бюллетени были внесены три кандидатуры: Иван Вернидубов, Олег Литвак и Мария Маркуш. О результатах волеизъявления говорить сложно, поскольку участие в процессе приняло всего лишь 62 депутата. 22 декабря была зафиксирована несколько большая активность. К урнам пришли 86 парламентариев. Почему депутаты блокировали процесс формирования высшего органа конституционного надзора? Главная причина, конечно же, заключается в том, что существовали обоснованные подозрения насчет наличия у команды нового президента желания денонсировать конституционную реформу. А в качестве легенды предлагалась следующая версия: дескать, пусть уже новый состав парламента назначает судей по своей квоте и приводит всех скопом к присяге.

Виктора Андреевича ситуация с КС беспокоит уже давно. 30 ноября президент обратился к ВР с просьбой обеспечить до 4 декабря все условия для принесения присяги новыми судьями Конституционного суда. По словам пресс-секретаря главы государства, «Ющенко просит народных депутатов проявить гражданскую позицию, отбросить узкопартийные интересы и руководствоваться не предвыборной кампанией, а чувством ответственности перед государством и народом». Через пару недель тональность высказываний Виктора Андреевича резко изменилась. 12 декабря он обратился с письмом в Верховную Раду с требованием выполнить нормы Конституции и неотложно обеспечить принятие присяги новоназначенными судьями КС. «Тот факт, что Верховная Рада, вопреки норме законодательства и обращению президента, на сегодня не поставила в свой рабочий график принятие присяги, подрывает авторитет высшего законодательного органа, и дает обществу основания видеть в этом политический подтекст», – пишет Виктор Андреевич. Законодательный орган ответил адекватно: вяло имитировал попытку выбрать судей по своей квоте, а с присягой никто особо не напрягался. Правда, через пару дней (14 декабря) ВР утвердила порядок принятия присяги судьей КС. Чтобы Виктор Андреевич не особо нервничал. В соответствие с документом:

· принятие присяги осуществляется лично на пленарном заседании, которое проводится в здании Верховной Рады (это чтобы не вздумали присягать в другом месте);

· лицо, назначенное на должность судьи КС, принимает присягу не позднее одного месяца со дня назначения. Кстати, в случае с судьями, назначенными на должности съездом и президентом, месячный срок истек 3 декабря прошлого года;

· если на пленарном заседании отсутствуют должностные лица, присутствие которых необходимо во время принятия присяги судьями КС, принятие присяги не проводится. Интересный нюанс: может ли клятва приносится в присутствие исполняющего обязанности премьер-министра?

12 января 2006 года президент обвинил парламент в игнорировании национальных интересов страны. Попутно он популярно объяснил, зачем ему в действительности нужен КС: «Наши предостережения относительно несистемных и несбалансированных изменений в Конституцию могут принести стране, в первую очередь, дестабилизацию политических ситуаций, к сожалению, сегодня оправдываются. Изменения, которые были проведены в Конституцию втайне, вне воли народа, без национального референдума говорят о том, что действительно страна стала перед ситуацией, когда некоторые политические силы могут формировать политику дестабилизации».

Команда главы государства активно взялась разрабатывать варианты реанимации Конституционного суда. Экс-министр юстиции, руководитель юридической службы блока «Наша Украина» Роман Зварыч 14 февраля заявил, что Конституционный суд может осуществлять свои полномочия без приведения к присяге судей КС в Верховной Раде. «Церемония приведения к присяге судей Конституционного суда в Верховной Раде не предусмотрена Конституцией Украины, а лишь законом о Конституционном суде. Я считаю, что судьи уже имеют полномочия, поскольку они назначены судьями (съезд судей) и президентом», – отметил Зварыч.

В апреле, уже после завершения парламентской избирательной кампании, секретариат главы государства разработал совершенно фантастический способ «запуска» КС. Руководитель управления по юридическим вопросам секретариата Николай Полуденный допустил возможность созыва внеочередного заседания Верховной Рады для приведения к присяге судей Конституционного суда еще 4-м созывом парламента. Естественно, ничего не получилось.

И вот в мае появляется конституционный ультиматум Ющенко. Первым делом – присяга. Ну а девушка, то есть премьер? А девушки потом. Обратите внимание на следующий нюанс. Виктор Андреевич требует от парламента привести к присяге уже назначенных судей (квоты главы государства и съезда). Он не настаивает на том, что ВР заполнила свою квоту, привела всех к присяге и, в таком случае, КС работал бы в полном составе. Президента интересует присяга «девятки» судей. Почему?

На этот вопрос еще в ноябре прошлого года дал ответ Адам Мартынюк. По его словам, если Верховная Рада не сможет назначить судей КС по своей квоте, а будут избраны только судьи от съезда судей и от президента, может получиться однобокий Конституционный суд. Это, по его словам, опасно, поскольку в КС есть ряд спорных представлений. В частности, представление, касающееся результатов голосования 8 декабря 2004 года о внесении изменений в Конституцию Украины и проведения политической реформы.

Наверное, новая «конституционная девятка» глубоко симпатична президенту. Например, Иван Домбровский и Анатолий Дидкивский до своего избрания были судьями Верховного Суда и сделали немало для того, чтобы было принято историческое решение об отмене результатов второго тура президентских выборов. Василий Брыцев явно симпатизировал «нашеукраинцам». Даже можем написать, кому именно, но не будем. Сказанное относится и к Вячеславу Джуню. Ну а свою квоту президент заполнил правильными людьми. Вполне вероятно, что состав КС, на котором настаивает президент, может сделать что-нибудь нехорошее с реформой…

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам