Халид АРИКАТ: "Сопротивление оккупации своей земли нельзя назвать терроризмом"

Чрезвычайный и Полномочный Посол Палестины в Украине господин Халид Арикат уверен, что решить многолетний палестино-израильский конфликт можно только конкретными делами. Об этом и разговор в редакции «КТ».

Господин посол, вы прибыли в Украину относительно недавно. Поставлены ли перед вами какие-то новые задачи развития, укрепления, интенсификации двусторонних украинско-палестинских отношений?


— Знаете, главная цель дипломата — развивать отношения с той страной, где он работает. И конечно же, это относится к Украине, с которой у нас традиционно хорошие, дружеские отношения — как с руководством, так и с народом. Мы стараемся развивать сотрудничество во всех областях, и прежде всего в политической. Это очень важно для нашей страны, особенно пока проблема с Израилем окончательно не решена.


Изменилось ли что-нибудь в наших двусторонних отношениях в связи с избранием нового палестинского парламента и формированием нового правительства партией ХАМАС?


— В общем-то, я могу сказать, что ничего не изменилось.


Есть ли сейчас какие-то трудности у палестинских властей? Ведь западные страны пытаются создавать противоречия между главой Палестины и новым правительством, признавая президента, но не признавая правительство.


— Откровенно говоря, мы в посольстве пока не слышали ни о чем подобном. Главное, что нам ясна наша работа здесь, в Украине. Мы придерживаемся курса, заданного нашим президентом, и наши украинские коллеги об этом прекрасно знают.


А как бы вы могли охарактеризовать международную ситуацию, сложившуюся в том числе и вокруг Палестины в связи с приходом к власти партии ХАМАС?


— Как вам известно, в Палестине прошли парламентские выборы. Они были демократическими, прозрачными, и народ в полной мере смог реализовать свое право выбора. Я считаю, что результат этих выборов стал своего рода отражением недовольства нашего народа тем процессом мирного урегулирования палестино-израильского конфликта, который длится уже более 10 лет. За это время мы подписали массу мирных соглашений с Израилем, но, к сожалению, условия этих соглашений не выполняются. Это, конечно же, не могло не сказаться на выборе палестинского народа. А то, что международное сообщество негативно высказывается в отношении нашего правительства, свидетельствует о том, что оно выступает против демократического процесса в нашем государстве. Ведь нельзя говорить о том, что народ сделал неверный выбор — это было его право. На основе как выдвинутых лозунгов, так и практики мирного процесса. Международное сообщество, напротив, должно оказывать всяческую поддержку в этом вопросе, чтобы содействовать дальнейшему процессу мирного урегулирования. Тогда палестинский народ, я думаю, сможет нормально пользоваться своими правами. 24—25 мая 2006 года в Палестине пройдут внутренние переговоры. Их будет возглавлять сам президент, а участие примут члены правительства и представители всех ведущих политических сил Палестины — Фатх, ХАМАС и других палестинских организаций, входящих и не входящих в Организацию освобождения Палестины. На переговорах будут обсуждаться внутренняя политика государства и политическая деятельность палестинских партий. Несколько дней назад наши арестованные политики, находящиеся в заключении в Израиле, прислали письмо с требованием о создании Палестинского государства в границах до 1967 года, о признании Организации освобождения Палестины единственным законным представителем палестинского народа в переговорах с Израилем и рядом других требований, которые касаются внутренней жизни страны. Это письмо также будет рассматриваться на этих переговорах.


Но, тем не менее, мир требует от руководства ХАМАС выполнять старые договоренности, признать существование государства Израиль и отказаться от терроризма как средства достижения своих политических целей. Почему ХАМАС не хочет выполнять требования, выдвинутые Ближневосточным квартетом?


— Видите ли, буквально на прошлой неделе наше правительство — я не говорю, руководство — заявило о том, что согласно на создание независимого Палестинского государства в границах 1967 года. И это заявление было сделано в ответ на требования мирового сообщества. Я считаю, что юридически это является фактическим признанием и государства Израиль. Но, безусловно, еще необходимо работать в этом направлении и в будущем. Что касается дальнейших переговоров о мирном урегулировании конфликта, то ХАМАС также заявил о том, что Организация освобождения Палестины должна признаваться единственным и законным представителем палестинского народа на переговорах. Так что теперь мы с полным правом можем ссылаться на эти два заявления, утверждая, что уже не существует никаких проблем с признанием государства Израиль.


А вы не считаете, что позиция Палестины по ближневосточным вопросам станет более жесткой, более ультимативной? Ведь народ, который выбрал ХАМАС, в общем-то, именно этого требует, он устал от затянувшихся мирных переговоров, которые ничего не решают. Или правительство по-прежнему будет придерживаться линии переговоров, мирных соглашений?


— Все остается по-прежнему. И говорить о том, что новое правительство тормозит мирный процесс, в любом случае нельзя. Вспомните: год назад Палестина заявляла, что готова сесть за стол переговоров и, кроме того, выполнить все заключенные ранее договоренности. Но ответственность за это возлагается на обе стороны. А получается, что одна сторона — палестинская — договоренности соблюдает, а вторая — израильская — нет. Вот с этой точки зрения нужно рассматривать сейчас течение двустороннего конфликта, а не осуждать избрание нового правительства, его деятельность или бездеятельность. Кроме того, я считаю, очень важно, чтобы международное сообщество играло как можно более активную роль в разрешении конфликта, содействовало выполнению договоренностей. И прежде всего резолюций Совета Безопасности ООН.


Скажите, пожалуйста, какие конкретно договоренности с точки зрения Палестины не выполняет Израиль?


— Во-первых, — и это самое главное — территория Палестины все еще находится под оккупацией. Во-вторых, существует множество препятствий для свободного перемещения населения. В-третьих, Израиль, контролируя границу и пропускные пункты, попросту не пропускает финансовые потоки, идущие в Палестину от таможенных сборов. А по соглашению, и деньги, и товары, проходящие таможенные пункты, должны попадать в Палестину. И это самые элементарные, но и самые существенные примеры невыполнения двусторонних договоренностей. Также Израиль до сих пор не освободил большую часть палестинских территорий, в границах 1967 года, а в 2000 году реоккупировал Западный берег реки Иордан. Это серьезно ограничило передвижение людей на Западном берегу реки Иордан и отразилось на жизни палестинского населения — на здравоохранении, образовании, социальной сфере. Поселенческая политика только стала более активной и расширенной, Иерусалим оказался в плотном кольце новых израильских поселений. Израильтяне сами, повторяю, в первую очередь должны выполнять подписанные соглашения, а именно план «Дорожная карта», а не воплощать в жизнь свой план одностороннего размежевания. К тому же в Палестине сейчас сложилась очень тяжелая экономическая ситуация, поскольку перекрыты все каналы, по которым раньше палестинцам поступала финансовая помощь.


Они, видимо, перекрыты по той причине, что и Израиль, и Ближневосточный квартет говорят: ХАМАС не выполняет требований мирового сообщества. Почему Палестина не может этого сделать? Или они несправедливы?


— Чуть выше я уже объяснил вам: несколько дней назад прозвучало заявление руководства палестинского правительства о том, что мы согласны на создание Палестинского государства на территории, которая была оккупирована после 1967 года. С юридической точки зрения это можно считать фактическим признанием Израиля. Подумайте, какое государство будет находиться рядом с Палестиной? Израиль. И хотя прямо об этом не говорится, понятно, что если палестинцы согласны на это государство на исконной палестинской территории, то де-факто это признание права Израиля на существование.


Как вы считаете, каким будет фактор России в урегулировании ближневосточного конфликта?


— Должен сказать, у нас очень хорошие отношения с Россией. И она всегда оказывала и оказывает нам политическую поддержку и посредническую помощь. Кроме того, как вам известно, Россия является членом Квартета по ближневосточному урегулированию. Немаловажно, что существуют хорошие отношения и между нашим президентом и руководством Российской Федерации. Нужно исходить из того, что российская сторона играет важную и активную роль в разрешении палестино-израильского конфликта. Думается, именно поэтому россияне и пригласили руководство ХАМАС для проведения переговоров, на которых, кроме прочего, было отражено и мнение международного сообщества. И Россия оказывает большое содействие в том, чтобы его внимание обратилось и в сторону Палестины, а не только Израиля.


Как быть с третьим требованием — чтобы ХАМАС отказался от терроризма?


— Прежде всего я бы хотел заметить, что уже больше года после переговоров и соглашения в Каире ХАМАС никаких акций не проводит. А еще я хотел бы, чтобы термин «терроризм» не употреблялся в отношении палестинского народа. Всем известно, что палестинцы находятся под оккупацией, их территория захвачена израильской армией. И в общем-то, различные международные резолюции дают право народу, живущему под оккупацией, использовать все методы и прилагать любые усилия для освобождения. По-моему, действия палестинского народа вполне укладываются в рамки этих резолюций. Так что сопротивление оккупации ни в коей мере нельзя назвать терроризмом. Напротив — это право народа. Но мы, безусловно, не призываем решать конфликты силовыми методами и осуждаем любые акции против мирного населения как с одной, так и с другой стороны, главное для нас — это мирный переговорный процесс.


Что отвечает Палестине Израиль на заявление ХАМАС о том, что они готовы создавать свое государство в границах 1967 года?


— Откровенно говоря, не знаю, можно ли считать ответом заявление Эхуда Ольмерта, который дал палестинскому руководству шесть месяцев на то, чтобы ХАМАС окончательно определился с проводимой политикой. По окончании этого срока они собираются осуществлять собственную политику в одностороннем порядке. Как это было в секторе Газа, когда они вывели свои поселения без участия нашей стороны. Другой реакции на наше заявление, в общем-то, не было.


За счет чего живет Палестина сегодня? Ведь донорские потоки прекращены Израилем по согласованию с Ближневосточным квартетом. Поступает ли какая-то целевая помощь на социальные программы? Насколько сократилась помощь Палестине?


— К сожалению, помощь сократилась больше чем на две трети. Могу признаться, правительство, сотрудники министерств и все госслужащие уже третий месяц не получают зарплату. Отсутствие финансовой помощи, безусловно, сказывается не только на выплатах заработной платы, но и на балансе различных государственных учреждений, министерств и ведомств.


Говорят, что большую помощь вам оказывают соседние арабские государства, которые тоже относятся, скажем мягко, с неприязнью к Израилю? Это правда?


— Они стараются предоставлять нам посильную помощь, но она не поступает. Поскольку на банки оказывается сильное давление, чтобы они не принимали ни одного цента для Палестины. Однако несколько дней назад Квартет по ближневосточному урегулированию принял решение рассмотреть способы и пути получения финансовой помощи Палестиной в течение трех месяцев. В стране, повторюсь, очень сложная экономическая ситуация. И это, безусловно, очень сказывается и на настроении палестинского народа.


Недалеко от Палестины находится Иран, еще одна страна, которую сейчас усиленно прессует западный мир. Каковы отношения между Палестиной и Ираном? И как палестинское политическое руководство относится к иранской ядерной программе?


— У нас хорошие, дружеские отношения с Ираном, как, впрочем, и с остальными государствами в регионе. Наше руководство внимательно наблюдает за происходящим в Иране, поскольку мы живем рядом. Вообще, Палестина выступает за то, чтобы мировые государства отказались от ядерного вооружения и использовали атом только в мирных целях. И мы считаем, что вопрос иранской ядерной программы нужно решать только мирным путем при посредничестве МАГАТЭ.


Как вы считаете, изменится ли ситуация с приходом в политику Израиля нового премьер-министра Эхуда Ольмерта? Или это просто формальная фигура и будет продолжаться политика затягивания процесса мирного урегулирования? Возможно, наоборот, вы видите в нем переговорщика с другим статусом?


— Мы все же надеемся на дальнейшую политику мирных переговоров, на признание прав палестинского народа. И не только на признание, но и на содействие в реализации этих прав. Мы надеемся, что именно эту политику будет проводить новое правительство Израиля.

Теперь перейдем к самой главной проблеме вашего региона — это непрекращающиеся боевые действия в Ираке. Влияет ли эта ситуация на общую обстановку в регионе?


— Безусловно. Поскольку дестабилизируется обстановка в регионе в целом. А вообще, палестинцы в данном случае поддерживают политику, которую выбрал сам иракский народ, — политику свободы и демократии.


США усиленно требуют от всех стран мира поддержки своей политики. Не шантажируют ли они Палестину таким образом: вы нас поддерживаете в Ираке — мы вам даем деньги?


— Нет, ничего подобного не происходит. К тому же наша позиция в этом вопросе предельно ясна: мы против силового решения политических проблем где бы то ни было и выступаем за исконные права народа. Мы — за мир и против насилия.


Палестинцы, в общем-то, наполовину изгнанный народ, многие из них разбросаны по всему миру. Вы чувствуете поддержку — моральную, материальную, политическую — палестинской диаспоры в странах Европы, Америки, на территории бывшего Советского Союза — в Украине, России?


— Конечно, нас поддерживают. Они понимают наши страдания, разбираются в сложившейся ситуации, оказывают помощь.


Какие страны оказывают помощь Палестине, например, в подготовке кадров? Где больше всего учится палестинской молодежи? Есть ли она в Украине?


— Да, многие страны оказывают нам помощь в этом отношении. Прежде всего соседние Египет, Иордания, Йемен, Алжир, другие арабские государства принимают наших студентов в свои высшие учебные заведения и готовят кадры для наших государственных учреждений. Многие европейские страны также предоставляют возможность палестинцам учиться в университетах Европы, в частности Франции. Россия тоже выделяет нам 150 мест для обучения и для подготовки дипломатических сотрудников и кадров для других учреждений. Страны Азии и Африки также помогают нам в решении этих вопросов.


А с Украиной гуманитарные связи развиваются?


— Да, конечно, Украина нам тоже очень помогает. Украинские вузы выделяют госстипендии для наших студентов.


Сколько в Украине палестинцев?


— В Украине учатся примерно полторы тысячи студентов. Помимо них, еще около 500 человек здесь живут и работают. И знаете, я могу совершенно искренне сказать, что они живут в Украине как у себя дома, абсолютно без проблем. Украинцы относятся к ним как к своим. Эти палестинцы считают Украину своей второй родиной. Они любят эту страну, уважают ее традиции, интегрированы в украинскую культуру. Уже выросло даже поколение палестинцев, говорящих по-украински. Это для них первый язык, а второй — родной, арабский. Мы рады этому. Мои соотечественники очень благодарны Украине и украинскому народу.


Нам говорили, что в Палестине живет много украинских женщин, которые вышли замуж за палестинцев, и что у них возникает серьезная проблема: они не могут приехать на родину, потому что Израиль чинит препятствия. Эта ситуация не изменилась до сих пор?


— Да, как ни прискорбно, эта ситуация не изменилась до сих пор. Украинские граждане страдают от этого, и вопрос требует скорейшего решения. Нашим гражданам тоже нелегко. Они не могут, например, выехать к родственникам на оккупированную территорию. Правда, в последнее время стало возможным получить разрешение на ограниченный срок и с выполнением определенных требований.


У жителей Палестины сейчас собственные палестинские паспорта или паспортная система как-то согласовывается с Израилем?


— Нет, у наших граждан палестинские паспорта. Их стали выдавать после соглашений, подписанных в Осло в 1993 году.


В какой степени Палестина может сейчас иметь самостоятельные экономические отношения не только с соседями, но и, например, со странами, которые отдалены — с Россией, Украиной, Соединенными Штатами, странами Европы?


— Вы, наверное, понимаете, что это также связано с политической ситуацией. Всем известно, что пропускной пункт в Газе закрыт, мы не имеем возможности вывозить товары даже с одной части нашей территории в другую — с Западного берега реки Иордан в сектор Газа, и наоборот. Так как же мы сможем вывозить товары с территории Палестины в другую страну? До сих пор все у нас контролируется Израилем, свободного продвижения по территории нет. Для этого необходим политический прогресс в палестино-израильском конфликте. Палестина в случае решения проблемы границ будет экономически независимым государством, так как мы имеем большой потенциал в сельском хозяйстве и туристической отрасли.


Ваша семья находится с вами в Киеве или осталась в Палестине?


— Я живу здесь один, а семья до сих пор в Палестине.


Вы часто видитесь?


— Я только что вернулся из Палестины.


В каком состоянии сейчас находится печально известная Стена безопасности, которую строит Израиль? Они считают, что это «стена защиты», палестинцы называют ее «стеной дискриминации»…


— Да, израильтяне продолжают строить Стену апартеида. Она захватила сотни тысяч гектаров палестинской земли, потому что находится на территории Палестины. И это, кстати, нарушает резолюцию Совета Безопасности ООН. Стена проходит по нашей территории и даже через наши населенные пункты, и палестинцы оказываются по разные ее стороны. Мне это очень хорошо известно, поскольку она строится недалеко от моего дома — буквально в трехстах метрах. И я даже знаю семью, часть которой живет по восточную сторону стены, а вторая часть — по западную. И представьте, семья не может собраться, как раньше, не преодолев расстояния минут в тридцать езды на автомобиле и не пройдя чек-пойнт. Подобные вещи не могут не сказываться на нашей жизни во всех сферах и на отношениях между людьми. И самое главное, повторю: стена воздвигнута на территории Палестины, значит, ее никак нельзя назвать «стеной безопасности». Ее, скорее, строят с целью захвата палестинских земель.


Каково отношение в Палестине к проблеме Иерусалима? Как известно, Израиль говорит, что это будет их столица. Как идеально, с точки зрения Палестины, нужно решить проблему Иерусалима?


— Суть этого вопроса проста. Достаточно вернуться к резолюции Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН под номером 181 от 29 ноября 1947 года, которой фактически закреплено право народов на создание двух государств — арабского и еврейского. А Иерусалиму был предоставлен особый статус «города трех религий». Однако в ходе Войны 1948 года он был поделен между Израилем и Иорданией, а после Шестидневной войны целиком отошел к Израилю и был объявлен «вечной, единой и неделимой столицей» еврейского государства. Этот статус никогда не признавался даже стратегическими союзниками Израиля. Что же касается палестинцев, то мы всегда провозглашали конечной целью своей борьбы создание независимого государства со столицей в Восточном Иерусалиме, на территории которого находится Старый город с Храмовой горой, мечетями Аль-Акса и Куббет эс-Сахра. 22 ноября 1967 года Советом Безопасности ООН была принята резолюция номер 242, которая обязывала израильтян вывести свои войска с оккупированных территорий, соответственно, и из Иерусалима. То есть отсюда следует, что Восточный Иерусалим — это палестинская территория, которая должна находиться под нашей юрисдикцией.


Но, тем не менее, Израиль этого не признает?


— Да, Израиль утверждает, что Иерусалим — единая столица израильского государства. Чтобы добиться этого, израильтяне даже строят поселения вокруг Иерусалима. Мы же настаиваем на том, чтобы были выполнены резолюции Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН и чтобы международное сообщество оказало содействие в их выполнении. Вообще, хочу вам сказать, если эти резолюции будут выполнены, то мир и спокойствие установятся не только в Палестине, но и во всем регионе. Поскольку палестино-израильский конфликт на сегодняшний день — очень болезненная проблема для всех ближневосточных государств.


Как вы считаете, израильско-палестинский конфликт — вечный, на много десятилетий, или все-таки его можно решить за пять, десять, пятнадцать лет?


— Я думаю, очень многое зависит от Израиля. Если израильское государство выразит готовность признать права народа Палестины на создание своего государства, то конфликт исчерпается очень быстро. Не буду называть срок, но, повторяю, очень быстро, поскольку палестинская сторона к этому готова. Палестинцы — противники агрессии и насилия. Мы — за мир.

Беседовали Ирина
Гаврилова, Злата Лебеденко,
Владимир Скачко

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам