История о "чистых руках" или эволюция президента Недашковского

От редакции: на электронный адрес интернет-издания «Версии» пришла любопытная статья, подписанная неким Штейнбергом. Возможно, это псевдоним, однако, ознакомившись с текстом, мы поняли – автор хорошо разбирается в атомной проблематике. Приведенные им факты, безусловно, заслуживают внимания. Публикуем статью с небольшими сокращениями и приглашаем все заинтересованные стороны к участию в обсуждении данного материала.
Начало 2005 года. Победа «оранжевой» революции. Президентом НАЭК «Энергоатом» становится Юрий Недашковский. «Уж этот вскроет коррупционные схемы старой власти», – ходят слухи по «Энергоатому». Такова исходная точка нашего повествования. Юрий Недашковский – легендарная личность в атомной энергетике. Уволенный с должности президента НАЭК «Энергоатом» президентом Кучмой, он подал иск в суд по поводу такого решения. Со времени того конфликта с президентом Украины Недашковский находился под прикрытием тогдашней оппозиции в лице «Нашей Украины» и лично Виктора Ющенко. Казалось бы, кому, как не ему, навести порядок в крупнейшей энергогенерирующей компании Украины? Однако на примере Недашковского посмотрим, насколько были наивны надежды большинства участников «оранжевой» революции на установление порядка в коррумпированной экономике, и не в последнюю очередь – из-за личных качеств тех, кого новая власть поставила на экономический фронт.

Начал Недашковский свою повторную карьеру президента «Энергоатома» с абсолютно логичных действий: поставил своего человека – Ольгу Кравец – на финансовые потоки компании, а именно – директором отдельного подразделения «Атомкомплект». Данная структура была создана предшественником Недашковского с целью взять под контроль основные финансы компании, которыми до этого распоряжались директора АЭС. Финансы компании, уходящие сторонним организациям, состоят из двух основных потоков – оплаты за ядерное топливо и оплаты за оборудование. У Ольги Кравец был соответствующий опыт работы, и в течение месяца она не только разобралась с денежными потоками, но и придумала свою, простую и гениальную финансовую схему.

Как известно, каждый, кто «доит» финансы крупных государственных компаний, должен для этого иметь стадо своих «коров», которые жуют государственные финансы и при этом дают «частное молоко» своим хозяевам. Правильно, речь идет о «приближенных» к руководству фирмах. Каждый «крепкий хозяйственник», приходя к руководству компанией, приводит к кормушке и свои фирмы. Но так как революцией были провозглашены совершенно новые принципы, в деле доения народных финансов необходим был новый подход. И Юрий Недашковский нашел его. Для описания этого «ноу-хау» сделаем небольшое отступление.

Во-первых, поставка свежего ядерного топлива и вывоз отработанного осуществляется по длительным контрактам, заключаемым чуть ли не на государственном уровне. Не имея опыта и возможности заключения новых контрактов по топливу, Недашковский оставил действующими подписанные еще при старой власти соглашения. Смеем предположить, что сливки с топливных контрактов по-прежнему идут отнюдь не в государственные закрома.

Во-вторых, круг фирм, поставляющих основную часть оборудования для «Энергоатома», за последние три-четыре года устоялся и резко измениться не может вследствие специфики оборудования для АЭС.

В-третьих, предыдущий президент «Энергоатома» поставил на вторую должность в компании – технического директора – Юрия Леонидовича Коврижкина. Человек он насколько жадный до денег, настолько нахрапистый и беспринципный. О его деловых качествах говорит его прозвище, распространенное у зарубежных поставщиков – «Юра НДС» (стоимость его услуг – 20%). Именно поэтому он и нужен был прежнему руководству. И весь руководящий состав компании, зная эти качества Коврижкина, находился у него в жестком подчинении. Фирмы, которые шли на сотрудничество с Коврижкиным, становились «придворными». Те, которые отказывались платить, вынуждены были продавать оборудование подконтрольной Коврижкину фирме.

Вот и решил Юрий Недашковский: а зачем что-то менять? Связи с большинством фирм у него остались еще со времен хозяйствования директором на Хмельницкой АЭС и президентом в «Энергоатоме», в случае чего все можно свалить на предшественника. Ну а кто не захочет сотрудничать, то с ними можно разобраться потихоньку.

Понятливые фирмы прошли так называемое очищение – пересмотрели старые цены. Правда, пересмотр произошел не более чем на 5%, но кто об этом знает? Ольга Кравец отрапортовала об успехах новой команды по снижению цен. И потекли денежки от «Энергоатома» по старым контрактам все к тем же знакомым лицам: северодонецкий «Импульс», кировоградский «Радий», харьковская группа («Вестрон», з-д им. Шевченко), «Селком» и некоторые другие. Только получателем навара теперь были не донецкие, а новые-старые «чистые руки» Недашковского–Коврижкина. Видимость законности этому придавал старый председатель тендерного комитета Данко Билей. Идеальная комбинация. Все старые кадры под руководством нового президента перевоспитались и дружно выполняли общие задачи. И делают это до сих пор. С теми же поставщиками, с кем не удалось договориться (например, некоторые российские заводы), вообще не заключаются никакие контракты. Атомная энергетика живучая: подумаешь, год не поставят какую-то продукцию! Подлатаем, подшаманим – и даем мегаватты стране. Тем более что надзорный орган – госкомитет ядерного регулирования – серьезно обескровлен в кадровом смысле новой властью и свою непосредственную функцию перестал выполнять.

Вот только портили общую благостную картину некоторые несознательные, которые не смогли договориться с новой-старой командой. Об одном из них – консорциуме «Сппас-альфа» – и пойдет дальше речь. Консорциум этот создали в начале 2004 года ближайшие друзья Тулуба: завод «ЖБИиК» из Макеевки и некие киевские бизнесмены, приближенные к пожарным кругам. Проработали они технически новую тему по оборудованию – замену автоматической пожарной сигнализации (АПС) на всех энергоблоках АЭС. Взяли российское оборудование (благо украинские предприятия такого не выпускают) и выиграли с этим оборудованием весной 2004 года тендер по его поставке на все энергоблоки.

И все было бы у них безоблачно, если бы не подсчитал будущие объемы контрактов по замене АПС Юрий Коврижкин. И решил на эту тему поставить близкое ему по духу предприятие – ЗАО «Радий» (г. Кировоград). Предприятие имело небольшой опыт поставок сложного электронного оборудования для АЭС и решило, что уж пожарная сигнализация ему по плечу. Тут же Коврижкин собирает техническое совещание, на котором, несмотря на наличие консорциума-победителя соответствующего тендера, поручает «Радию» уже к концу 2004 года запустить необходимое оборудование в производство.

Консорциум заключил первый контракт, поставил оборудование на энергоблоки Х-2 и Р-4. И пока Тулуб был у власти, участники консорциума не видели препятствий своему бизнесу. Но как только президентом НАЭКа стал Юрий Недашковский, спокойная жизнь у бизнесменов консорциума закончилась. То ли консорциум выглядел слишком донецким, то ли не договорились они с Недашковским, то ли последний вспомнил свои «теплые» отношения с ЗАО «Радий», которому Юрий Александрович дал путевку «в большие контракты», будучи директором ХАЭС, то ли Коврижкин предложил очень хорошие условия сотрудничества с «Радием». Но факт остается фактом: уже 31 апреля Недашковский пишет письмо за № 3053/26 в адрес тогдашнего министра МЧС с просьбой согласовать отсрочку выполнения работ по реконструкции АПС до тех пор, пока «Радий» сможет наладить производство необходимого оборудования. При этом Недашковским выражается уверенность, что цены «Радия» будут ниже, и он победит в тендере.

Госдепартамент пожбезопасности МЧС, под надзором которого происходит разработка и постановка на производство новой техники, прекрасно знает, что оборудования у «Радия» нет и не скоро будет, так как «Радий» никогда не занимался разработкой и производством противопожарной техники, тем более современных систем. А пожарные извещатели (адресные) – существенная часть системы (в условиях АЭС) – вообще в Украине не производятся. И, естественно, министр отвечает Недашковскому в том духе, что выполнение работ надо продолжать, а когда «Радий» предъявит сертифицированную продукцию, тогда можно будет вернуться к обсуждаемому вопросу. Но Недашковский продолжает проталкивать «Радий» еще сильнее. В новом письме в адрес МЧС за № 5227/26 от 30.05.05 г. он уже прямо обещает, что:

* «Радий» в сентябре-октябре 2005 года уже будет выпускать необходимое оборудование;

* еще несуществующее оборудование «Радия» уже соответствует лучшим мировым образцам;

* цены «Радия» будут низкими;

* после победы в тендере «Радий» начнет реальную работу по модернизации АПС.

При чтении письма создается впечатление, что написал его не госслужащий, обязанный занимать равноудаленную позицию от коммерческих структур, а один из рекламных агентов «Радия». Реакция МЧС опять проста и понятна: выполняйте запланированные мероприятия, а захотите поменять поставщика – меняйте, это дело ваше.

Но и это не останавливает Недашковского. В очередном письме в адрес МЧС за № 7496/03 от 28.07.05 г. он опять убеждает министра МЧС: «В данное время ЗАО «Радий» завершает разработку такой системы, что позволит в ближайшее время провести тендер по выбору поставщика оборудования». МЧС же опять не дает согласия на перенос сроков мероприятий: мифический тендер – проводите, когда посчитаете необходимым, но запланированные мероприятия – выполняйте, благо для этого есть все условия.

Ведомства пишут друг другу письма, а реальная работа не проводится. Беззубость МЧС в данной ситуации объясняется просто: нормативная база позволяет министерству высказывать свою позицию только в момент выхода очередного энергоблока АЭС из планового ремонта. Но как только МЧС собирается не выпустить энергоблок из ремонта по причине невыполнения противопожарных мероприятий, Недашковский начинает сигнализировать во все инстанции о том, что простой энергоблока нанесет убытки стране.

Надо отдать должное бывшему министру МЧС Давиду Жвании – он попытался разорвать этот порочный круг. Когда в августе 2005 года опять было сорвано выполнение противопожарных мероприятий на энергоблоке ЮУАЭС-3, МЧС не дало разрешение на выход этого блока из ремонта. Куда только не стал тут же сигнализировать Недашковский – и в СБУ, и премьер-министру, и президенту. И только звонок министру лично Виктора Андреевича дал возможность Недашковскому опять выйти сухим из воды. При этом Недашковский и его патрон – министр Иван Плачков – дали письменные гарантии (письмо за № 01/43-0568 от 08.08.05 г.) того, что начиная с 2006 года мероприятия по замене АПС будут выполняться вовремя. При этом Недашковский в своем письме на МЧС за № 7851/03 от 08.08.05 г. придумал неотразимый, как он тогда считал, довод невыполнения мероприятий: якобы новый нормативный документ НП 306.2.106-2005 «Требования к проведению модификаций ядерных установок и порядка оценки их безопасности» не позволяет проводить мероприятия сразу на нескольких блоках, а требует отработки применения новой техники в «пилотном проекте», и только потом появляется возможность распространения такой техники на другие энергоблоки.

Мы специально так подробно остановились на вышеприведенной скучной переписке, чтобы показать, какие усилия прилагал Недашковский для недопущения недружественной ему компании к поставке оборудования и как легко в это время решались все вопросы для своего предприятия – ЗАО «Радий».

Во-первых, Юрий Коврижкин летом 2005 года без проведения обязательных в таком случае квалификационных испытаний согласовывает технические условия ЗАО «Радий» на систему АПС.

Во-вторых, в сентябре 2005 года «Радий» проводит межведомственные испытания (без участия представителей МЧС), на которых из всех необходимых испытаний системы реально проводится только… проверка комплектности (!!!). Представители «Энергоатома» с легкостью подписывают протокол о таких «сложных» испытаниях. Технические специалисты «Энергоатома» не могут вспомнить, чтобы кто-то из поставщиков оборудования когда-нибудь проводил такие «липовые» испытания.
В-третьих, в конце 2005 года Данко Билей (председатель тендерного комитета) согласовывает тендерную документацию на поставку АПС и газового пожаротушения на энергоблоки ЗАЭС-1,2,6 и ЮУАЭС-3, хотя на этих блоках уже запроектировано оборудование АПС и станции уже подали заявки на поставку оборудования.

И вот в 2006 году начинается самое невероятное, примеров чему старожилы «Энергоатома» не помнят:

* вопреки уверениям всех и вся о том, что больше чем на одном «пилотном» энергоблоке проводить замену оборудования сразу нельзя, Недашковский проводит тендер по замене АПС одновременно на 4-х (!!!) энергоблоках. Фактически тендер состоялся в течение одного (!!!) дня – 24 февраля, так как до 23 февраля действовал запрет суда на проведение тендера. И это притом, что обычно тендер на менее значительную закупку проходит 3-4 недели.

* победителем тендера признан… ЗАО «Радий». И это притом, что «Радий» не выполнил три из 4-х обязательных (квалификационных) условий: часть технических условий не согласована не то что с Госдепартаментом пожбезопасности МЧС, а даже с самим «Энергоатомом», оборудование «Радия» не имеет пожарных сертификатов,

«Радий» не имеет пожарной лицензии на монтаж противопожарного оборудования. И это притом, что данное оборудование подлежит обязательной (!!!) сертификации.

Конечно, не все сотрудники «Энергоатома» слепо подчиняются такой линии руководства. В коридорах компании все чаще звучит слово «беспредел». Но кто устоит, если президент «Энергоатома» вызывает к себе в кабинет и лично заставляет подписывать документы под страхом немедленного увольнения?

Вот и контракт с «Радием» срочно подписывается по личному указанию Недашковского, учитывая, что каждая согласующая подпись на нем – это уже нарушение всевозможных норм и инструкций. Вздыхают сотрудники «Энергоатома», но подписывают – «сам» велел. Что с того, что заявок на оборудование нет, проектирование на проведено, оборудование не сертифицировано, проекты не прошли обязательную экспертизу – все понимают, что Недашковский с Коврижкиным готовят себе запасной финансовый аэродром после выборов.

Рассказанная история может и захватывающая, но только для сотрудников Генпрокуратуры. А чем она интересна гражданину Украины? Вопрос не так прост, как кажется на первый взгляд.

Когда произошла катастрофа на Чернобыльской АЭС, ученые мужи возглашали: атомная энергетика надежная, а тут произошло фатальное стечение обстоятельств. Но если разобраться в сути, надежность атомной энергетики состоит из миллионов маленьких историй, в которых каждый причастный к ней должен соблюдать определенные нормы и правила. Начиная от погашенного окурка на территории АЭС и заканчивая принятием принципиальных решений руководством отрасли.

Так вот, сначала старое руководство, а за последний год – Недашковский, Коврижкин, Штейнберг, Плачков и иже с ними, планомерно разваливают систему безопасности атомной энергетики Украины. Безопасность АЭС, которая раньше стояла на первом месте в умах и сердцах работников отрасли, становится подчиненной корыстным интересам кучки руководящих ею людей. Корысть эта выражается не только в прямом получении денежных знаков (хотя и тут суммы огромные). Это и удовлетворение личных амбиций (вспомним Героя Украины Тулуба), болезненного самолюбия (как у Недашковского) или масонских указаний из посольства США (как у Штейнберга). И эта коррозия ценностей разъедает всю отрасль. Ведь работающие на АЭС прекрасно видят деградацию системы. У кого совесть посильнее – уезжают работать в жаркие страны Азии, у кого послабее – потакают руководству, а потом на кухне ругают его.

Но ведь это не личное дело работающих в атомной энергетике. Это касается всех!!! Украина слишком мала, а радиус атомных катастроф слишком велик. Неужели не заставим задуматься об этом властьпридержащих?

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам