Прощание с FATF

"Роман" Украины с Международной организацией по разработке финансовых мер борьбы с отмыванием денег, полученных преступным путем (больше известной как FATF), наконец-то закончился. Мониторинг, продолжавшийся лишние полгода, снят. Радость, с которой об этом сообщил Юрий Ехануров, наверняка не разделяют финансовые разведчики: их структура, отделенная от Минфина, теперь останется без дополнительного госфинансирования. Тема, кормившая большое количество бюрократов и госслужащих, закрыта.

Радостную новость огласил Юрий Ехануров, выступая в Киево-Могилянской академии. Он сослался на письмо, полученное от FATF в четверг. В декабре парламент принял последний закон, требуемый FATF: "О внесении изменений в некоторые законы Украины (относительно усовершенствования правового регулирования международного сотрудничества в сфере предотвращения финансирования терроризма)”. Он довольно расплывчато описывает механизм выявления банками операций, которые могут быть связаны с финансированием терроризма, и предоставления возможности правоохранительным органам арестовать эти активы.

Еще раньше, в августе, Кабинет министров решил усилить борьбу с отмыванием доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма, утвердив соответствующую концепцию на 2005-2010 годы. Под эту концепцию Госфинмониторинг собирался "срубить" дополнительные средства и получить новый комплект наград (за исключение страны из "черного списка" ордена получили даже те, кто просто носил портфели по коридорам парижского офиса FATF).

Считать ли письмо FATF большой политической победой новой власти? Не думаю. Дело в том, что FATF должна была закончить мониторинг до июня 2005-го, но на июньской сессии о нашем вопросе просто забыли. А сейчас, готовясь к пленарному заседанию 13-17 февраля, вспомнили. Елки-палки, так у нас же еще с прошлого февраля Украина под мониторингом сидит! И быстро кинули нам письмецо. Кстати, на снятие мониторинга мы надеялись еще 8 февраля прошлого года. Причем, чувствовали себя так уверенно, что вместо представительной делегации в Париж поехали глава Финмониторинга Сергей Гуржий и его заместитель Станислав Клюшке. И тогда нам преподнесли неприятный сюрприз, отодвинув "дембель" на полгода. Правда, последний год никаких серьезных ревизий в Украине не было, что еще раз указывает на формальный характер мониторинга.

Тут, наверное, самое время вспомнить историю вопроса. Украина попала в "черный список" FATF в 2001 году. Почти год с этого момента между законодателями и правительственными структурами продолжалась "торговля компромиссами" вокруг проектов нескольких законодательных актов, принятие которых рекомендовали нам международные эксперты. Депутаты настаивали, чтобы неуплата налогов не считалась предикативным преступлением, и легализация доходов, образовавшихся в результате уклонения от фискальных обязанностей, не считалась отмыванием грязных денег. Спор был в определенной степени риторическим и даже комичным, поскольку FATF глубоко наплевать на наши поиски компромисса. Они хотели, чтобы в законе были отражены все 40 их знаменитых Рекомендаций.

Однако принятый в декабре 2002 года закон "О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем" был вовсе не отражением позиции FATF, а сборной солянкой пожеланий парламентариев. В результате получился парадокс: через несколько дней после принятия закона, направленного на "отмазывание" от FATF, эта организация ввела против Украины санкции.

Наказание подействовало. Законодательная власть поспешила провести работу над ошибками, вследствие чего санкции вскоре были сняты. Но путь из "черного списка" оказался долгим. Для начала украинской стороне пришлось выслушать все замечания и предложения на сессии в Берлине. Затем на сессии FATF в Стокгольме – представить "Имплементационный план" действий по выходу из "черного списка". И только в феврале 2004 года на сессии FATF в Париже Украина была выведена из черного списка. Но мониторинг за ситуацией в данной сфере был сохранен.

В то время, пока мы принимали и реконструировали наше законодательство, в FATF шла работа над новой редакцией 40 Рекомендаций по борьбе с отмыванием денег. В новом формате они выглядят как 40+9. FATF и рекомендует странам расширить антиотмывочный кругозор. Теперь "стучать" на подозрительных клиентов обязаны хозяева казино, продавцы драгоценностей, агенты по недвижимости, нотариусы, юристы и другие лица, имеющие отношение к оказанию финансовых услуг. Нужно снова менять законодательство, что Верховная Рада делает очень вяло. К тому же у западных экспертов остаются вопросы относительно контроля за происхождением капитала, инвестируемого в украинские учреждения, и мер по проверке репутации руководителей финансовых структур. Все это отодвигало снятие мониторинга сначала на полгода, потом еще на такой же срок. Потом по всем бюрократическим канонам срок контроля за нами вышел, и мы полюбовно расстались.

Что можно сказать в заключение. Интересно, что сама собой угасла тема неуемного желания Украины вступить в ряды FATF. К тому же нас туда не особенно и зовут. Зато возникла новая головная боль. Пока мы находились в "карантинном" состоянии, Россия успела вместе с Китаем создать региональное отделение FATF, и заручиться поддержкой Парижа на "финансовое патрулирование" территории СНГ. Учитывая довольно конфликтные отношения между нашими странами, сейчас сдавать коммерческую информацию в Москву (в ответ на ее запросы под эгидой борьбы с терроризмом) нам не с руки. Однако "мониторинговый колпак" принуждал к послушанию. Теперь же мы можем смело игнорировать запросы российского Комитета финансового мониторинга, отвечая формальными отписками. Если они, конечно, будут нас о чем-то спрашивать официально…