Вспомнить всех

Судья федерального суда в Нью-Йорке Джед Ракофф обязал Пентагон рассекретить сведения о личностях сотен заключенных тюрьмы на базе ВМС США Гуантанамо на Кубе, где содержатся подозреваемые в причастности к терроризму. Согласно вердикту, сведения должны быть переданы информационному агентству «Ассошиэйтед Пресс», которое добивается от Пентагона информации об узниках Гуантанамо…

Правозащитные организации неоднократно обвиняли власти США в том, что они нарушают права заключенных этой тюрьмы, в течение длительного время содержат их без предъявления обвинений. В прошлом году «Ассошиэйтед Пресс» в рамках Закона о свободе информации подало судебный иск, добиваясь от Пентагона предоставления документов о заседаниях военных трибуналов по делам 558 заключенных Гуантанамо.

Правительство представило расшифровку этих заседаний, в ходе которых заключенным была дана возможность оспорить обоснованность их содержания под стражей, однако вся информация о личностях арестантов из этих документов была удалена, сообщает Newsru. В постановлении судьи Ракоффа указывается, что федеральные власти должны решить, будут ли они подавать апелляцию на его решение до 25 января.

За свою недолгую историю лагерь Гуантанамо стал нарицательным местом. Его сотрясали бунты и скандалы, связанные с содержанием заключенных, а само место из-за своей «антитеррористической» специфики не раз становилось предметом расследований. Недавно этому заведению пошел пятый год, и о произошедших в нем изменениях за это время пишет швейцарское издание «Le Temps».

В августе минувшего года заключенные Гуантанамо объявили голодовку. Из сотни с лишним бунтовщиков к сегодняшнему дню осталось только семнадцать. Сейчас эти «вражеские боевики» живут с трубкой для искусственного кормления в носу. Генерал Джей Худ, командующий армейскими силами на Гуантанамо, доволен: бунтарей становится меньше. В разгар голодовки, по официальным данным, 128 из 505 арестантов отказывались принимать пищу. В начале января 32 из них искусственно кормили через нос. Это не первая и не самая радикальная акция протеста, проведенная заключенными. Летом 2003 году наиболее распространенным средством были попытки самоубийства.

В первые годы существования этой тюрьмы единственные неофициальные сведения о ней поступали от журналистов и парламентариев, для которых туда организовывались групповые поездки. Однако показанное военными было сродни «потемкинским деревням» и имело мало общего с реальностью камер-клеток.

Сейчас, когда лагерь перешагнул четырехлетний рубеж, стена молчания вокруг этого клочка кубинской земли местами уже рухнула. Самая крупная брешь в ней была пробита Верховным судом США в июне 2004 года, когда судьи признали за заключенными право жаловаться на условия своего содержания в американские гражданские суды. Другие бреши были пробиты административными и частными расследованиями, показаниями вышедших на свободу узников и бывшего лагерного священника Джеймса Йи. И за четыре года то, что должно было стать инструментом борьбы с «Аль-Кайедой», превратилось в оружие самой действенной антиамериканской пропаганды. Между тем, Пентагон, не говоря открыто, пытается от этого бремени избавиться. Корпус армейских инженеров уже предложил возвести специальную строго охраняемую зону в тюрьме Пули-Чархи под Кабулом. В годы советской оккупации Пули-Чархи была настоящим адом.

Когда один юрист посоветовал Дональду Рамсфельду отвозить захваченных в Афганистане боевиков на Кубу, тот поначалу счел это прекрасной идеей. На этом клочке острова, арендуемого на неопределенный срок, американское право не действовало бы, а «террористов» можно было не рассматривать как военнопленных. Если бы США просто хотели вывести врагов «из игры», убрать их подальше от зоны боевых действий, прибегать к таким уловкам нет смысла. Фактически целью зоны на Гуантанамо было создание «фабрики допросов», заключает «Le Temps».

За четыре года их было проведено более 30 тысяч. Без пыток и с соблюдением «духа Женевских конвенций», уверял Джордж Буш. Этот военный «новояз» побудил Международный комитет красного креста, представителей которого американцы терпели на Гуантанамо, усилить нажим: в ходе допросов применялись «жестокие, нетрадиционные и унижающие человека» методы.

В минувшем году скрывать эти жестокости стало невозможным. Их подтвердила скандальная утечка в СМИ, и она была неслучайной. Сверхсекретный документ, попавший в распоряжение журнала «Time», оправдывает применение пыток в экстренных обстоятельствах. Речь идет о дневнике допросов Мухаммеда аль-Кахтани.

Этот саудовец был захвачен в декабре 2001 года, когда ядро «Аль-Кайеды» во главе с Усамой бин Ладеном пыталось выйти из окружения в пещерах Тора-Бора. Через семь месяцев ФБР установило, что отпечатки пальцев аль-Кахтани совпадали с отпечатками человека, арестованного в августе 2001 года в аэропорту Орландо во Флориде. У него не были ни обратного билета, ни денег на его покупку. Сегодня уже известно, что на автостоянке аэропорта Мухаммеда аль-Кахтани ждал Мухаммед Атта: вероятно, он являлся 20-м членом «группы 11 сентября».

Именно к этому близкому к руководству «Аль-Кайеды» человеку, на арест которого никто не рассчитывал, Дональд Рамсфельд в конце 2002 года разрешил применить 16 дополнительных методов: полную изоляцию, травлю собаками, избиения, удушение и прочее, пишет «Le Temps».

Впрочем, судя по дневнику допросов, эти методы выглядят менее жестокими, чем общий режим, установленный для пленников. Это нескончаемые допросы, длящиеся месяцами, унижения, провокации религиозного и сексуального характера, воздействие на органы чувств. Между ними четырехчасовые перерывы, во время которых заключенный вынужден спать без одеяла в ледяной камере. В какой-то момент следователи были вынуждены ослабить давление на Мухаммеда аль-Кахтани, чтобы тот не умер.

«Фабрика допросов» продолжает работать, но на более низких оборотах. Как поясняет швейцарская газета, «сырья стало меньше». Теперь их клиентов навещают слишком много адвокатов. В окружные суда США поступило более двухсот жалоб на условия содержания, и уже вынесено немало вердиктов, оспаривающих право президента США содержать под стражей и судить узников Гуантанамо.

Постепенно этот закрытый мир, напоминавший местами сцены из де Сада, становится театром абсурда из романов Кафки. Для этого внеправового пространства правительственные клерки изобрели и используют по своему усмотрению нормы «чрезвычайной» юстиции в виде военных комиссий, где прокуроры могут оперировать секретными уликами, нередко полученными в ходе допросов. К настоящему времени обвинение предъявлено 10 из 760 заключенных, побывавших на Гуантанамо за время существования лагеря. Только что прошли первые предварительные слушания. Даже сами военные адвокаты бунтуют против такой юстиции, которую они считают совершенно незаконной.

Сегодня на Гуантанамо находится немногим более 500 заключенных. Менее 200 узников были освобождены. 76 человек отосланы на родину при условии, что они будут отбывать заключение в своих странах, хотя известно, что в некоторых из этих стран практикуются пытки. Самая абсурдная ситуация сложилась вокруг китайских уйгуров. Двое из них, выданные Пакистану, были в США оправданы: их уже не считают «вражескими боевиками».

Около года назад федеральный судья постановил выпустить их на свободу, хотя и признал, что не в его власти лишить президента его новых полномочий. Проблема в том, что закон запрещает выдавать диссидентов Китаю, а предоставлять им политическое убежище США не хотят. Администрация ищет выход из ситуации. Последнее предложение: поселить обоих уйгуров на Гуантанамо, но вне лагеря – в так называемой «гражданской части базы». «В тропиках», как говорит американский вице-президент Дик Чейни.

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам