Долгами за электроэнергию играют в пинг-понг

Луганское энергетическое объединение (ЛЭО), дабы не оказаться загнанным в "долговую" западню, подписало обязательный договор с госпредприятием (ГП) "Энергорынок", но со своими оговорками. Между тем, регулирующие органы пока не среагировали на этот факт и намерены устроить энергокомпании очередную показательную порку, используя, в том числе, и аргумент "неподписания" соглашения.

Канули в Лету тревожные сводки о низких расчетах за электроэнергию в Украине. Отголосками прошлого стали возбуждаемые дела о банкротстве в отношении некоторых генерирующих и энергоснабжающих компаний. Только во всех таких предприятиях, доля государственной собственности превышает 25% акций, а значит, отчуждение имущества им не грозит (законом установлен мораторий).

Этого не скажешь о Луганском энергетическом объединении (ЛЭО), которое снабжает электроэнергией практически всю Луганскую область. ЛЭО является фактически единственной частной компанией, которая по объективным причинам пока не в состоянии обеспечить 100%-ые расчеты за электроэнергию, в чем есть львиная доля вины именно государства. В итоге за последние годы накопилась изрядная сумма долгов перед "Энергорынком", которые невозможно погасить сразу. А это означает, что инициировать против компании дело о банкротстве не составляет труда. И от отчуждения имущества в этом процессе ЛЭО абсолютно не защищено.

Тем временем, "Энергорынок" неумышленно выкопал компании яму, год назад предложив ЛЭО подписать типовой договор купли-продажи электроэнергии. Такие соглашения уже подписали все энергоснабжающие компании, причем некоторым пришлось это сделать под давлением регулирующего органа. Вместе с тем, как уже отмечалось выше, луганский энергопоставщик крайне не защищен от кредиторов. И поэтому вышло так, что для него в договоре была заложена бомба замедленного действия.

Один из пунктов документа гласил, что получаемые "Энергорынком" деньги направляются на покрытие текущей оплаты, и лишь после 100%-го ее наполнения – на выплату старых долгов. То есть, в случае предъявления к ЛЭО иска о взыскании прежней задолженности компания не смогла бы отвлечь средства из текущей оплаты и "закрыть" прежнюю задолженность (а откуда же еще взять деньги, ведь о 100%-ой оплате говорить еще не приходится). С исками же "Энергорынок" сейчас не медлит. Ведь после изменения закона о налогообложении прибыли в 2003 г. кредитор не может не предъявить иск, иначе придется увеличивать собственные валовые доходы на сумму невозвращенного долга и заплатить налоги со средств, которые еще не получены.

Таким образом, раз иск неизбежен, то не за горами и банкротство со всеми вытекающими последствиями. И если с госпредприятием можно пойти на мировую, добиться рассрочки долга, то налоговая, требующая уплатить налоги с невзысканной "дебиторки", церемониться не будет.

Осознавая масштаб угрозы, ЛЭО подписало договор с "Энергорынком" с изменениями, которыми заменило "текущую оплату" на "задолженность прежних периодов". Это позволит избежать всех вышеперечисленных неприятностей. Однако госпредприятие заявляет, что не признает этот договор подписанным. Хотя слова юридической силы не имеют, а процедура оформления этих возражений соблюдена не была. Поэтому, согласно Хозяйственному кодексу, соглашение считается подписанным на условиях ЛЭО, что и подтвердил хозяйственный суд Киева определением от 28 марта 2005 года.

Тем не менее, "Энергорынок" продолжает сигнализировать в Национальную комиссию регулирования электроэнергетики (НКРЭ) о якобы имеющих место вопиющих нарушениях со стороны ЛЭО.

Как сообщил генеральный директор ЛЭО Руслан Арсирий, в эту среду Комиссия намерена рассмотреть вопросы нарушений, выявленные во время плановой проверки компании. Правда, по всем пунктам акта проверки энергетики написали свои пояснения. Но самое главное то, что в акте от 30 марта Луганской энергокомпании вменяется в вину неподписание договора с "Энергорынком". И это невзирая на то, что ЛЭО информировало НКРЭ об определении суда от 28 марта 2005 года в котором указано, что договор заключен.

Регулятор справедливо пеняет на неполные расчеты за электроэнергию в Луганской области. Но луганский энергопоставщик – не наихудший плательщик, более низкие расчеты в минувшем году обеспечили энергокомпании Донецкой, Николаевской, Закарпатской, Черновицкой области. Может, лучше бы с них начинать? К тому же, по словам Р.Арсирия, в 2004 г. по сравнению с 2003 г. оплата выросла с 77% до 90,5%. С учетом того, что новый менеджмент не проработал еще и года, это не такие уж плохие результаты. К тому же основными неплательщиками, которые в структуре потребления области занимают большую долю, является население и жилищно-коммунальное хозяйство, социально защищенные категории.

Примечательно также, что, по данным руководства ЛЭО, уровень ее тарифов не пересматривался с 2002 г., а это отнюдь не способствует повышению эффективности ее работы. Ссылаясь на отсутствие соглашения с "Энергорынком", регулятор отказывается пересматривать структуру тарифов, хотя такая необходимость давно назрела. Во-первых, Стахановский ферросплавный завод потребляет ток по первому классу напряжения, а не по второму, как это предусматривалось при первоначальном расчете тарифа (и, значит, платит меньше). Во-вторых, не предусмотрена оплата перетоков соседнего поставщика – "Укрэнергоугля".

По закону НКРЭ имеет право применить к ЛЭО различные санкции – от штрафа и отзыва лицензии на поставку до введения временного управляющего (кстати, процедура его назначения, а также его права и обязанности в законе абсолютно не прописаны).

Очевидно, что нерешенные вопросы реструктуризации прежних долгов за электроэнергию и глобальные проблемы отрасли вынуждают энергетиков "играть в пинг-понг". ГП "Энергорынок", чтобы не платить налогов "из ничего", судится с энергопоставщиками. А те, в свою очередь, пытаются не допустить того, чтобы иск против них был удовлетворен. И как долго может продолжаться подобная игра на грани фола, прогнозировать сложно.

Такие взаимоотношения регулятора и энергокомпании, а также энергокомпании и ДП "Энергорынок" не являются конструктивными, явно создают угрозу надежности и бесперебойности энергоснабжения, что может привести к непредсказуемым последствиям на региональном рынке электроэнергии.