"Правительство терминаторов"

Социалист Юрий Луценко вместе с Романом Безсмертным организовывали Майдан. Теперь Роман Петрович жестко критикует последние кадровые инициативы нового президента, а Луценко, по его словам, понимает его состояние. Но назначение Тимошенко исполняющей обязанности премьера воспринимает спокойно. Он считает, что президент сам решил определить будущий формат Кабинета министров. "Это будет "правительство терминаторов", главная задача которого – провести "зачистки" и радикальные реформы", – считает Луценко.

- Юрий Витальевич, как вы оцениваете первые кадровые назначения президента Ющенко?

Начнем с того, что я ошибся в своих прогнозах, поскольку предполагал приход другого уважаемого политика на пост премьер-министра. Тем не менее, это право президента: вносить на утверждение парламента кандидатуру премьера, назначать министров и губернаторов. Очевидно, что Ющенко долго колебался, выбирая формат Кабмина, но, в конце концов, он его определил. Я бы назвал его "правительством терминаторов". Его главная задача – провести "зачистки" и радикальные реформы. Думаю, что такой подход очень эффективен, однако и очень рискованный. Именно поэтому я употребляю такое слово – "терминатор". Дальше видно будет.

- Вас не смущает то, что президент распределили трех видных политиков по разным институтам власти?

Наверное, это обусловлено тем, что Петр Порошенко, Александр Зинченко и Юлия Тимошенко являются самодостаточными политиками и поэтому не видят себя в роли подчиненных у своих коллег. В результате они и были расставлены таким образом, чтобы смогли самостоятельно доказать свою квалификацию и талант. А насколько они адекватны этим постам, покажет жизнь. Не хочу рисковать и забегать вперед. Кроме того, я знал упомянутых политиков еще когда они находились в оппозиции, и мои оценки могут оказаться неадекватными, поскольку эти люди теперь во власти.

- Ваш партийный шеф – Александр Мороз – заявил, что не будет работать в Кабинете министров под управлением Тимошенко. Он обиделся?

Дело в другом. Мороз может занимать в исполнительной власти только один пост – премьер-министра. Он лидер одной из влиятельных политических структур и не может быть заместителем у представителя другой политсилы. Так ведь в любой стране. Это совершенно очевидно. Например, нельзя представить, чтобы Александр Квасьневский был заместителем у Леха Валенсы. Лидер социалистов трижды встречался с президентом Ющенко и обсуждал с ним сначала формат будущей власти, в соответствии с которым в правительстве не должно быть представителей бизнеса и фигур, связанных с прошлым режимом. Затем они обговорили проблему будущих парламентских выборов. А на третьей встрече Мороз предложил Виктору Андреевичу кадровый пакет социалистов. Он включал в себя кандидатуры премьер-министра, вице-премьеров, министров, губернаторов и управленцев нижнего звена.

Я сейчас не буду говорить о фамилиях и должностях, поскольку президенту и новому премьеру решать, кто будет членом команды "терминаторов". Но хочу подчеркнуть: социалисты всегда проводили переговоры, а не торги. Мы никогда не увлекались подсчетом квот, пропорций, соотношений. Рассматриваем посты в правительстве не как приз, а как огромную ответственность перед своими избирателями. Исходя из этого, заявление Мороза означает, что мы готовы входить во власть при условии полноценного влияния на правительственную политику. Назначение социалиста, к примеру, на пост председателя Рыбхозсадвинпрома совершенно не означает, что это правительство народного доверия. Тогда мы просто получим максимальную ответственность перед избирателями при минимальном влиянии на политику Кабмина.

- Утверждение Юлии Тимошенко на должности премьер-министра как-то сказывается на избирательных перспективах СПУ в 2006 году? Кстати, лидер коммунистов Петр Симоненко не исключает, что Александр Мороз может возглавить "Нашу Украину" перед будущими парламентскими выборами.

Как будет в 2006 году – не знаю. Но вариант блока "За нашу Украину – Социалистическую Батькивщину" во главе с Александром Морозом возможен. Избирателям так легче будет определяться. Не следует также забывать о том, что одновременно с парламентскими будут проходить выборы в местные советы, поэтому людям некогда будет разбираться в хитросплетениях наших блоков. Есть и другой вариант опять идти двумя колоннами: от правой демократии может быть "Наша Украина" и БЮТ, от левой – СПУ и крупные промышленные авторитеты, которые уже сегодня начали заявлять о поддержке Соцпартии. Я имею в виду, например, очень уважаемого мной руководителя ГМК им. Ильича Владимира Бойко. Такие знаковые фигуры будут привлечены в колонну левого центра в любом случае. Сегодня я бы не стал углубляться в этот процесс, и, тем более, выяснять перспективы "Нашей Украины" – с кем они сливаются, кто какие "политические брэнды" себе отвоевывает.

- Как вы оцениваете неоднозначную реакцию некоторых представителей "Нашей Украины", например Романа Безсмертного, на назначение Тимошенко исполняющей обязанности премьера?

Роман Петрович – яркий политик, который очень долго молчал и, очевидно, сейчас имеет право на некие эпатажные заявления. Но я бы не хотел лезть в чужой огород и выяснять, как там обстоят дела с расколом в "Нашей Украине". В каждой здоровой политической силе есть несколько центров политического влияния. Это касается и СПУ, и "Нашей Украины", и любой другой реальной партии, а не бизнес-команды в стиле СДПУ(о). На мой взгляд, есть фактор, который будет стабилизировать внутрипартийное сожительство в рамках "Нашей Украины". Достаточно вспомнить результаты кандидатов в президенты от обоих Рухов и сравнить их с показателем общего претендента – Ющенко.

- Александр Мороз – фанат конституционной реформы. Тимошенко уже пошла на поводу у Мороза и заявила, что она тоже за реформу.

Тимошенко сегодня просто необходимо быть самым главным фанатом конституционной реформы, поскольку роль премьера в стране возрастет до очень серьезных высот.

- Но премьер сегодня не Сан Саныч. Что ему теперь делать с конституционной реформой?

Александр Александрович делал реформу не под себя, а для того, чтобы в стране не было нового Кучмы, хоть и с другой фамилией. Сегодня каждый политик, который недоволен назначением Тимошенко, имеет все возможности для реализации своих амбиций. Раньше надо было ходить и интриговать с президентом – носить ему подарки, подкидывать ему заказные статьи, порочащие конкурентов. Теперь существует публичный, цивилизованный и европейский метод: возглавить политическую силу, которая сформирует в 2006 году парламентское большинство и самому стать премьером. Такая возможность есть и у Мороза. Сегодня его главная задача – стать лидером обновленной, модернизированной, левоцентристской силы, которая должна привести в парламент значительное количество депутатов.

- А станет ли новый президент способствовать реализации политреформы: если не в сентябре 2005 года, то хотя бы после парламентских выборов 2006 года?

Если Ющенко сдержал слово, данное Юлии Тимошенко перед первым туром выборов, относительно ее назначения премьером, то я не сомневаюсь, что он выполнит и публичное соглашение с Морозом.

- Возможен ли передел парламентских комитетов в связи с уходом ряда депутатов на работу в структуры исполнительной власти?

Знаете, я никогда не понимал ценности обладания некой должностью в парламентских комитетах. У меня всегда складывалось ощущение, что это личные амбиции ряда депутатов. Понимаете, есть куча людей, которым нравится что-то делить. Некоторых тянет в революцию, а другие оживляются, когда начинается процесс дележа. Неважно чего: пригласительных на инаугурационный бал, комитетов, бюджета. Уход Александра Зинченко с серьезной ключевой должности в руководстве Верховной Рады действительно будет способствовать возобновлению таких разговоров. Что ж, уже прошло время, когда Верховная Рада была единственным работоспособным органом власти, и разговоры о переделе комитетов были просто смертельными. А сейчас – пусть займутся переделом, если кому-то этого очень хочется. Хотя сразу возникает море вопросов. Например, место Зинченко – это квота оппозиционной СДПУ(о) или победившей "Нашей Украины"? Дальше, естественно, затронут следующую проблему: если оппозиции дадут только бюджетный комитет, по свободе слова и СМИ, а также регламентный, то что тогда делать с первым-вице-спикером Адамом Мартынюком? И так далее.

- Что произошло в последние дни на Майдане, которым вы руководили, а Безсмертный был комендантом? Романтичная история закончилась очень неромантично.

Первое: Роман Безсмертный взял на себя наибольшую физическую и техническую нагрузку по организации Майдана. И чтобы никто не сомневался – именно он был главным мотором этого мероприятия. Все остальные – полевые командиры, коменданты, атаманы – были на своих местах и в силу возможностей организовывали процесс, но рычаги управления находился именно в его руках. Это был единственный руководитель, который практически круглосуточно находился на Майдане, принимал оперативные и очень важные решения. Достаточно визуально сравнить Романа Петровича до выхода на Майдан и после, чтобы понять, сколько человек положил здоровья на это дело. Поэтому отвергаю критику в его адрес, которая сегодня очень часто раздается со стороны даже участников событий на Майдане.

Второе. Я был на совещании, которое проводил Ющенко, и где было принято решение свернуть Майдан. Поддержал его, поскольку не видел необходимости и в дальнейшем находиться на улице, переводя Майдан из плоскости героизма в обыкновенную бытовуху. Тем не менее, палаточники не подчинились такому решению. После этого я провел с ними несколько встреч. Очень бурных. Мы, конечно, расстались, друзьями, но я сказал, что они поступают неправильно, и после этого должны взять на себя ответственность за пребывание на площади. Они согласились. С тех пор я не выходил на Майдан и не могу отвечать за то, что там происходило.

- Социалисты сегодня где находятся: в оппозиции, во власти, между властью и оппозицией?

Социалисты сейчас работают под лозунгом: "Нас багато, нам є що святкувати!". Мы действительно сегодня победители. Если же кто-то нас вытолкнет в конструктивную оппозицию – нет проблем, мы и это умеем делать. Но мне кажется, что в таком случае резко повышается угроза недемократического реванша в 2006 году. Поэтому я лично буду делать все, чтобы попытки сорвать стратегическое сотрудничество правой и левой демократий провалились.

- Вы не боитесь, что пока вы находитесь в таком промежуточном состоянии, ваше место займут объединенные социал-демократы?

Абсолютно не боюсь. Дело в том, что объединенные социал-демократы давно находятся в оппозиции к собственному народу. Я глубоко убежден, что если у новой власти хватит ума не делать мученика из Виктора Медведчука, а просто брать за жабры и сажать всех тех, кто бандитствовал на таможнях, в налоговой и других "хлебных местах" прошлой власти, то СДПУ(о) не пройдет в парламент, даже если она трижды объявит об оппозиции к новой власти.