Вынужденная необходимость

Уже очень вероятно, что до президентских выборов к политической реформе никто обращаться не станет. Правда, сегодня должно быть опубликовано решение КС относительно приемлемости проекта №4180. Скорей всего, оно будет позитивным, но с оперативным внесением изменений в Конституцию по этому плану могут быть затруднения. Тем не менее, отказ от модернизации Основного закона не означает, что исчезнут проблемы, вызвавшие реформу. Наоборот, жизнь заставит вернуться к ней. Кто бы ни победил на выборах, в данный момент реформа выгодна тем политическим силам, которые смогут обеспечить себе большинство в новом парламенте, на сегодняшний день избираемом по партийным спискам. То есть меньше всего она нужна именно лидерам предвыборной гонки, которым придется делиться полномочиями президента.

"Наша Украина" уже показывает, что не намерена делиться властью. Их категоричность и, скажем, неадекватность в реакциях на события предвыборной кампании, пристрастное отношение к нынешней власти не дают возможности надеяться на конструктивный диалог в будущем. Регионалы на словах были готовы учесть интересы всех, но практика показывает, что они могут договариваться с себе подобными (и то в присутствии Леонида Кучмы), а со всеми остальными считаться не хотят.

Объективно, исходя из стратегического планирования, реформа выгодна всем политическим актерам, поскольку у нас никто из них не имеет подавляющего преимущества, чтобы в одиночку обеспечить себе победу как на президентских, так и на парламентских выборах 2006 года. Создание нескольких центров власти (притом, что основной из них перемещается в парламент) решает стратегическую задачу – создание страховки против узурпации власти одной силой. Попутно расширяется поле для политических маневров, создается больше возможностей как для победителей, так и для проигравших избирательные кампании. В случае победного результата возникает больше возможностей для политической компенсации своим союзникам, т.к. при наличии нескольких центров власти можно раздать основным "сестрам по серьгам". Хотя, пока на практике взаимоотношения между парламентом, премьером и президентом не будут отработаны, нас может ждать период притирки и интерпретации новых положений каждым субъектом в свою пользу – то есть не все так просто. А то, что власти на всех всегда не хватает, и при ее дележе всегда будут обиженные, позволяет проигравшим искать союзников среди бывших противников. В случае поражения остаются возможности влияния в системе власти, поскольку несколько центров власти создают возможность сотрудничества с кем-то более подходящим, меняя баланс сил. Но это требует отказа от примитивного мышления как права собственных действий без учета интересов других. При новом порядке преимущество будут иметь те политические актеры, которые умеют договариваться и которые имеют многочисленных союзников и партнеров во всех политических силах.

Реформа лишает монополии на власть любую группу, и в этом смысле она на руку всем отечественным политическим игрокам, которые по своей природе маломощны по одиночке, поскольку никто из них не сможет, по различным причинам, при всем своем желании, монополизировать всю власть. Она предоставляет больше гарантий выживания, но это в стратегической перспективе. А "кушать хочется сейчас", и на носу уже выборы, которые несут возможность неограниченных полномочий, если суметь ими "овладеть". Уже послереформенное устройство власти заставит считаться власть имущих с другими, как с партнерами-конкурентами, так и с противниками. Подчеркну еще раз: вне зависимости от идеологических и личностных пристрастий вы должны будете находить общий язык с инакомыслящими. Хотя, несомненно, будет период, когда уйдут немалые ресурсы и усилия, требующие времени, пока новый порядок утвердится на практике, сложатся определенные политические традиции.

Реформа выгодна более слабым политическим игрокам, поскольку разводит силу Власти по разным местам. Поэтому КПУ и СПУ, выступающие самостоятельно, и уже не претендующие на первые роли, поддерживают реформу даже больше, чем некоторые представители большинства, которые далеки от попадания в основной состав. Государство, как система управления обществом, у нас более или менее выстроено, во многом благодаря монополизации власти президентской вертикалью. Теперь, на следующем этапе его функционирования, ресурсы власти можно рассредоточить, чтобы избежать этой монополии власти одним политическим субъектом (как отдельной личностью, так и группой политических интересов). Реформа дает возможность маломощным политическим силам добиться того, чтобы их мнение было учтено при разделе властных полномочий. На что они не всегда могут рассчитывать при президентской вертикали, когда все замыкается на личности президента, его симпатиях и антипатиях.

В сегодняшнем мире мало мыслить в категориях, кто сильнее, кто слабее, опираясь на величину рейтинга своего лидера. Проблема в другом: как, оставаясь каждому на своих позициях, добиться поддержки своим действиям и увеличить число их сторонников. Сегодня нельзя ничего достичь, не предложив ничего взамен. Иными словами, становится востребованным умение, уступив в малом, добиться успеха в большом. Представитель КПУ был основным соперником представителя доминирующей политической группировки на прошлых выборах, Александр Мороз своими действиями спровоцировал политический кризис, расшатывая президентское кресло. Но сегодня с этими политическими соперниками доминирующая политическая коалиция смогла найти нечто общее, не отказываясь от того, что представители этих сил опять бросают друг другу вызов на президентских выборах. Это и есть не примитивное понимание "кто не с нами – тот против нас", а умение конструировать общее будущее (понятно, оставляя контроль над ситуацией в целом и на причитающиеся дивиденды за собой).

Было бы слишком примитивно, если бы стратегические вопросы не увязывались с тактическими. Да, реформа проводится и для того, чтобы представителям доминирующей политической элиты иметь лучшие шансы для приумножения власти. Аналогично блок Ющенко тормозит реформу для того, чтобы иметь те же шансы. Претендуя на центральную роль в будущей системе власти, эта политическая сила так и не смогла наладить конструктивное сотрудничество со своими заявленными союзниками по оппозиции. А как же она собирается, в случае прихода к власти, объединить всех, учесть интересы и непримиримых с ней политических сил?

У доминирующей политической коалиции – свои проблемы. Сумев договориться со своими политическими конкурентами, они потеряли внутреннее единство. Отсутствие политической культуры приводит к игнорированию интересов своих маломощных союзников. Их ставят перед фактом, а они, вполне естественно, проявляют характер. Без вторых скрипок симфонический оркестр не полон, а если у вас нет желания играть в оркестре, займитесь другим делом, не мучайте ни себя, ни других – политика на современном этапе невозможна без подчинения, ротация власти основополагающий принцип демократии.

Период самодостаточности политических субъектов (в том числе и государств) уже прошел. Как первобытный человек не мог выжить один, вне племени, в дикой природе, так и сегодня ни одно государство в мире, даже самое мощное, не способно справиться в одиночку со всеми вызовами истории. Самостоятельно даже сверхдержава не в состоянии справиться со своими проблемами. Наглядный пример – интервенция Ирака, когда формируется международная коалиция для решения американских проблем. То есть любой организации необходимы союзники, которые не появляются ниоткуда, а проявляются в сотрудничестве.

Существует несколько стилей управления, которые во многом, соответствуют этапам развития организации. Первоначально, в новой структуре, начинающей с нуля, чаще всего используется авторитарный стиль управления, подразумевающий централизацию устройства, единый центр управления. Но с ростом системы одному начальнику за всем уже не уследить, ему необходимы помощники, которым он будет доверять и которые будут работать не за страх, а за совесть. То есть происходит делегирование полномочий. Другими словами, на определенном этапе развития приходится начинать делиться: бизнесменам – сверхприбылями, политикам – властью.

В практике управления известен парадоксальный факт: тот, кто уступает часть власти, сам приобретает большую власть. Но для этого необходим ряд условий. Первое: для начала надо собрать этой власти столько, чтобы она уже не помещалась в одних руках и могла делиться на части. Второе, не менее важное: власть имущие должны созреть до понимания такого не совсем очевидного взгляда, что "делиться надо". И третье: чтобы те, кому предназначена эта часть власти, были компетентны и готовы пользоваться ею в рамках своих полномочий, не покушаясь на всю полноту власти, иначе круг замкнется, и все пойдет сначала – накопление полномочий, их делегирование, и вместо построения организации власти – ее захват новой группой.

Если мы посмотрим на ситуацию в нашей стране, то можно увидеть, что первые два условия уже имеются в наличии. Попытки политической реформы показывают, что президентской вертикали власти многовато, и она готова ею поделиться. Конкуренция в верхах привела к тому, что там уже тоже созрели до понимания того, что монополия одной финансово-промышленной группы на власть сегодня в стране невозможна, поэтому конкуренты-соперники сотрудничают в рамках одного проекта наследования власти. Но нет третьего условия, нет подчиненных, добровольно принимающих правила игры. Они в нашей стране или могут работать из-под палки, или имеют непомерные амбиции, готовность уступить им часть власти понимают как слабость этой верхушки и требуют себе все. Как говорится, жадность не порок, но до добра не доводит. Надо уметь совмещать свои желания с имеющейся действительностью. И вот у нас наступает в политике именно такой этап, когда те, кто не соглашается работать в заданном формате, после выборов могут потерять гораздо больше.

В любом обществе нужны и революционеры, не признающие никаких устоявшихся правил и меняющие их, и хорошие исполнители, те, кто будет работать во вновь заданных рамках. Когда революции проходят, надо работать, засучив рукава. И толковых исполнителей нужно гораздо больше, чем не признающих авторитетов бунтарей, которые сломать старое смогут, но построить новое не способны. У нас революционеров и недовольных властью (и начальством) пруд пруди, а вот с исполнителями – проблема, и на всех уровнях, как во власти, так и в бизнесе. Для успешной работы организации необходимы и толковые топ-менеджеры, и компетентные работники, умеющие не только хорошо выполнять свои обязанности, но и подчиняться, доверяющие своему руководству, сознательно вручающие ему полномочия власти, соглашаясь с правилами игры.

Большинство наших проблем не только в качестве политической элиты, что уже набило оскомину, но и в качестве подчиненных (среды, из которой взрастает будущая элита), о чем стеснительно забывают упомянуть. Ближайший резерв (из числа претендентов в президенты) показывает, что нам еще повезло с теми, кто есть во власти сегодня. Да, это проблемы качества и истории политической элиты нашего государства, которая начинается не с новой страницы, а вырастает из прошлого. Не мы одни начинали с подобного, ну а где будем, это уже будет зависеть от нас, а не только от биографий наших руководителей. Будущее это не то, куда мы идем, а то, что мы создаем. Судьбу следует не искать, а строить. Сам процесс строительства меняет как самого созидателя, так и его судьбу. Для того чтобы этот процесс организовать, и необходимо устройство власти, отвечающее современному мышлению.