Подписная

О том, что главной особенностью текущей президентской кампании является небывалое количество кандидатов, не писал лишь ленивый. Кто-то видел в этом признак шибкой развитости демократии в Украине, кто-то – недостатки в законодательстве, дающие возможность слишком большому кругу желающих участвовать в предвыборной гонке. Обобщая это самое законодательство, можно выделить лишь два барьера, способных реально встать на пути у социально активных граждан: это денежный залог в 500 тыс. грн. и осознанная необходимость собрать не менее того же количества подписей избирателей, имеющих право голоса во всех регионах страны. Благодаря первому барьеру уже удалось отсечь чуть меньше половины желающих. В результате из 44 претендентов осталось "всего" 26…

Теперь дело за подписями, которые наши кандидаты откровенно не спешат сдавать. Согласно Закону, они должны сдать подписные листы с не менее чем 0,5 млн. подписей до 20 сентября. То есть до последнего дня приема листов осталось всего шесть рабочих дней. За неделю до часа "икс" подписи за себя сдали лишь четверо.

Первым это сделал лидер украинских социалистов Александр Мороз. 30 августа его избирательный штаб подал в Центральную избирательную комиссию 1 млн. 227 тыс. 843 подписей. Накануне начальник избирательного штаба социалистов Иосиф Винский заявил о том, что штаб собрал в целом около 3 млн. подписей, однако часть из них были неправильно оформлены, из-за чего штаб решил подать в ЦИК только "правильные" подписные листы. Однако же часть эта получилась немаленькая – более половины. Сам Винский прокомментировал это так: "Много подписей собрано добросовестно, но технически неправильно оформлено. А поскольку требование закона имеет формализированный характер..., то мы возвращали очень много – больше половины от того, что собрано". При этом он сообщил, что на самом деле перед штабом стояло задание собрать не менее 5 тыс. подписей в каждом избирательном округе, с чем он успешно и справился: "В принципе, это задание выполнено", – сказал Винский.

Однако через неделю выяснилось, что, несмотря на всю строгость подхода, проявленную законопослушными социалистами, количество подписей, собранных в поддержку Мороза, пришлось существенно сократить. 7 сентября Центризбирком объявил результаты проверки подписных листов за Александра Александрович и забраковал почти половину проверенных подписей избирателей, собранных в его поддержку. Как сообщил член ЦИК Валерий Бондик, комиссия выборочно проверила 104 подписных листа в поддержку Александра Мороза, которые были выбраны путем жеребьевки. Из 3 тыс. 421 подписи, которые содержались в этих листах, не учтенными оказались 1 тыс. 463, то есть 41,5% от проверенного количества. Если это соотношение перевести на общее количество подписей, сданное штабом Мороза, то получится, что "правильными" оказались чуть более 509 тысяч. Так что Александру Александровичу, можно сказать, повезло. Ведь в случае, если бы этот процент оказался выше, и еще девять с лишним тысяч подписей оказались забракованными, встал бы вопрос о его снятии с пробега. При этом внесенный заранее полумиллионный денежный залог оказался бы в бюджете в пятидневный срок. Таков закон.

О том, что подписи будут проверяться выборочно, глава Центральной избирательной комиссии Сергей Кивалов заявил еще 11 августа, мотивируя это слишком большим количеством кандидатов: "Понятно, что проверка может быть только выборочной, ведь зарегистрировано 26 кандидатов, и простой расчет дает основание ожидать как минимум 13 млн. подписей", – сказал Кивалов в интервью агентству "Интерфакс-Украина".

В то же время Мороз на сегодняшний день остается единственным кандидатом, который прошел эту процедуру и уже со спокойной совестью продолжает свою кампанию, не боясь в одночасье все потерять, пройдя половину дистанции.

После лидера социалистов на подписном фронте образовалось недельное затишье. 8 сентября свои подписи сдал глава "Народного руха "За Единство" Богдан Бойко. Как сообщил его центральный избирательный штаб, сдано более 740 тыс. подписей. Никаких решений по ним ЦИК пока не принимал, однако, учитывая опыт "пионера" Мороза, можно предположить, что у г-на Бойко в этом месте могут начаться проблемы. Его задел даже близко не дотягивает до социалистического, а оснований полагать, что его сборщики подписей оказались более аккуратными, пока что нет. А при том же проценте брака, что и у Мороза, вопрос об исключении Бойко из гонки станет исключительно актуальным.

Буквально вслед за ним, 9 сентября, подписи в поддержку своего кандидата сдал избирательный штаб лидера Коммунистической партии Петра Симоненко. Думаю, многих удивил тот факт, что Петр Николаевич, позиционирующий себя в качестве единого кандидата от левых сил, не то что не дотянул до своего "коллеги" по флангу, но даже не собрал миллиона подписей. В активе Симоненко их оказалось лишь 950 тыс. 253. При этом следует учитывать хорошую дисциплинированность сторонников лидера коммунистов. То есть процент брака в его случае может оказать значительно ниже, чем у Мороза и в конечном итоге общее число пропущенных подписей у коммунистов окажется выше.

Анатолий Кинах стал четвертым кандидатом, подавшим в ЦИК подписи в свою поддержку. 10 сентября лидер Партии промышленников и предпринимателей сдал 834947 подписей. Однако о правильности заполнения его подписных листов, как и еще трех кандидатов, пока ничего не известно.

Остальные же кандидаты, включая основных претендентов на победу, затаились и чего-то ждут. Их можно понять – в отсутствие объективных опросов общественного мнения за полтора месяца до выборов количество подписей, собранных в поддержку того или иного кандидата, может быть использовано их штабами в качестве этакого довыборного "экзит-полла".

Например, Мороз, который собрал подписей больше, чем Симоненко, может смело заявлять, что его поддержка куда солидней, чем у коммунистов. Тем более, что на самом деле их не 1 млн. 200 тыс., а целых 3 млн.! Петр Николаевич, в свою очередь, может отметить, что количество подписей, прошедших испытание Центризбиркомом, больше у него (если такое случится). И самое замечательное, что с социологической точки зрения, каждый при этом будет прав.

То же самое можно сказать и о главных претендентах на первое кресло государства, Викторе Ющенко и Викторе Януковиче. В самом начале подписной кампании информация о миллионах, собранных в поддержку премьер-министра, напоминала вести с полей. Знаете, как в советские времена: "Небывалый успех николаевских хлеборобов: в закрома Родины намолочена вторая тонна зерна!" Нет, в нашем случае никто никого, хочется верить, не молотил, но сообщения, вроде "В поддержку Януковича собрано уже 1,5 млн. подписей" одно время приходили чуть ли не каждый день. Правда, еще в начале августа эта подписная "жатва" прекратилась на отметке 4 млн. 984 тыс. 362 подписи. Так же неожиданно, как и началась. Потом лишь изредка стали появляться сообщения по отдельным областям без указания общего количества собранных подписей.

Можно предположить два варианта происходящего. Во-первых, это пиар. Говоря о социалистах и коммунистах, я уже частично описал схему его действия. Однако в данном случае все может оказаться несколько сложнее. Так, в случае с Януковичем не исключено, что полная цифра будет озвучена в день подачи подписных листов в ЦИК. Сейчас модно устраивать многоходовую рекламу. Это когда сначала, скажем, на биг-борд вешается здоровый, к примеру, бело-синий фон с надписью, типа "Выбор-2004! Потому что красивый!". Через неделю появляется лицо некоего народного избранника или всем известного спортсмена с такой же надписью. А еще через неделю там появляются физиономии никому не известных студентов, предпринимателей и прочих представителей "народа". При этом слоган может быть изменен на что-то менее личностное и более патриотическое. Так же и здесь. Сначала увидели свет ошеломляющие сводки об успехах януковичских сборщиков подписей за первые же недели подписной кампании. Потом внимание несколько отвлеклось на сбор урожая, Олимпиаду в Афинах и поездку в Ирак, и вот за несколько дней до окончания срока подачи листов штаб премьер-министра приносит в ЦИК N миллионов подписей. Это широко освещается СМИ, политологи делают глубокомысленные выводы в прямом эфире очередного ток-шоу – все в экстазе, подписей собрано столько, что уже даже голосование можно не проводить, и так все ясно!

Во-вторых, стоит вспомнить и о главном конкуренте Януковича, который также не сидит на месте, и чьи гонцы в поте чела своего также бороздят бесконечные пространства 9-этажек и частных секторов в поисках "лишней подписи". Об успехах Виктора Ющенко на поприще сбора подписей пока что ничего не слышно. Либо нет успехов, либо они находят целесообразным скрывать их до поры до времени от общественности, дабы потом "выстрелить". В то же время ющенковцы весьма удачно работали "на отбой" когда представители премьер-министра отчитывались о собранных миллионах. Достаточно быстро была поднята волна контрдействий, заключающихся в обвинениях Януковича и его сторонников в использовании админресурса. По "5 каналу" регулярно показывались несчастные жители каких-то домов, которых заставляли подписываться за "справедливого" и "последовательного" злые управдомы под старым советским девизом: "Не будут брать, отключим газ!" В оппозиционной прессе печатались письма отдельных лиц и целых коллективов, которых заставляли ставить подписи на януковичских листах продажные начальники, прорабы, заведующие и другие ответственные лица. Жертвы "насилия" находились практически в любом регионе, в любой сфере деятельности, всех полов и телосложений. Чтобы мало не казалось.

Не исключено, что именно такие действия оппозиции заставили "донецких" пиарщиков до поры свернуть свои наполеоновские отчеты об успехах. Тем более что после этого сюжеты, описанные выше, незаметно сошли на нет.

Однако в то же время этим команда Виктора Андреевича несколько усугубила свое положение, ведь теперь неизвестно, к чему им тянуться. А то, что тянуться нужно – это факт. Иначе как потом объяснишь, почему за "народного кандидата" подписалось в два раза меньше людей, чем за представителя "антинародного режима"? Админресурс админресурсом, а 20% неопределившихся в своих электоральных предпочтениях могут задуматься. Да и результаты выборов опротестовывать сложнее, когда у кандидата подписей – половина рейтинга.

С другой стороны, и представители Януковича, так здорово взлетевшие в начале августа, теперь не спешат выкладывать свои результаты, ожидая, какими они окажутся у конкурента. Чтобы можно было в срочном порядке добрать, если что. В таком ожидании они могут дотянуть сдачу подписей до последнего дня.

Последний же день наступает 20 сентября. Сегодня тринадцатое. Кандидатов, которые свои подписи еще не подавали – 22. Выходит, в оставшиеся дни они должны сдавать их в среднем по 3,5 кандидата в день. Однако, скорее всего основной поток пойдет лишь в конце этой недели, ближе к часу "икс". А потому встает вопрос – успеет ли ЦИК обработать все результаты, если с подписями Мороза он разбирался неделю? Согласно Закону, Центризбиркому на проверку подписей и составление соответствующего протокола отведено по 10 дней для каждого кандидата с момента подачи подписных листов. Как объяснял в свое время г-н Кивалов, закон о выборах президента устанавливает "чрезвычайно детальные требования по порядку сбора подписей". 10 умножаем на 22, и получаем 220 дней. Более полугода. Любопытный юридический казус. Когда подписные листы польются в ЦИК нескончаемым потоком, тому придется действовать в условиях жесткого цейтнота. В таком темпе качество проверки может упасть на радость многочисленным "техническим кандидатам", для которых вопрос с честным сбором подписей может оказаться фатальным ввиду крайней неосведомленности населения в личностях доброй половины претендентов на высший должностной пост государства. И если кого-то из них Центризбирком волевым решением захочет лишить удовольствия и дальше тусоваться в кандидатской среде, они всегда смогут подать в судебные органы с жалобой на недобросовестную проверку и неравноправный подход – Мороза-де неделю проверяли, а на остальных отвели лишь по полтора суток. При этом праведный гнев неудачников будет подпитываться страхом потерять полмиллиона гривен, которые, как уже указывалось выше, в таком случае в пятидневный срок уйдут в государственную казну.

В завершение хочется отметить, что на самом деле подписи – не такая серьезная преграда на пути властолюбцев, какой она, вероятно, первоначально задумывалась. К тому же, они совершенно не отображают истинной ситуации с поддержкой того или иного кандидата. В подтверждение этой мысли служит президентская кампания 1999 года. Например, г-н Ржавский, который тогда дебютировал, сумел собрать более полутора миллиона подписей. Из них ЦИК признал правильными чуть более 980 тысяч. В результате за Александра Николаевича проголосовали 96,5 тыс. украинских избирателей, то есть в 10 раз меньше. Или вот Александр Базилюк. После отбора Центризбиркомом в его активе тогда оказалось 511 тыс. подписей (больше, чем сейчас у Мороза!). Однако, в реальности он набрал лишь 36 тыс. голосов. И таких тогда оказалось еще шесть человек.

Достигался подобный результат отнюдь не за счет административного давления, в котором того же Ржавского или, скажем, Костенко трудно заподозрить. Просто на местах создавались группы, как правило, из местных студентов, им раздавались подписные листы и выплачивались определенные премиальные из расчета n копеек за подпись (у наиболее серьезных претендентов стоимость одной подписи могла достигать гривны). Деньги получались не Бог весть какие, но стипендии тогда повышать никто не торопился, и подобная прибавка никому не могла помешать. О самой технологии сбора можно писать отдельную статью. Неунывающие студенты, измотанные многочасовыми походами по жилищам разных форм и конфигураций, даже придумали креативную речевку, перефразировав строчки песни из одного старого фильма о нелегкости бытия в капиталистическом обществе: "Откройте люди двери, я ваш брат – Євген Марчук наш кандидат!" Люди двери открывали и, услышав трогательную историю о бедных студентах, зарабатывающих себе копеечку на жизнь, готовы были расписываться за двух кандидатов одновременно. Что от них и требовалось. А выборы все равно потом всех расставили по своим местам. И нынешняя подписная в этом смысле вряд ли способна что-то изменить. Хотя надежда, как известно, умирает последней.