Допинговая демократия

Современная наука пришла к выводу, что нестабильность мира, обусловленная динамикой его составных частей, поведение которых не всегда однозначно предсказуемо, – его естественное состояние. Признание подобных концепций ведет к разрушению образа Великого Администратора, направляющего движение каждого атома по заданной траектории. Теперь для достижения необходимого состояния объектов необходимо учитывать законы самоорганизации, когда бывает достаточно лишь возбудить действие внутренних тенденций, и природа сама построит необходимую структуру.

Нужно только знать потенциальные возможности данного природного объекта и способы его стимуляции. Зная механизмы самоорганизации, можно сознательно ввести в объект соответствующее изменение: если можно так выразиться, "уколоть" объект в нужных местах, тем самым подтолкнув его и направив по необходимому курсу. Но направить опять же не куда угодно, а в соответствии с потенциальными возможностями этого объекта и среды его обитания. У этого объекта свобода выбора пунктов назначений (аттракторов) есть, но сам выбор ограничен возможностями объекта, поскольку объект является не пассивным, инертным материалом, а обладает, если угодно, собственной внутренней "свободой" или вариативностью возможных внутренних состояний. А это зависит от того, насколько этот объект может осознать свои возможности и воспользоваться ими. Пока общество не дорастет до такого потенциала, такими "уколами" его можно посадить "на иглу" внешних инъекций.

В наше время спорт служит полигоном для глобальных социальных экспериментов. И в спорте, как в зеркале, отражаются все наши проблемы. Начиная от коммерциализации жизни, где деньги, точнее их количество, решают почти все, и заканчивая ее виртуализацией, когда процветает только тот спорт, что помещается на экранах. Одна из проблем спорта, грозящих разрушить его изнутри, – это проблема допинга, которому, кстати, больше всего подвержены атлеты высокоразвитых в технологическом отношении стран (которые и любят причислять себя, любимых, к числу демократических). Проблема допинга это уже в меньшей степени проблема здоровья самих спортсменов, принимающих эти препараты, потому что лозунг "победа любой ценой" – проблема не столько самих спортсменов, сколько их наставников и общества, порождающих такие ценности достижения своих целей. Мало того, что это подрывает сам дух справедливого спортивного состязания, но и вредит идеалам спорта, о которых в погоне за прибылью уже мало кто вспоминает.

Наши псевдо-демократы как раз и напоминают спортсменов, искусственно наращивающих мышечную массу внешними инъекциями. Чем это потом заканчивается – болезнью организма и его ранней гибелью, – это никого не беспокоит. А то, что естественный рост – достаточно медленный, не всегда дает быстрые результаты, но зато более надежный, их не интересует. Им подавай власть и неограниченные полномочия немедленно.

Наша власть – тоже не ангел. Она как тот подросток, который в юности должен ухитриться нарушить все предписания взрослых, чтобы узнать пределы возможного на своей шкуре, попробовать вкус всех запрещенных плодов. Психолог вам скажет, что ребенок, выполняющий все без исключения требования взрослых, страдает отклонениями в своем психическом развитии. Как узнать пагубность греха и свои возможности противостоять ему, не отведав его. Экспериментирование с существующими социальными нормами – признак нормального развития, и это не всегда означает, что подростки, повзрослев, будут предаваться всем смертным грехам. И у нас, и на Западе принято не регламентировать каждый шаг молодежи, а предоставить ей некоторую свободу действий. А если и дальше будем вспоминать правила воспитания, то, применительно к нашей ситуации, напомним одно – доносчику первый кнут. Но некоторые, наверное, настолько прониклись "западной" ментальностью, что позабыли свои корни. Действительно, создается впечатление, что отдельные наши демократы Отечества не имеют, хотя дружбой с "Батьківщиною" прикрываются.

Власть создает ситуации, когда ей есть что терять. Достигнув некоторого продвижения за счет своих титанических усилий, преодолев яростное сопротивление, она в последний момент может отказаться от своих главных достижений, лишь бы движение не останавливалось. Возникает крамольная мысль: а может быть, все это и было задумано и сконструировано с одной целью – чтобы было поле для маневра. В любом случае, последовательность в проведении своей линии и ловкость рук не может не вызывать уважения. Люди надеются не на судьбу и фатум, а на собственные усилия. Последние события показывают, что власть ищет малейший шанс, готова идти на компромисс со всеми и жертвовать всеми своими победами (настоящими или придуманными), лишь бы на миллиметр приблизиться к своей цели – оставить "Нашу Украину" голыми и босыми, без союзников во всей своей красе. А чем это грозит, объяснять не надо: сочувствующий электорат, увидев их настоящее лицо, отшатнется. Останутся только самые непробиваемые, которые из-за своей зашоренности видеть не могут, но их не так много.

Кто владеет думами – тот владеет миром. Не только в информационном обществе тот, кто способен навязать свое видение ситуации, может рассчитывать на благоприятный ход событий. Власть выиграла, когда навязала простое и понятное обывателю черно-белое рассмотрение ситуации: есть правые и левые. Власть при таком рассмотрении оказывается в центре. При этом теперь даже не надо клеймить противника, поскольку официальным СМИ не доверяют, и эффект будет обратный. Надо показать конфликтные политические силы, которые угрожают общественному миру, а власть пытается их урезонить, стоя или вне или над схватками. А если они и происходят, то власть всеми способами старалась их избежать, и не ее вина, что все так произошло. Менталитет наших людей – "наша хата с краю", и поэтому ни в какие битвы обыватель не стремится: вы воюйте, а я в стороне от драки, от воинственных, я как все, которые против экстремистов.

Появление оппозиции справа и слева позволяет побеждать центру, если он един (или один, что по сути одно и то же). Поэтому власть обречена на победу логикой борьбы. В нас еще сидит страх, и поэтому мы готовы голосовать против угроз нетерпимости и ограниченности. Все, что грозит социальному миру потрясениями, не может не поддержать молчаливое большинство. Однако "НУ" не только поддерживает этот сценарий, подыгрывая власти, но является и его соавтором, навязывая обществу противопоставление, которого сама не выдержит. И она же не хочет никак сломать в обществе подобные стереотипы мышления, не используя политическое партнерство, которое ей предлагали союзники, уже, можно сказать, бывшие. "НУ" ограждает себя от всяких совместных действий с другими политическими силами, тем самым обособляясь и уходя в одиночество, занимая крайние позиции. А власть методично, последовательно оставляет "НУ" без возможных союзников (вначале КПУ, теперь СПУ), загоняя их в резервацию, лишая возможности нагулять дополнительный электоральный вес. Но те не сильно сопротивляются, наоборот – своими действиями в парламенте и бездействием (или неумением) сотрудничества с возможными союзниками помогают ей. Поэтому, повторяю, власть обречена на победу логикой борьбы: центр и левые превзойдут правых, так же, как на предыдущих выборах центр и правые превзошли левых.

Сейчас, по всей видимости, уже ничто не сможет остановить, постоянный рост авторитета власти, которая будет выступать против экстремистских проявлений "НУдистов". И если на прошлых выборах была разыграна "коммунистическая угроза", то на этих выборах "националистическая". И странно, что сами "оппозиционеры" помогают наигрывать этот сценарий. Это же не власть заставляет "Сільскі вісті" печатать статьи, из-за которых в той же Европе за подобные антисемитские акции поступят аналогично – закроют. Или цель – заведомо идти на провокации, заставляя власть на них отвечать, рассчитывая подставить власть в глазах западных демократов силовыми методами их решения. А, может, более тонкая игра "засланных казачков", выполняющих заказ и подставляющих своих союзников, выставляя их сторонниками ксенофобских взглядов.

Перед "НУ" сегодня начинает маячить известный вопрос "быть или не быть?". Добровольно отдав свободу (пока только свою) в обмен на поддержку извне, они стали заложниками неконтролируемых ими обстоятельств, зато получили право винить кого-нибудь в собственных неприятностях. Но для того чтобы им сказать "быть", недостаточно это сказать, необходимо научиться говорить действием изменения собственного образа жизни. Этот процесс меняет не только самого субъекта, но и его судьбу, превращая рахитичного акселерата, умеющего много и красиво рассуждать о высоких quot;демократических" материях, во взрослого человека, & не словом, а делом доказывающего свою состоятельность.