Однажды в октябре (обновлено)

10 лет назад, в начале октября 1993-го, Борис Ельцин танками задавил путч левых. Два дня назад, в конце октября 2003-го, Владимир Путин отработанными в спецслужбах методами тихо придушил в зародыше заговор, который мог созреть в его ближайшем окружении. Отставка скандального бизнесмена Александра Волошина и назначение главой администрации президента молодого и симпатичного юриста Дмитрия Медведева означает не просто замену руководителя аппарата главы российского государства, а тактическую победу "питерской группы" в соревновании за влияние на Владимира Путина…

Уход Волошина по времени совпал с арестом олигарха Михаила Ходорковского, и многие наблюдатели связали эти два факта. Но совершенно ошибочно. Если это событие и можно с чем-то связывать, так это с передачей в суд уголовного дела Николая Аксененко — бывшего вице-премьера, главы МПС, "члена ельцинской семьи" и делового партнера Александра Стальевича.

Так сложилось, что слухи об отставке Волошина ритмично появлялись из года в год именно в конце октября. Впервые они стали обсуждаться еще 15 октября 1999 года. Тогда пресс-секретарь президента Дмитрий Якушкин вынужден был официально заявить о нежелании Бориса Ельцина отправлять в отставку главу своей администрации. Вторично фальстарт был дан 26 ноября 2001 года. Тогда телеканал "Московия" сообщил: указ об отставке руководителя кремлевской администрации уже находится на столе у президента. Не подтвердилось. Еще через год, 10 декабря 2002 года, информация об уже подписанном указе аналогичного содержания просочилась в прессу опять. И вновь оказалась ложной: отставку перенесли почти на год.

Интересно, что нынешней осенью "утечка сведений" о возможном уходе Волошина и последующей за ним отставке Михаила Касьянова, по данным RBC daily, могла исходить от людей, близких к главе МВД Борису Грызлову. По мнению собеседника RBC daily, это мог быть ответ лидера "Единой России" на попытки администрации президента оттеснить его от руководства партии. Хотя, с другой стороны, информированные источники утверждали, что концентрация негативной информации на Стальевича в досье спецслужб просто перешла критическую точку. Ни у кого нет сомнений, что силовики из ближайшего окружения Владимира Путина в старых добрых традициях пунктуально собирают сведения обо всех, кто имеет доступ к первому лицу. А нагрести компромата на такую неоднозначную фигуру, как Волошин, не составляло труда. Особенно в свете его прошлых бизнесовых "подвигов", совершенных рука об руку с Березовским. На этом месте, пожалуй, стоит отклониться от основной темы нашего повествования и вспомнить вехи большого пути человека со странным отчеством — Александра Стальевича Волошина.

В окружение Ельцина наш герой пришел в 1997 году с должности президента Федеральной фондовой корпорации. С 19 марта 1999 года — руководитель администрации президента России. С апреля 1999 года — член Совета Безопасности РФ. С 28 июня 1999 года — председатель совета директоров РАО "ЕЭС России". После досрочной отставки президента Бориса Ельцина 31 декабря 1999 года был освобожден от должности руководителя АП и в тот же день был вновь назначен на эту должность указом и. о. президента РФ Владимира Путина. О Волошине говорят как о человеке, которому удалось совмещать деловой авантюризм с жесткой бюрократической хваткой (ни одна, даже пустяковая, бумажка в АП не проходила мимо него).

Бизнесом он занялся еще при советах: в 1990-м учредил АО "Анализ, консультации и маркетинг" (AK&M), затем АО "Финансовая компания "Интраст Лтд". В 1991 году волошинское АО "АК&М" совместно с ассоциацией "XXI век" и банком развития "XXI век" приняло участие в учреждении внешнеэкономической ассоциации "Интер-Экочернобыль" (московская региональная организация "Союз—Чернобыль"). По информации правоохранительных органов, это была одна из первых "откатных" благотворительных структур, которые потом стали зарабатывать баснословные деньги на таможенных льготах. С 1992 года — исполнительный директор АК&M, с июля 1993-го — президент АО "Эста-Корп", которая торговала облигациями АО "АвтоВАЗ". В марте 1994 года продал акции AVVA на сумму в 1,5 млрд. рублей банку "Чара".

Стоп! Нашумевший "лоходром" банк "Чара", пожалуй, достоин отдельного рассказа. Незадолго до своего краха в 1994 году "Чара" купил крупный пакет акций АООТ AVVA. Ценные бумаги этого детища Бориса Березовского фактически не были ничем обеспечены. Посредником в этой сделке выступило ЗАО "Эста-Корп", президентом которого в то время являлся Александр Волошин. Покупка "Чарой" акций AVVA на сумму $916 тыс. — факт, установленный прокуратурой. Кроме того, как утверждают в Союзе общественных объединений вкладчиков и акционеров, была еще одна сделка по приобретению акций AVVA — на сумму уже в $4,5 млн. Вкладчики убеждены в том, что покупка акций была частью разорившей их аферы, и настаивают на привлечении Волошина к ответственности. Однако года два назад прокуратура Москвы сообщила вкладчикам, что состава преступления в действиях Волошина не обнаружено. Дело замяли. И продолжительное время история накопления главой АП РФ стартового капитала не интересовала никого: особой щепетильностью в оценках своего недавнего прошлого постсоветские политики не могут похвалиться по определению. Так к чему же напрягаться, господа?

Правда, есть информация, что следственные действия по "чарскому делу" с недавних пор возобновлены.

Этот факт сразу заинтриговал наблюдательных московских аналитиков, которые тут же вспомнили расхожую версию о конфликтах бывших "кошельков семьи", к которым относят Аксененко, Абрамовича, Березовского и Волошина с "чекистами-питерцами" (к последним причисляют Сергея Иванова, Бориса Грызлова, замдиректора ФСБ Юрия Заостровцева и Владимира Якунина). Признаком готовящихся кадровых потрясений стали действия Счетной палаты и Генпрокуратуры в отношении Николая Аксененко. Ему вменили преступления, предусмотренные ст. 286 УК РФ ("Превышение должностных полномочий, совершенное с причинением тяжких последствий") и ст. 160 ("Присвоение или растрата в крупном размере").

Однако, по данным "Известий", следователь позволил тяжелобольному экс-вице-премьеру вылететь на лечение за пределы России. Нет сомнений, что за право на "загранпобывку" он "заплатил" чрезвычайно интересной информацией. Кто был героем его рассказа, можно лишь догадываться. Но ни для кого не секрет, что в политических кругах Аксененко и Волошина называли "близнецы-братья". Как написали недавно в одном аналитическом издании, "действия против Аксененко были предприняты "без согласования" с Александром Стальевичем. Говорят, санкцию дал другой человек — Владимир Путин. Если это так, то вопрос с работой Волошина в Кремле можно считать практически решенным…".

Впрочем, еще раз повторим: зигзаги трудового пути практически всех представителей российской властной элиты таковы, что за грехи минувших лет можно посадить каждого. Поэтому всем изначально была выдана индульгенция. В этом плане совершенно очевидно, что Волошин пострадал не за прошлое, а за "будущее" или, скорее всего, по "мотивам настоящего". Слухи на этот счет ходят разные. Якобы при обыске в "ЮКОС" были найдены документы, подтверждающие финансовые контакты главы администрации президента и наиболее антипутински настроенного олигарха России Михаила Ходорковского.

Наконец, никто не сомневается, что Путин всегда знал о Волошине гораздо больше, чем предполагал глава его администрации. И в какой-то момент он понял, что Александр Стальевич может представлять для него угрозу. Нет, не сейчас, а в недалеком будущем, ведь в следующем году Владимир Путин будет избран (и это бесспорно) президентом России в последний раз. Ведь самая главная интрига российской политики как раз и заключается в том, кто будет его преемником. Точнее, кто получит право выдвигать свою кандидатуру в качестве преемника: бизнес, силовики или бюрократы.

Именно это обстоятельство позволяет аналитикам говорить о том, что увольнение Волошина предотвратило "заговор бизнесменов и бюрократов" против "чекистов", раскрытый, скорее всего, силами последних. А назначение Медведева продемонстрировало, что Путин отдает предпочтение не силовикам, с которыми связано его прошлое, а молодым профессионалам со сравнительно незапятнанной репутацией, с которыми хочет соединить будущее.

Действительный государственный советник Российской Федерации 1 класса, уроженец Питера и выпускник юридического факультета Санкт-Петербургского университета, 38-летний Дмитрий Медведев умудрился избежать пятен в своем CV, даже возглавляя в 2000—2002 гг. совет директоров ОАО "Газпром". Он хорошо образован, коммуникабелен (сказывается опыт преподавательской работы), знаком с Путиным еще со времени работы экспертом Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга и прагматично предан ему. Вообще, несмотря на созвучность фамилий и профессий, Медведев не имеет ничего общего со своим украинским коллегой — он не политик, а щепетильный бюрократ европейского типа, для которого добросовестное выполнение государственных функций является такой же нормой, как утренний кофе, пятерки в дневнике сына и знание иностранных языков. Для наших политиков найти с ним общий язык будет сложно, и не только потому, что Волошин замыкал на себе все контакты АП с Киевом, а личным знакомством с Дмитрием Анатольевичем не может похвастаться практически никто. Дело в том, что, имея репутацию одного из наиболее влиятельных лиц в окружении действующего Президента РФ, он сможет сам выбирать круг своего общения в Украине.