Формула "большого пути"

Во время прошлогоднего визита в Киев Герхарда Шредера Леонид Кучма сказал, что "мы пойдет к НАТО настолько, насколько нас пустят". "Мы готовы идти так далеко, как может и хочет Украина", – произнес уже во вторник во время заседания комиссии Украина – НАТО (КУН) на уровне послов генсек Североатлантического альянса Джордж Робертсон. Что ж, эта фраза уже стала, похоже, формулой отношений Киева и Брюсселя. Хотя ни одна из сторон пока еще не знает, насколько далеко они зайдут в движении навстречу друг другу.

Если отвлечься от тех дифирамбов, что публично говорили после заседания КУН представители НАТО (наподобие того, что "нас вдохновляют успехи Украины"), то картина получается неутешительной для официального Киева. Фразу, произнесенной лордом Робертсоном во время совместной со Зленко пресс-конференции, сегодня можно считать квинтэссенцией позиции Брюсселя по отношению к Киеву: в настоящее время речь не идет о присоединении Украины к НАТО или подачи ею заявки о присоединении к Плану по приобретению членства (Membership Action Plan, MAP).

Эти слова разочаровывают. Но иного трудно было ожидать от представителей Брюсселя: Киев, провозгласив целью интеграцию в НАТО, крайне противоречиво проводит свою политику. Стремясь "поднять на качественно новый уровень" отношения с Альянсом, в Украине пока не готовы предпринять шаги, которые логично следует из декларируемого курса евроинтеграции и которых, несмотря ни на что, ожидают от Украины. Речь идет, прежде всего, о подаче официальной заявки.

В Киеве сегодня намерены ограничится полумерами, а с Брюсселем говорить только о присоединении к MAP – Плану действий по приобретению членства. Но не о том, чтобы подать заявку: это значило бы осложнить отношения с Россией, которая выступает против расширения НАТО на восток.

Впрочем, все может измениться. Недаром и украинцы, и натовцы не раз повторяли во вторник, что нынешнее заседание комиссии Украина–НАТО – только этап перед Пражским саммитом Североатлантического союза. А за те четыре с половиной месяца, что остались до Праги, произойти может всякое. Ведь не случайно Киев и Брюссель сейчас проводят интенсивные консультации. И, насколько известно, некоторые страны Альянса готовы оказать поддержку евроатлантическим устремлениям Киева.

Так, к немногочисленным сторонникам украинской интеграции в Альянс относится даже Вашингтон. Но поддержать Киев он готов только в том случае, если тот подаст официальную заявку на вступление в НАТО. Впрочем, эта поддержка Белого дома не может длиться вечно. И она иссякнет как только для администрации Буша-младшего станет ясно, что Киев пока хочет ограничиться MAP, без того, чтобы подавать заявку на членство.

Что ж, остается только согласиться со словами Леонида Кучмы, который на совместной пресс-конференции с Робертсоном сказал, что продвижение в НАТО в большей мере зависит от самой Украины.

На пресс-конференциях, международной конференции "Украина–НАТО: основные достижения и перспективы отношений" представители Альянса и Украины были крайне осторожны в своих комментариях прошедшего заседания, постоянно напоминая, что в Праге будет окончательно решено каким будет этот новый формат отношений.

Так, во время заседания КУН украинская делегация была намерена поставить вопрос о том, чтобы в Промежуточном докладе было зафиксировано упоминание о необходимости подписания некого Политического документа, который бы дополнял Хартию об особом партнерстве. Увы, но сейчас пока неизвестно, удалось этого добиться украинским дипломатам или нет.

Робертсон же, отвечая на вопрос об этом документе, ограничился лишь крайне общей фразой: "Мы говорим о программе работы, цель которой – сделать наши отношения более интенсивными. Мы разработали новые основы наших отношений, и эта работа должна быть наполнена смыслом, а не декларациями". И подчеркнул, что речь не идет подаче заявки и присоединении к MAP. Вполне возможно, что речь как раз идет об интенсифицированном диалоге, который предшествует MAP и подаче заявки и который может затянуться на многие годы.

Но не только непоследовательность в проводимой политики евроатлантической интеграции сдерживает представителей Брюсселя.

Необходимость продолжения Киевом курса экономических и политических преобразований, военная реформа, построения гражданского общества – вот ключевые элементы, которые должны сопутствовать реализации курса вступления в НАТО. Для представителей Альянса они не менее важны, чем военный аспект сотрудничества с Украиной. (Кстати, во время заседания КУН был подписан Меморандум о взаимопонимании между Украиной и НАТО относительно поддержки операций со стороны принимающей стороны.) А ведь именно в сфере экономических и политических преобразований Киев имеет серьезные проблемы.

Впрочем, как считают эксперты, многое в отношениях Украины и НАТО будет зависеть не только от Киева, но и от Брюсселя, от того, насколько он будет готов принять в Праге в отношении Украины определенное политическое решение. В противном случае, украинско-натовская формула "мы готовы идти так далеко, как можете и хотите вы" окажется выхолощенной и будет напоминать диалог Украина–ЕС с его извечной темой "конечно "да" мой дорогой, но не сейчас, не здесь и не с тобой".