Последний романтик-3

Оба ареста Сивульского были реакцией власти на политические амбиции Юлии Тимошенко. Другое дело, что Николай Иванович будто нарочно «метил» все свои шаги так тщательно, что даже следователю-«первогодку» не представляло труда его посадить. Но мало кто знает, что второй арест будущего КРУшника в 2001 году был частью плана Юлии Владимировны, которая хотела сделать из руководителя своего аппарата «терпилу», чтобы не ходить в тюрьму самой. Не сложилось…

Как мы уже писали, освобождение Сивульского из-под стражи в 1999 году стало одним из условий, которые Тимошенко выдвинула Леониду Кучме в качестве компенсации за предательство Лазаренко, раскол «Громады» и создание пропрезидентской тогда партии «Батькивщина». Николая Ивановича выпустили за тюремные ворота, но следственные действия против него продолжались даже после назначения Тимошенко вице-премьером по вопросам ТЭК в Кабинете Виктора Ющенко.

Это давало возможность «закрыть» нашего героя в любой момент. Что понимали оба: и он, и Тимошенко. Однако, как бы бывшему тернопольскому профессору не претили тюремные будни, раз лидер сказала «Надо, Коля, надо», он готов был терпеть.

Тем более, что в перерывах между отсидками Николай Иванович времени не терял. Как мы уже сказали, он был руководителем аппарата вице-премьера по ТЭК, определяя, кого из посетителей ставить в список на «вход», кого задвинуть подальше, на чьи вопросы нужно рисовать «фишку» с указанием рассмотреть, а чьи бумаги откладывать в долгий ящик.

О виртуозном мастерстве нынешнего начальника КРУ в этих делах ходили легенды. В частности рассказывали, что договориться с ним о решении того или иного вопроса можно было при посредничестве его деловых партнеров. Это Александр Григорьевич П., директор учрежденного Сивульским ООО «Ресурсная компания», и соучредитель этой компании Александр Свердлов, которого Сивульский в те годы пропихнул на должность замгендиректора предприятия «Науканефтегаз» НАК «Нефтегаз Украины». Свидетели рассказывают, что бизнесмены, которые не имели контактов в аппарате «Батькивщины» и не могли попасть к всесильному Сивульскому через его коллег по работе, искали контакты с его деловыми партнерами. Познакомить со знакомыми знакомых Сивульского стоило немалых денег. При том, что решение вопроса не всегда было положительным. Как правило, в любом коммерческом споре есть два интереса. И «башляли» обе стороны.

К тому же в то время у Сивульского процветал и собственный бизнес: учрежденное совместно с тем же Свердловым, а так же с российским Институтом нефти и газа СП «Уран». Впоследствии предприятие было ликвидировано. Но нездоровый интерес к ядерной промышленности у г-на Сивульского остался.

Короче говоря, с 2000 по 2001 год Николай Иванович обжил кабинет без таблички на дверях на седьмом этаже Кабмина, неплохо набил карманы, сделал ремонт в престижной квартире на Институтской (почти напротив правительственного здания) и уже начал разрабатывать план, по масштабности догонявший проект газоресурсного консорциума.

Речь идет о тогдашней идее Тимошенко создать ОАО «Оптовый рынок газа» (в виде СП «Нефтегаза» и «Итеры») по импорту газа в Украину, который должен был контролировать всю газовую сферу в Украине. На верхушке пирамиды должна была быть сама вице-премьер, контролирующая новую структуру через предполагаемого акционера «Итеру» и свой менеджмент.

Этим менеджментом мог стать либо непосредственно Сивульский, либо его доверенные лица (вроде того же Свердлова или Александра Григорьевича). Однако против создания СП ополчился целый ряд отечественных бизнесменов. Мы не идеализируем этих добрых людей, как, впрочем, не умиляемся «гражданскому мужеству вице-премьера Тимошенко». Отбросив патетику, следует признать, что это было борьба за деньги, в которой Сивульскому предстояло стать разменной монетой, сыграв роль «терпилы».

Когда конфликт обострился, и Тимошенко поняла, что наступают не лучшие времена в ее политической биографии, она решила сделать «ход конем». Был создан такой себе инициативный орган по сбору подписей о референдуме с недоверием Леониду Кучме. Автор примитивизирует названия этой эпохальной «страды», но суть именно такова. Во главе комитета поставили… «терпилу» Сивульского, фактически превратив его в наживку для Банковой. Зная нервную реакцию на подобные вещи Леонида Кучмы, никто не сомневался: долго Николай Иванович ждать тюрьмы не будет.

Так и случилось: Сивульского арестовали, причем чуть ли не в кабинете без таблички и поместили в СИЗО. «Батькивщина» надеялась использовать этот факт для пропаганды: дескать, смотрите, как власть издевается над партией и ее лидером. Однако возник пиар-конфуз: судьба аппаратчика из Кабмина волновала СМИ (к тому же еще подконтрольные президенту) всего несколько дней. Дальше о нем банально забыли. Что, в общем-то, не удивительно: несмотря на огромное влияние в масштабах седьмого этажа здания на Грушевского, Сивульский не был (и не является) харизматом, он не вел политической деятельности, не появлялся на публике, да и внешность у него слегка не тянет на образ героя из «Храброго сердца».

Таким образом, громоотводом ареста Юлии Тимошенко он не стал. Голосов партии на выборах не добавил. Более того, в отличие от своего патрона, за непродолжительным и драматичным пребыванием которой в Лукьяновском СИЗО наблюдала вся страна, его тюремные условия волновали лишь близких. Тихо арестованный, он был так же тихо выпущен на подписку (через довольно продолжительное время, однако), а затем и вовсе выпутался из уголовных дел.

Но случилось это уже после «оранжевой революции». Став премьером, Юлия Владимировна решила поставить страдальца Николая Ивановича на хлебное, хотя и опасное место, интересное лично ей. И снова неудача. Многие помнят, как БЮТ официально заявила, что предложит на пост главы НАК «Нефтегаз Украины» именно Сивульского. Но эту должность президент отвоевал для своего любимца Алексея Ивченко, в чьем «Мерседесе» он приехал с дачи учредителя «Фокстрота» на дачу Сацюка поесть диоксину (шутка!) и, благодаря всенародной жалости к своему недугу, выиграл президентские выборы.

Тимошенко в данной ситуации не оставалось ничего другого, как отдать Сивульскому единственный, находившейся в ее власти проверяющий орган, – КРУ, и с его помощью влиять на интересующие ее энергетические сферы.

Если посмотреть, чем занимался Сивульский тогда и чем сейчас, то вы ощутите полное дежавю. Главное, чем запомнились недолгие месяцы его работы в ГлавКРУ – многочисленные проверки финансовых потоков в «Энергоатоме», «Нефтегазе Украины», «Укрзализныце». Как написал один из наших коллег, «удивительного в этом нет – все эти ведомства после оранжевой революции расхватали «люби друзи», а Тимошенко осталось только созерцать со стороны, как миллиардные финансовые потоки проходят мимо…».

Оба раза КРУ оказался востребован в качестве пиар-средства для списывания своих промахов на предшественников. Собственно, к этому сводится и «техзадание», которое выполняет Николай Иванович, и смысл его громких изобличительных заявлений в адрес предыдущего руководства госхолдингов. Но если в 2005-ом Тимошенко еще рассчитывала, что это артподготовка перед сменой ролей в нефтегазовом комплексе, то сейчас они просто хочет «задокументировать» списание вины за промахи собственной управленческой политики перед предстоящими президентскими выборами.

В самом КРУ второе пришествие Сивульского восприняли как эпидемию. Не мудрствуя лукаво, приведем фрагмент статьи, которая вышла на сайте RUpor.info.

«Оказалось, что и сам Николай Иванович ценит в своей работе не столько профессионализм, сколько личную преданность. И никакие законы, в том числе Закон о государственной службе, этому не мешает. Уже на третий день своего пребывания на должности руководителя, 22 декабря 2007 года Сивульский провел коллегию ГлавКРУ, на которой «предложил» написать заявления об увольнении всем директорам департаментов, начальникам управлений и самостоятельных отделов. От этого «предложения» не смогли отказаться заместители председателя, 6 директоров департаментов и 6 руководителей региональных подразделений (в Киеве, Днепропетровской, Житомирской, Тернопольской, Хмельницкой, Харьковской областях). В ближайшее время такая же судьба ожидает еще 5-6 руководителей региональных КРУ. Процесс увольнения старых кадров происходит достаточно жестко: после разговоров с Сивульским несколько руководителей попали в лечебные заведения с болезнями сердца… Работник доводится до болезни или вынужденного отпуска, или отстраняется на период служебного расследования с одновременным назначением исполняющего обязанности. Часто этот «и.о» на период назначения в КРУ даже не работает (что, кстати, противоречит действующему законодательству). Так было в Харьковской области, где руководителем областного КРУ был назначен человек, фактически «с улицы». По нашему мнению, в будущем Сивульский может жестоко поплатиться за такую «самодеятельность», поскольку расходы на содержание нелегитимно назначенных «и.о» могут легко быть трактованы, как «нецелевое использование бюджетных средств» или как служебные преступления. Потому что одно дело, когда это делает коллегиальный Кабмин, назначая «и.о. председателя ФГУ», а другое, когда это – единоличное решение Сивульского.

Или другой пример с «и.о»: Сивульский назначил и.о. директора Департамента контроля в сфере государственной и коммунальной собственности народного депутата Украины Антонину Болюру (бывшего главного бухгалтера корпорации ЕЭСУ. – автор). Мы, конечно же, понимаем, что в свое время Болюра (как и Сивульский) лично «полировала» нары из-за Тимошенко, и по-человечески это назначение можно понять. Но дело в том, что Болюра достигла предельного возраста пребывания на госслужбе еще в 2005 году.

Еще одна «фишка» Сивульского в кадровой работе – назначение первых заместителей и заместителей руководителей региональных органов ГлавКРУ. Проще говоря, «обсаживание» руководителей органов «своими» людьми. Это давняя практика у руководителей, но и здесь в ГлавКРУ Сивульского с этим «перебор». Уже сегодня можно говорить о существенном раздувании штата за счет заместителей руководителей и увеличении нагрузки на фонд оплаты труда. Да и, скажем прямо, вновь назначенные Николаем Ивановичем подчиненные не всегда обременены не только профессионализмом, но и морально-психологическими качествами.

Бывший глава КРУ Луганщины также рассказал, что ему предлагали написать заявление по собственному желанию либо перейти на какую-то другую должность. «Николай Иванович, мой начальник (глава КРУ Украины Николай Сивульский – прим. ред.) и одновременно он член политсовета Блока Юлии Тимошенко. По всей видимости, это основная его посада», – рассказал Алексей Высоцкий, – 3 числа после выхода на работу после больничного ознакомился с распоряжением, предписывающем быть мне в 14.00 в Киеве. Как я мог быть в Киеве в тот же день? За это единоразовое грубое нарушение я был уволен» (конец цитаты).

«Гестаповские методы» обращения Сивульского с подчиненными объясняются не только привычками, приобретенными профессором в тюрьме, но и обидой на жизнь и… Юлия Владимировну. Понятно, что за свои тяжкие страдания он рассчитывал на большее, чем «кошмарить» по заказу те или иные структуры и подвергать себя риску снова загреметь за решетку. Вместе с тем, его влияние в партийной иерархии все больше снижается. Круг общения сводится к «братьям и сестрам по несчастью», типа той же Болюры. Он хорошо понимает, что в любой момент его могут выбросить за борт большой политики, поэтому обзавелся… урологической клиникой и устроил зятя на «доходное место» в Кабмин. Но это отдельная история…

Продолжение следует

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам