Любить не по-русски

Один из самых устойчивых российских мифов – нелюбовь Запада к России. Россияне воспринимают западную критику как проявление ненависти, а не как эффективный способ анализа и поиска решения проблем. Судя по тому, что говорится российскими обывателями везде и всюду — от кухонь до телепередач и интернет-форумов, граждане одной седьмой части суши живут с уверенностью, что весь мир и Запад в первую очередь их ненавидит и с незапамятных времен делает все, чтобы навредить России.
Совки, трамвайные хамы и страна чудес

Почему так думают государственные мужи, большие компании и олигархи — понятно. Чтение отрицательных статей в иностранных СМИ, данные закрытых пресс-обзоров и докладов с анализом мнений зарубежных контрагентов о России, ее предприятиях, бизнес- и политических персонах едва ли могут внушить иные мысли. Но давайте посмотрим, как относятся к себе простые россияне, которые не читают иностранных газет даже в RSS-feeds-переводах.

«Мы живем в самой прекрасной стране, и все остальные страны нам завидуют. Потому что именно мы придумали чистить обувь ладошкой и вытрясать ковры с балкона. Предки индейцев приручили собаку и лошадь, зато наши предки одомашнили моль и таракана. И именно наши спортсмены принимают допинг не для рекордов, а для удовольствия. Мы гордо называем свою страну Россия, а иностранцы завистливо говорят Раша. Но все-таки она наша».

«Наша Russia», сатирики вроде Хазанова или Задорнова, бесчисленные анекдоты и емкие выражения могучего и великого русского языка типа «совок» и «трамвайный хам» отлично отражают абсурдность «страны чудес». Но! Все эти анекдоты и прибаутки, словечки и шутки — изобретения самих россиян и с Западом и его отношением к России не имеют ничего общего.

И мало кому из иностранцев, даже из числа долго живущих в России, до конца понятны приключения Равшана, Джамшуда и их «нашалника».

Многим на Западе, пусть и в переводах, куда понятнее Пушкин, Толстой, Достоевский, Гоголь, Лермонтов, Чехов, Солженицын, Ахматова, Маяковский, Булгаков, Мандельштам. Список писателей показывает, что критика в адрес России вовсе не новость: отношение любви-ненависти к родине было присуще русской интеллигенции XIX-XX веков.

А критика российской действительности у отечественных юмористов куда более жесткая, чем у западных газетчиков, но россияне смеются над каким-нибудь Comedy Club или Петросяном. Просто обидно, когда иностранцы упрекают.

Да, Запад здесь «не живет» и не разбирается в тонкостях здешнего быта, так же как и Россия не полностью понимает Запад. Но Запад достаточно хорошо знаком с Россией «заочно» и в общих чертах знает ее недостатки: в мире новостей онлайн тайное немедленно становится явным. И пищи для формирования впечатлений о современной России более чем достаточно.

Имперская мания величия

Великобритания перестала быть империей, но у нее остались колоссальные претензии, раздутое мнение о себе и своих достижениях, месте и влиянии в мире, уверенность, что она пуп земли! Все убеждены, что страна была, есть и всегда будет великой.

Страна никак не могла распрощаться со своими военными и имперскими амбициями, до ее политической и экономической элиты не доходило, насколько изменился мир, а простые граждане были уверены, что все вокруг обязаны уважать их страну и применять ее ценности.

А за что уважать — непонятно. Страна, по большому счету, ничего не могла: экономика хромая, промышленность и оборудование безнадежно устаревшие и неконкурентоспособные. Инновации не получались из-за отсутствия предприимчивости и давления бюрократии, постоянной утечки мозгов, резких конъюнктурных колебаний экономики. Спортивные результаты не впечатляли, страна никак не могла решить, куда смотреть — на Запад или на Восток. Все это прекрасно знали, но вместо реальных действий были лишь громкие заявления властей и неэффективные полумеры. Да и англичане приобрели незавидную репутацию своим поведением за границей. И такая страна хотела войти в эксклюзивный западный клуб и удивлялась, почему ее не принимают с распростертыми объятьями.

Это описание послевоенной Великобритании показывает, что она переживала те же проблемы, что и современная Россия. Британское мышление менялось десятилетия после войны и краха империи. В 1962 году бывший американский госсекретарь Дин Ачесон сказал: «Великобритания потеряла империю, а своей роли в мире еще так и не нашла». Вместо того чтобы заботиться об экономике, британская элита пыталась «to manage decline» — «управлять спадом». Не удивительно, что страна на долгое время получила клеймо «the sick man of Europe», прежним обладателем которого была исчезнувшая Оттоманская Империя.

Можно спорить о дате, но, на мой взгляд, Великобритания действительно начала менять свой менталитет и понимать, что надо становиться «профессиональной», начать работать, только в 90-х, после того как Тэтчер, назвав вещи своими именами, положила начало процессу обновления в 80-х.

Но нанесенный стране ущерб уже был колоссальным. Автопромышленность в 70—80-х годах исчезала на глазах. Рабочие постоянно бастовали, менеджеры, инженеры и дизайнеры были некомпетентными, а несведущие экономисты заявляли: «Да ничего страшного, что у Великобританнии нет конкурентного преимущества в автостроении». А потом пришли японцы, и сейчас Великобритания экспортирует машины по всей Европе. Просто они не «наши», а японские, и зарабатывают на этом японцы, а не англичане. По крайней мере, не так, как могли бы зарабатывать, если бы автомобили были английскими.

Но при всей схожести есть большая разница с Россией. Можно сказать, что Великобритания, главный «изобретатель» промышленной и аграрной революций и бывший главный «цех мира», почти совершала экономическое самоубийство. Но не совершила, а перестроилась и вышла на иной уровень с новыми динамичными экономическими секторами, от биоинженерии до рекламы и дизайна. И благодаря этому Великобритании удалось достичь достойного уровня жизни среди самых развитых стран мира. Хотя другие страны — США и Германия — легко опережали ее по темпам экономического роста, так же как сейчас Китай и по темпам, и по качеству роста легко опережает Россию.

Советский Союз распался в 1991 году — в следующем году будет отмечаться двадцатилетие. Но распрощалась ли Россия со своими претензиями, гонором, стала ли она профессиональной, стала ли она работать? Понадобится ли ей, как и Великобритании, на это 40-50 лет?

Время ускорилось, и этих 50 лет у России просто нет. Если она реально хочет быть в кругу развитых стран, надо торопиться: старое западное клеймо «СССР — Верхняя Вольта с ракетами» теперь звучит в адрес России. Но это проявление «великодержавности», по большому счету, не впечатляло Запад даже тогда. Что говорить про сегодняшний день, когда ракеты все больше ржавеют?

Край катастроф и беспредела

Весь мир испытывает глубочайшее уважение к русской культуре, но при этом знает, что у страны серьезнейшие проблемы буквально во всех сферах. Никаких чужестранных наветов — только некоторые сюжеты в российских СМИ: пожары в ночных клубах; заказные убийства; восстановление строчки советского гимна с именем Сталина на московской станции метро «Курская»; искажение истории в школьных учебниках; проблема наркомании и СПИДа; исчезновение оппозиции с экранов; рост коррупции и бюрократии; ДТП, вызванные хамским поведением дорожной милиции и ездой без правил представителей деловой и политической элиты, в которых регулярно погибают и получают серьезные травмы обычные люди…

Большинство россиян в ужасе от всего этого. Но! В прошлом году, по опросам, многие называли Сталина самым великим русским. У России очень плохие данные по целому ряду показателей: по продолжительности жизни, особенно у мужчин; коррупции; производительности труда и т. д. и т. п. — все они очень далеки от уровня стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Вот так и формируется имидж России и в стране, и за ее пределами. Президент Медведев недавно наконец признал, что по некоторым параметрам Россию опережают даже такие страны, как Белоруссия и Казахстан. Удивительно ли, что после этого The Financial Times пишет, что российская модель экономического и политического развития никого не привлекает, кроме, может быть, некоторых стран СНГ.

Это что – ненависть к России? Вовсе нет. Давайте разберемся, чем является такая критика и какая у нее функция. К своему несчастью, Россия воспринимает западную критику как проявление ненависти, а не как эффективный способ анализа и поиска решения проблем. Государство и большой бизнес уверены в своей правоте, но вдруг они не правы? Количество ошибок последних 10 лет показывает, что есть проблема адекватности самооценок. Запад и себя критикует по полной программе! Критика всегда будет на первом месте в зрелом, сознательном обществе. Критиковать не просто нормально — это необходимо. Что же касается того, что на первые места в СМИ (и в российских, как и в западных) прежде всего попадают плохие новости, новости-катастрофы, – это печально и несправедливо, но мы живем в таком мире. И России остается только одно – уменьшать поводы для плохих заголовков!

Любит — не любит

Представление россиян о том, что Запад их не любит и хочет только «нашу нефть», обманчиво, как и представление, что кто-то хочет мешать России.

Если это так, тогда почему в совсем недалеком прошлом, когда в России практически не было еды и предметов первой необходимости, западные правительства помогали, а граждане без колебания давали деньги благотворительным фондам, которые целыми поездами отправляли в Россию продукты? Россияне быстро забыли про это.

Запад хочет видеть процветающую Россию, которая чувствовала бы себя в безопасности. Почему? Потому что, достигнув вместе с Японией высокого уровня жизни для большинства своих граждан, хочет, чтобы все страны были такими. Либеральные государства не воюют между собой — эту идею еще 200 лет назад сформулировал Кант, и, как мы видим, он был прав.

Самый большой вклад в формирование своего имиджа вносит каждая страна сама, а не иностранцы, не СМИ, не пиар-агентства. И Россия здесь не исключение.

В своем прошлогоднем послании Федеральному собранию президент Медведев сказал: чтобы ситуация в России качественно улучшилась — «измениться должны мы сами».

И отношение Запада к России тоже изменится тогда, когда изменится сама Россия.

Йен Прайд, генеральный директор компании Eurasia Strategy & Communications

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам