Шаровары на фриках

Я, кажется, догадываюсь, что толкнуло меня защищать Лину Костенко и ее роман «Записки українського самашедшого». Как человек, с возрастом ставший достаточно терпимым и терпеливым, я уже признаю право фриков на существование, но по-прежнему терпеть не могу, когда эти существа предлагают свое фрикачество и возводят свои отступления от нормы в ранг либо «нового в искусстве», либо вообще – «будущего в культуре». А то, что на Лину Костенко во Львове заочно напали литературные фрики, у нормальных людей уже не вызывает сомнения…

Сразу определимся с дефинициями. В переводе с английского «фрик» (freak) – это человек со странностями, большой оригинал. Устаревший вариант: это инвалид, урод, выступающий в цирке или протошоу. Но и старому, и модерному фрикам присуща определенная свобода от социальных, культурных, мировоззренческих стереотипов. В нашей славянской традиции фрики (это шуты и скоморохи) к тому же находились под защитой некой мистичности. Они могли сказать даже царям, что те – негодяи. И оставались в живых: обидеть убогого на Руси считалось грехом, предтечей будущих неудач. Вот и чмурил Василий Блаженный Ивашку Грозного, смиренно слушающего его по локоть в крови своих могущественных и многочисленных боярских оппонентов. Боярам и князьям Грозный рубил головы, а в честь Василия до сих пор называется известный храм в Москве…

Потом более продвинутые фрики по всему миру вообще нашли отличную отмазку для своей ненормальности. Культурно она называется «свобода творчества» или «право художника на оригинальность в изображении окружающего мира».

И фрикам можно все. Или почти все. Но даже современный отмороженный фрик задумается, стоит ли ему, прикрываясь «свободой творчества» или «оригинальностью», громко портить воздух в присутствии честной компании. Тем более – женщины. Потому что свобода свободой, ненормальность ненормальностью, но лишь чувство меры и такт даже фрику дают то, к чему он стремится всей душой, – не только известность (пусть и скандальную), но и признание.

Виктору Небораку, Игорю Котику и Юрию Кучерявому (повторяю свой вопрос: кто эти люди?) чувство такта и меры изменило. Или его вообще не было. Они испортили воздух возле и вокруг женщины (не буду ссылаться на возраст Лины Васильевны, хотя для меня, как для мужчины, это – тоже аргумент). Гениальной женщины-поэтессы, если хотите, коллеги по цеху этих, с позволения сказать, «литераторов». Вот поэтому после сделанного ими я предлагаю коллективный псевдоним: Котик – Кучерявый Неборак. Почти как советские Кукрыниксы, только воняет сильно. Хамством и быдлотностью. Что, в принципе, не удивительно – Бог шельму метит: в переводе с украинского языка на русский «неборак» – это бедняга, бедняжка, горемыка и даже болезный. Как все точно с этими котиками получилось: больные котики с кудряшками. Как говорится, за что боролись, на то и напоролись…

Вот поэтому после сделанного ими я предлагаю коллективный псевдоним: Котик – Кучерявый Неборак. Почти как советские Кукрыниксы, только воняет сильно. Хамством и быдлотностью. Что, в принципе, не удивительно – Бог шельму метит: в переводе с украинского языка на русский «неборак» – это бедняга, бедняжка, горемыка и даже болезный. Как все точно с этими котиками получилось: больные котики с кудряшками. 

Но меня поразило другое: сколько же затаенных фриков или не признающих себя такими есть в Украине! И сколько из них прикрывает свою мелкотравчатую зависть к более успешным и талантливым коллегам именно правом на свою ненормальность и правом критиковать. И, увы, не только фрики этим страдают, а и вполне, казалось бы, вменяемые люди, которым нечего делить с Линой Костенко на литературном поприще и которых все равно жаба тоже задавила…

Мне довелось за рюмочкой обсуждать конфликт между Линой Костенко и львовскими «больными кучерявыми котиками» с одним довольно известным писателем и художником, который заработал себе имя талантливым, да что там, подчас гениальным использованием суржика, этого «нового укрязыка», на котором он и описывал нашу действительность, и перепевал известные произведения. Он мне и сказал, что, мол, Лина Костенко, выпустившая роман на публику, – это уже не женщина и даже не человек, а участник творческого, литературного процесса, которая сама, добровольно, вынесла на общественный суд свое творение, а значит, должна быть готова к тому, что не всем он, мягко говоря, понравится. «Она же не аятолла Хомейни, который, по его словам, говорит от имени Аллаха, а значит, говорит истинами, не нуждающимися в подтверждении и непозволительными для критики. Она – как все: написала, опубликовала и должна быть готова, что ее разнесут в пух и прах», – сказал мне «мытець».

Да кто ж против? Пожалуйста, критикуйте, разносите в пух и прах. Но по сути. А говорить женщине, что она «змаразматіла», – это уже слишком. По-любому. А тут же еще важен момент – кто говорил. Ай, Моська, знать она сильна, коль лает на слона…

В чистом виде литературные фрики, графоманы-хохлобыдлыки, паразитирующие своими типа «творениями» на тщедушном и худосочном теле «укрсучлита», ради собственной раскрутки нападают на человека, благодаря которому эта «укрсучлит» вообще имеет право на существование. Кто знал этих «кучерявых котиков»? Да только такие же «небораки», как и они сами. А теперь их знают многие. Ну как знают? Осведомлены, что дефицита придурков в Украине по-прежнему нет…

А почему? Да только потому, что Лина Костенко – это, повторяю, Лина Костенко, и этим все сказано. К тому же она – женщина, которая если и не всем «котикам» в бабушки годится, то уж точно некоторым из них – в матери. А старость нужно уважать по-любому. Тут никакое литературное или любое другое фричество – не отмазка. Хотя, может быть, эти котики – еще и европейски и либерастически политкорректные педики, вывернутые наизнанку в половом вопросе и считающие, что разделение человечества на мужчин и женщин – это оскорбление. Тогда все понятно. Это клинический случай из жизни фриков. И совсем по-новому звучит в определении «укрсучлит» этот то ли корень, то ли суффикс – «суч». Точно – от слова «сука» мужского рода. А это такие завистливые существа…

И это ведь не только мое мнение. Даже один из известных «цветных информносителей» опубликовал статью, в которой в адрес «кучерявых котиков» сказано: «Персонажи, которых вчера еле-еле мог разыскать google, просыпаются «знаменитыми» – наконец! Десятки тысяч ссылок, и все на них. И дешево ж обзавелись такой «славой»: взъярились на поэта – ибо узнали в романе себя. Расцитировано их хамство – а как приятно. Жаль, что в академическом Львове не чувствуется существенное различие между научной критикой и лаем. И все это случилось во Львове – в красивом городе с большинством красивых людей. Только вот встречу с Поэтом превратили во что-то некрасивое – и критики, и власть имущие, и театр, где должно было состояться событие…».

И дешево ж обзавелись такой «славой»: взъярились на поэта – ибо узнали в романе себя. Расцитировано их хамство – а как приятно. Жаль, что в академическом Львове не чувствуется существенное различие между научной критикой и лаем. И все это случилось во Львове – в красивом городе с большинством красивых людей. Только вот встречу с Поэтом превратили во что-то некрасивое – и критики, и власть имущие, и театр, где должно было состояться событие…». 

Трудно сказать, почему так случилось. Но уже можно точно говорить, что слава Львова – как «духовного Пьемонта» – очень сильно поколеблена. Во-первых, тем, что в Харькове Лину Костенко с ее романом, посвященным рефлексиям человека-«майдауна», которых на востоке Украины не очень жалуют, восприняли на «ура». С аншлагом и искренним почитанием – соскучились люди за свежим словом духовно состоявшегося человека. И это, повторяю, в Харькове, который во Львове называют «москальским». И получается, что Харьков – город интеллигентный, а вот Львов пустил, как говорится, жлобскую пенку…

Во-вторых, Львов, несмотря на свою «возвышенную духовность», не преминул и на Лине Костенко «бабла срубить», что, само собой, говорит многое об этой самой «духовности», «преданности украинству», «патриотизме» и т. д. Только во Львове решили на поэтессе заработать и на встречу с ней продавали билеты. Как говорится, Родина Родиной, а бабла, будьте добры, отвесьте. Вот откуда берет истоки политическое заробитчанство, все эти автобусы с «национально свидомыми» пассажирами, которые ездят бороться за «нэньку». Патриотично, духовно, но за небольшую мзду…

А один из активных форумчан под ником «Віктоp_Дніпров» в незамысловатом стишке напомнил, так сказать, этимологию этих явлений – ментальной жадности и врожденной продажности лакеев, сдуру и по чужой, такой приятной уху натырке возомнивших себя «пьемонтцами» в шароварах и вышиванках, возрождающими страну и борющимися за ее независимость:

Свідомий рогулізм – це дуже кльово,
Регочуть з нього льви старого Львова,
Колись… с бесагами, та й поодинці…
Сюди з карпатських гір спустились"вуйковинці"!
А жили тут: жиди, поляки, німці…
Над містом майорів орел австрійський,
Церкви стояли різні і костьоли…
І кожен моцний дім охороняли льови!
А в економках, в кухнях всі – русинки,
Весь час щось пруть і ставлять борщ на керосинки…
В броварнях чехи варять своє світле пиво,
Золотарі по місту їздять, то – русини!
Та, якось вирішили – ті пани – австрійські:
-"Нехай в нас будуть ті русини – українці!"
Зробили їм абетку гисторичну…
Налаштували вуйкам стежку політичну…

Свідомий рогулізм – це дуже кльово,
Регочуть – з нього льви – старого Львова…
Другими словами, патриотизм не оправдывает врожденное и полученное в наследство хамство. Тут, оказывается, нужно по капельке выдавливать из себя раба и хама, как говаривал «украинский поэт» Чехов…

А хотите еще примерчик двойных стандартов и продажного избирательного отношения к «патриотизму»? Пожалуйста. Недавно из записей знаменитого «ВиккиЛикса» и из Интернета стало известно, как американский посол в Украине Джон Теффт пишет своему шефу – Госсекретарю США – об украинском гимне: «…Особенно невозможно было слушать их гимн. Это как какая-то пытка! Они как затянут хором: «Ще не вмэрла Украина…»… Создается впечатление, что тебя живьем отпевают. Нападает какая-то гнетущая, душераздирающая тоска, что порой кажется, что в округе от этого завывания дохнут мухи. Слушать этот вой до того невыносимо, что порой казалось – легче было бы умереть».

Красиво, да? И что? Где гневные ответки «свидомитов», которые они веером распускали, если что-то подобное – хамское и непочтительное – допускал, например, кто-то из российских дипломатов в Украине. Скажем, российский генконсул во Львове, отставки которого «патриотические львовяне» в лице своих органов местного самоуправления требовали от МИД Украины. Не было никаких ответок. Потому что из США дают деньги, и там живут многие спонсоры, защитники и помощники «оранжизма» и «патриотизма». А за деньги «свидомиты», похоже, и не такие оскорбления стерпят. Особенно сейчас, когда они типа находятся в оппозиции, которая на карачках и на коленях ползает по «цивилизованному» миру, жалуясь на притеснения «авторитарной власти»…

Не так? Где тогда, повторяю, «достойный патриотов ответ мистеру Теффту»? Нет его. Вот то-то же: и страшно класть из-под хвоста на старого «хозяина», и жадность побеждает принципиальный патриотизм – вдруг денег не даст…

В-третьих, ну не понравилось фрикам-патритотам-свидомитам, что Лина Костенко хоть и писала роман от имени «оранжевого майдауна», но он у нее получился каким-то очень уж «несвидомым». И несовременным – не хочет бороться с «антинародным режимом-2», не поддерживает «Свободу» Олега Тягныбока и – о, боги! какая непростительная недальновидность! – лидера БЮТ Юлию Тимошенко, а все рефлексирует и не понимает, что происходит с ним и со страной. А главное – в романе Лины Васильевны есть такие слова – о сути как той, 2004 года, так и нынешней оппозиции: «Оппозиция создала Фронт национального спасения. Сильно сказано: Фронт. Да еще и национального спасения. Но пока дошло до дела, переименовали его в Форум. Ибо фронт – это фронт, это нужно бороться. А Форум как-то мягче, комфортнее – «побалакали, сіли та й заплакали».

Как похоже на созданный Тимошенко уже после проигрыша Януковичу Комитет защиты Украины, сразу получивший в народе название «КоЗа». Из-за своей откровенной бессмысленности. Ну кто же из «свидомитов» простит поэтессе такую «вольность»? Вот ее во Львове, не исключено, по науськиванию «пиар-бюторасов» и приводили в чувство, по-ихнему, «до тямы»…

Однако, с другой стороны, скандал с Линой Костенко, ясное дело, в очередной раз высветил еще одну немаловажную проблему. И речь не идет о том, что поэт не должен писать прозу, потому что это у него обычно получается хуже, чем рифмование. Речь о том, что поэзия всегда, практически всегда страдает, если ее по разным причинам пытаются приплести к политической борьбе. Обожглась на этом, увы, и Лина Костенко. Большинство читавших роман сходится на мысли, что он – вещь нужная. Политически, мировоззренчески, эмоционально кто-то должен был переосмыслить происходящее со страной и людьми. Но по своим литературным качествам, это отмечают все, роман Лины Костенко – гораздо хуже ее поэзии…

поэзия всегда, практически всегда страдает, если ее по разным причинам пытаются приплести к политической борьбе. Обожглась на этом, увы, и Лина Костенко.

И раз уж мы опять втянулись в размышлизмы с «применением» поэтических строк, то я напомню, что в недолгой украинской истории независимости ведь уже был похожий случай, когда в разборки по «украинскому вопросу» незадолго до смерти зачем-то ввязался Иосиф Бродский. Да-да, тот самый лауреат Нобелевской премии в области литературы. В 1994 году он тиснул вот этот стишок «На независимость Украины»:

Дорогой Карл XII, сражение под Полтавой,
слава Богу, проиграно. Как говорил картавый,
"время покажет Кузькину мать", руины,
кости посмертной радости с привкусом Украины.
То не зелено-квитный, траченный изотопом, –
жовто-блакытный реет над Конотопом,
скроенный из холста, знать, припасла Канада.
Даром что без креста, но хохлам не надо.
Гой ты, рушник, карбованец, семечки в полной жмене!
Не нам, кацапам, их обвинять в измене.
Сами под образами семьдесят лет в Рязани
с залитыми глазами жили, как при Тарзане.
Скажем им, звонкой матерью паузы медля строго:
скатертью вам, хохлы, и рушником дорога!
Ступайте от нас в жупане, не говоря – в мундире,
по адресу на три буквы, на все четыре
стороны. Пусть теперь в мазанке хором гансы
с ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы.
Как в петлю лезть – так сообща, путь выбирая в чаще,
а курицу из борща грызть в одиночку слаще.
Прощевайте, хохлы, пожили вместе – хватит!
Плюнуть, что ли, в Днипро, может, он вспять покатит,
брезгуя гордо нами, как скорый, битком набитый
кожаными углами и вековой обидой.
Не поминайте лихом. Вашего хлеба, неба,
нам, подавись мы жмыхом и колобом, не треба.
Нечего портить кровь, рвать на груди одежду.
Кончилась, знать, любовь, коль и была промежду.
Что ковыряться зря в рваных корнях глаголом?
Вас родила земля, грунт, чернозем с подзолом.
Полно качать права, шить нам одно, другое.
Это земля не дает вам, кавунам, покоя.
Ой да Левада-степь, краля, баштан, вареник!
Больше, поди, теряли – больше людей, чем денег.
Как-нибудь перебьемся. А что до слезы из глаза –
нет на нее указа, ждать до другого раза.
С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!
Только когда придет и вам помирать, бугаи,
будете вы хрипеть, царапая край матраса,
строчки из Александра, а не брехню Тараса.

Что подвигло Бродского биться в поэтическом припадке «русского патриотизма», доподлинно известно только ему самому. А сам он этого уже не скажет никогда. И никому. Но многим уже и так ясно, что лучше бы он ТАКОГО стиха – и по смыслу, и, увы, по качеству – не писал…

Но он написал и страшно возбудил наших фриков-патриотов. Для них и тогда, и сейчас напасть на независимость Украины, превращенную ими в неприкосновенный, неподсудный и неподкритичный фетиш, – это все равно, что сунуть палку в муравейник. Или бросить дрожжи в сельский нужник.

Ответом Бродскому разразился некто Павел Кислый, нардеп Украины первого созыва, академик и все такое. Он написал на «На независимость Украины» Йосифа Бродського»:

Ну що ж, прощавайте, кацапи!
Нарешті ми розійшлися шляхами.
Вам, певно, назад в "імперію зла",
Нам, хохлам, знов на змагання з ляхами.
За вашими тезами вас треба любить.
Сімдесят років ви жили також як каторжани.
Ми не проти! Живіть хоч сімсот!
Та навіщо нам мучитись разом з вами?
Дуриною дивуєте світ,
Живете у злиднях, у темряві, як кроти,
Не знаєте меж Росії, але несамовито ревете,
Що ви народів поводирі, месії.
Спочатку зробили нас кріпаками,
Що таке раб пояснили вогнем.
А коли ми пручались і повставали,
То зрадниками нас нарікали і покірності вчили мечем.
І не тільки вогнем і мечем
Вчили вмирати голодною смертю, вандали,
На полі пшеничному з хлібом і калачем,
Щоб забули себе і що таке воля не знали.
Тож вам нема чого зобижатись на нас,
Адже вертаємо до рідної хати
Обдерті до нитки в одних личаках,
І раді! Тільки б у ваших обіймах повік не сконати.
Три сотні літ ви були наші поводирі,
Тож дякувати мусимо вам за науку,
Але ж скажіть: за яку?
Щоб правду повідати онуку.
Не гріх розповісти за Андрусівський мир,
Коли нас навпіл поділили.
Чи за Батурин, де дітей, матерів живими у хатах палили.
Чи як болота Неви гатили козацьким тілом,
Чи як наших гетьманів і кошових висилали в Сибір,
Царевим страхали "словом і ділом".
Вам немає чого зловтішатись, закопиливши губу,
Чиї кості на радощах першими смерть поглине.
Може наші і першими, але за нами
І ваша Росія в ту саму безодню полине.
А щодо тебе, нікчемний раб!
Ти був фальшивий дисидент забільшовиченої Росії,
Двоголового орла вірний слуга,
Погонич придуманого Месії.
Не варто гадати, чому ти проклинав Україну,
Народу російському ти не окраса.
Ти був нікчемний імперський шовініст,
Не вартий нігтя Тараса.

Вот такой вот заочный диалог: дурак – не-а, сам ты дурак. А стихи, стихи-то какие чудные. Как рвотный порошок для гастроэнтеролога…

Да оно и неудивительно. Бродский игрался в патриотизм и зачем-то наехал «на хохлов», выехав за пределы знакомой ему почвы и невольно обидев многих из украинцев. Ну а Кислый – хотел быть еще и поэтом, который «достойно отвечает самому Бродскому». А ведь этот Кислый – человек, казалось бы, умный, академик Национальной академии наук Украины, доктор технических наук. Насторожило другое: Кислый в справочниках пишет о себе еще и как об «академике Международной академии керамики». А это подозрительно: значит, и этот человек считает, что «тигру мяса не докладывают», мало ему одного академического звания, ему «цацек» много подавай. А такое стремление обязательно рано или поздно многим крышу рвет…

…А ведь великолепный поэт Николай Глазков, которого пытались свернуть на политическую поэзию, как-то еще в 40-х годах прошлого века написал пророчески, призывая всех заниматься тем, к чему лежит душа и на что Бог талант отмерял:

Мне говорят, что «Окна ТАСС»
Моих стихов полезнее.
Полезен также унитаз,
Но это не поэзия…

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам