Документы о техническом состоянии "Булгарии" выявили, почему команда не подала сигнала SOS

 
 В прессу попали документы о техническом состоянии теплохода "Булгария", затонувшего 10 июля на Волге с более чем сотней пассажиров. Они выявили поразительные противоречия. В подписанных всеми ответственными лицами бумагах — полный порядок: судно вовремя отремонтировано, находится в хорошем состоянии, без дефектов и годно к плаванию. Все стационарные средства связи на нем также в порядке. Публикующая сканы этих документов "Комсомольская правда" попыталась разобраться, почему же тогда экипаж не смог подать сигнал SOS и почему все кому не лень называют теплоход ветхой аварийной развалиной.

Напомним, выжившие члены команды "Булгарии", в том числе радист, рассказали, что в момент катастрофы судно оказалось полностью обесточено. По их словам, было невозможно не только подать сигнал бедствия, но и передавать сообщения на самом теплоходе по громкой связи. Рухнуло все электроснабжение, а генератор отключился еще до того, как вода попала в машинное отделение.

Однако, судя по документам, всего три месяца назад, в апреле, все средства связи были исправны. В 2007 году теплоход в последний раз ремонтировали капитально: проводили ультразвуковое исследование, ремонтировали приборы, меняли детали. Потом были только техобслуживание и мелкие ремонтные работы, в том числе в этом году.

Один из экспертов, к которому газета обратилась за комментарием, считает, что документы прямо опровергают версию о том, что экипаж не успел известить пассажиров, потому что связь была плохо налажена. "Судя по документу, перед началом сезона проверили и наладили все — и работу радиостанции, и мегафон. И не могло все выйти из строя, даже если часть приборов залило водой", — заключил он.

По мнению собеседника издания, экипаж просто не успел ничего предпринять, вовремя среагировать. "Поверьте, никто не пустит в плавание теплоход, на котором непорядок со связью", — утверждает он.

Другой эксперт, впрочем, обратил внимание, что на судне отсутствовали носимые рации — напротив них в документах просто стоит прочерк. "Носимые рации в отличие от стационарных не зависят от тока, они — на аккумуляторах. Любому члену экипажа должно быть известно — в случае ЧП выходишь на пятый канал и просишь помощи. По требованиям речного регистра таких носимых станций должно быть на теплоходе не меньше пяти", — подчеркнул он. На "Булгарии" по непонятным причинам их просто не было.

В свою очередь бывший капитан теплохода Евгений Миняев, уволенный в 2007 году после того, как отказался вести судно в рейс из-за неисправности, убежден, что документы не отражают реального состояния "Булгарии". Он говорит, что все время, пока был капитаном, конфликтовал с арендаторами по техническому состоянию.

"Я говорю: "Мне надо запчасти для машины", а арендаторы: "Ты как-нибудь сходи в рейс, а завтра все получишь". Я прихожу из рейса, а мне то же самое говорят. Светлана Инякина (глава компании-арендатора "АгроРечТур", ныне арестована, — прим. ред.) сказала: "Вы нас не устраиваете как капитан". Я даже микроинфаркт тогда получил", — жалуется изданию Миняев.

По его словам, два двигателя судна были в плохом состоянии, как и генераторы. Восстанавливала их команда кое-как своими силами. "Мои механики из машины тогда не выходили. Один двигатель ремонтируют — на другом судно идет", — вспоминает бывший капитан.

Он утверждает, что теплоход был подготовлен за месяц, хотя этого времени явно мало — в нормальных условиях на "средний ремонт" уходила вся зима. По словам Миняева, арендаторы делали чисто косметический ремонт "Булгарии". "Их задача как можно больше содрать денег, а на техническую сторону, на безопасность плавания они плюют", — говорит он.

Также бывший капитан добавил деталей к биографии Светланы Инякиной. Он подтвердил, что бизнес она вела вместе с мужем, который раньше был ее водителем. По его информации, вместе они стали жить три года назад. "Ни у него, ни у нее нет специального образования. Получается, управляют речным транспортом люди, которые далеки от флота", — заключил он.

Сама глава "АгроРечТура" свою вину, впрочем, не признает, как и второй арестованный по делу о крушении "Булгарии", ведущий эксперт Камского филиала Российского речного регистра Яков Ивашов. Инякина при этом ссылается на те же самые документы, по которым судно было едва ли не в идеальном состоянии.

Пресса ранее уже обратила внимание на несоответствие серьезных документов реальному состоянию дел. "Независимая газета" на днях написала так: "Что-то подобное мы уже слышали, когда горела "Хромая лошадь". Тогда тоже рассказывали, что проверки на пожарную безопасность клуб проходил вовремя и без замечаний. По бумагам контролирующих ведомств все было в порядке. А в действительности, установила спецкомиссия, владельцы прибыльного бизнеса не утруждались вопросами безопасности посетителей, а представителям всевозможных надзоров просто платили".

В интервью "Комсомольской правде" Светлана Инякина заявила, что не знала о неисправности судна. "Ничего не предвещало беды, никто не ожидал катастрофы от этого элементарного, короткого по времени так называемого "пьяного" рейса", — сказала она, пояснив, что так называют короткий круиз, куда люди едут пить. "Капитан мне ничего не докладывал о неисправностях. Никаких жалоб от пассажиров я не получала", — утверждает она.

Но, как пишет газета, вопреки заверениям директора компании следователи уже получили свидетельские показания о том, что нарекания к работе теплохода были и прежде. Пассажиры жаловались, в частности, на неработающие санузел и кондиционеры.

Перед этим трагическим круизом судно совершило плавание в Пермь и обратно в Казань. Пассажиры признавались, что приплыли в Пермь на пять часов позже и вообще думали, что не доплывут, настолько посудину шатало в Волге. Есть показания, что и пассажиры закончившегося трагедией рейса Казань — Болгар — Казань тоже опасались плыть на судне с явным креном.

А за несколько дней до ЧП в одном из помещений теплохода произошел пожар, так что сейчас встает вопрос о том, что судно не только не соответствовало технике безопасности, а вообще было аварийным, говорится в статье.

Сослуживцы арестованного Якова Ивашова тоже считают его невиновным, не верят в его корыстные мотивы и перекладывают ответственность на капитана "Булгарии". "Ивашов — эксперт опытный. А судно — это техническое средство. Двигатель может сегодня работать, а завтра сломается из-за некачественного масла, залитого в мотор. Поэтому ответственность в основном лежит на капитане: он на неисправном корабле не должен был выходить в рейс", — заявил "Известиям" один из экспертов Камского Росречрегистра.

Между тем в Казани, откуда в свой последний рейс ушла "Булгария", в четверг побывал премьер России Владимир Путин. На заседании правительственной комиссии по ликвидации последствий катастрофы он задавал много вопросов: "Вообще, как могло получиться так, что компания без лицензии на туристическую деятельность, без лицензии на использование судов могла работать? Как вообще билеты продавали в порту? Кто разрешил? Как выпустили из порта, как порт заключил договор с этой компанией, не имеющей ни одной лицензии на обслуживание в порту? Как это могло случиться?"

"Столько жертв, столько детей погибло — это ужасно, что нам приходится платить такую дань за безответственность, за безалаберность, за алчность, за грубое нарушение правил технологической безопасности", — сокрушался он.

Источник: NewsRu
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам