«Круглый стол» в Администрации Президента, или Эвтаназия оппозиции

Немецкий врач Айнхойпль (звучит, согласитесь, угрожающе – невольно вспоминаешь доктора Менгеле) предложил Тимошенко эвтаназийную терапию. Во всяком случае, мне так послышалось. «Ну и правильно, – подумал я, – зачем так долго мучить себя и добрых айболитов из клиники «Шарите?». Правда, потом выяснилось, что Юлию Владимировну немцы не собираются усыплять. Опять-таки по явно надуманным гуманным соображениям. Вместо полезной эвтаназии предложили некую инвазивную терапию. Честно говоря, не представляю, что это такое. Наверное, речь идет о болезненных уколах в нижнюю часть спины. Судя по странным утечкам информации, консилиум светил немецкой науки серьезно рассматривал и вариант оперативного вмешательства.
Я не специалист по удалению мозга, но, наверное, речь идет об ампутации источника беспокойства Юлии Владимировны. Она же, по словам Карл-Макса (!) Айнхойля постоянно испытывает страх. Короче, боится чего-то. Нет, чтобы расслабиться, заняться собой, маникюр там сделать, начальника колонии вызвать для прикола… Чего бояться-то? Ты же в тюрьме, что еще может случиться? Палата хорошая, персонал вежливый, стекла тонированные, кондишен работает, Власенко всегда рядом. Сиди себе спокойно и не доставай всех своими страхами. Или же пригласи хорошего психоаналитика-мозгоправа из США. Там умеют развести клиентов на воспоминания о детских травмирующих впечатлениях, благо таковых у «кыцюндера» хватает. Один Павел Иванович чего стоит. Потом, рано пришлось начать зарабатывать на жизнь разгрузкой шин от «БелАЗа». Хрупкая девочка с косичкой наравне с матерыми грузчиками хватала сразу по две шины и тащила их куда-то в сторону.

Но, опять-таки, никакого решения относительно страхов, операции в виде ампутации и эвтаназии принято не было. Юлия Владимировна как бы думает над тем, какой метод лечения избрать. Однако, по сведениям из крайне достоверных источников, Тимошенко поставили качественную немецкую капельницу. Не клизму, как утверждают злые языки, а именно капельницу с чем-то прочищающим мозги и другие органы пищеварения. И в этот момент «кыцюндер» испытала инсайт (озарение), который вылился в очередное нравоучительное послание к соратникам Юлии Владимировны по оппозиции. И тут крайне уместно рассказать о круглом столе, который замаячил в ближайшей политической перспективе.

Идея «круглого стола»: как это было

Президент встретился с дедушкой Рыбаком и обсудил безобразия, творящиеся в высшем законодательном органе страны. «Что у вас там, понимаешь, происходит: блокады какие-то, фашисты прыгают по стенам? Вы шо, не можете дать им песды?», – откровенно, я бы даже сказал, неформально поинтересовался Федорович у спикера.

Я не специалист по удалению мозга, но, наверное, речь идет об ампутации источника беспокойства Юлии Владимировны. Она же, по словам Карл-Макса (!) Айнхойля постоянно испытывает страх. Короче, боится чего-то. Нет, чтобы расслабиться, заняться собой, маникюр там сделать, начальника колонии вызвать для прикола…

Рыбак кратко обрисовал ситуацию и подчеркнул девиантный характер поведения представителей оппозиции, значительно усложняющий процесс выступления главы государства с посланием в стенах Рады. «Возможно, дерьмом кидаться и не станут, но стопудово устроят бидермейер», – резюмировал председатель ВР. Неожиданно Федорович пришел в хорошее расположение духа, поскольку мысленно представил Фарион, кидающуюся собственными фекалиями. «А ведь может и добросить», – игриво подумал президент. Поэтому было принято мудрое решение: провести круглый стол с лидерами всех парламентских фракций. «Я посмотрю, как там у меня с рабочим графиком. Может, выкрою время для встречи с этими объебанцами («ОБЪЕдиненная «БАтькивщина» – расшф.)», – пообещал Федорович. Дарка Черпак (или как там ее) мгновенно распространила эту новость по своим каналам, тактично упустив неблагозвучное сокращение отдельных представителей оппозиции.

Лидеры оппозиции пришли в возбужденное, некоторые даже в эрегированное состояние. Арсений Петрович полюбовался на свое отражение в электрочайнике и велел какой-то чернявой выдре в очках (он никак не может запомнить фамилии своих постоянно меняющихся пресс-секретуток) законспектировать его гениальное выступление. «Пиши… ээээ… Я, единый и неделимый лидер оппозиции… Только через «л» пиши, а не через «п», как в прошлый раз… Как там у него? «Постараюсь выкроить». Так вот, я постараюсь выкроить в своем плотном воинственном графике время для встречи с главой преступного режима. Абсолютно понятно, что в четверг столоваться нельзя, поскольку у меня на пять часов запланировано восстание в Николаеве, где мы собираемся свергнуть ненавистный антинародный режим и взять власть в свои натруженные непрерывным политическим онанизмом руки. Суббота тоже отпадает. Во-первых, шабат, а, во-вторых, меня будут короновать на Михайловской площади в качестве генерального секретаря объединенной оппозиционной партии «Батькивщина». Поэтому могу выкроить часок в пятницу, между приемами пищи. Мне надо хорошо питаться из-за невероятных эмоциональных нагрузок и для стимуляции роста волосяного покрова на лице».

«Великого тупого» новость о проведении круглого стола застала в спортзале, где он отрабатывал выступление на митинге в Василькове. Прибежала Ирина Геращенко и стала тыкать в мозолистое лицо Виталия некие бумаги с крупными буквами, набранными 18-м кеглем. Не то чтобы у Кличко были проблемы со зрением. Просто когда буквы большие, их легче связывать в отдельные слова. Слова постепенно складывались и вызывали очаговое возбуждение оставшихся в головном мозге Виталия нейронов: «Это не должен быть ритуальный кулуарный разговор для галочки».

– Послушай, кто такая Галочка и почему с ней надо разговаривать в ритуальном кафе? Может, пригласить ее в нормальный кабак, дать там коктейль какой-то, суши эти круглые, поговорить по-нормальному?

– Это президент, – сдавленным голосом пискнула Геращенко. У нее всегда садится голос, когда она волнуется, а волнуется Ира всегда.

«Великого тупого» новость о проведении круглого стола застала в спортзале, где он отрабатывал выступление на митинге в Василькове. Прибежала Ирина Геращенко и стала тыкать в мозолистое лицо Виталия некие бумаги с крупными буквами, набранными 18-м кеглем

– Хм… «Сначала должен состояться откровенный публичный разговор в стенах парламента». Ира, я ничего не имею против публичности, даже в таких ее проявлениях, как Броварской проспект и Окружная. Но ты точно уверена, что с ним надо о парламентских блядях говорить? Ладно, не напрягайся, верю тебе на слово. «Осенью этого года должны состояться выборы мэра столицы и Киевсовета, а также выборы в 5 спорных округах. А махинаторы и фальсификаторы выборов всех уровней должны нести ответственность». Вот это хорошо написано. Прямо у меня с мозга сняла. Я эту мысль долго учил. Кстати, осень – это когда? Забей. Выпусти как пресс-папье. Только законспектируй покороче, чтобы я не забыл.

Фашисты отреагировали на идею круглого стола на удивление спокойно. Во-первых, Олег Тягныбок привык ходить в АП, и от некоторых таких походов у него оставались приятные воспоминания в виде хороших японских джипов. Во-вторых, всегда можно будет сказать, что он единственный нагадил преступному режиму, глядя прямо в глаза и не выходя из-за круглого стола.

Тимошенко, капельница, послание

И, наконец, перейдем к жертве немецкого постельного режима, то есть к Юлии Владимировне. Под капельницей ее посетило несколько мыслей, которые она со словами «ща я вам, суки, устрою» занесла на одноразовую бумагу. Лекарство попалось очень бодрящее, поскольку первые строки полились без всякого напряжения: «Нам предстоит глубокая публичная дискуссия с целью поиска способов остановить сползание страны в пропасть безгосударственности, окончательной дискредитации всех политических институтов, разрушения основных моральных ценностей, эскалации холодной войны при искусственном распределении нации на «фашистов» и «антифашистов». Тимошенко с интересом перечитала херню, которую она написала и попросила фашиста в белом халате уменьшить скорость подачи лекарства. «Считаю, что на эту встречу целесообразно пригласить широкий круг представителей СМИ, лидеров и представителей общественных движений», – быстро дописала она. «Надо обязательно туда завести Сницарчук, чтобы она получила в табло… Потом таджика надо заманить. Типа, в АП тоже золотой унитаз стоит. Он поведется. А в это время его мордой об пол. Замечательно».

На некоторое время «кыцюндер» задумалась. Ее явно мучил какой-то когнитивный диссонанс. Что-то в идее круглого стола ее смущало. «Эта скотина, которая сфальсифицировала выборы, украла у меня победу, бросила за решетку, поставила на «ходунки», хочет вести переговоры?!!!», – неожиданно поняла она. Однако, поразмыслив о перспективе пожизненного заключения, уверенно добавила: «Эта публичная встреча не может считаться легализацией коррумпированного авторитаризма и украинофобии режима, а может стать лишь механизмом, который замедлит деградацию Украины до момента свержения правящей «Семьи». «Вот так, – удовлетворенно подумала узница, – один раз, как говорится, не педораз». И почему-то вспомнила небритое лицо Сергея Власенко.

Идея Федоровича провести круглый стол в разгар всенародного восстания масс получила полную поддержку всех оппозиционных лидеров. Они выразили готовность побежать в АП по первому свистку, чем доказали свою ярую непримиримость и готовность идти до конца. Своего, конечно же.

Источник: Версии
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам