Святошинский КУПоРос: дальнейшее развитие конфликта

Святошинский КУПоРос: дальнейшее развитие конфликта

 
Видимо, это новый тренд такой – громить в порыве народного гнева райотделы милиции. Только-только стала уходить из информационного поля Врадиевка (Виталий Кличко едва успел попиариться с жертвой изнасилования, подарив ей перед камерой средних размеров полиэтиленовый кулек с непонятным содержимым), как рвануло в Святошино. А это уже Киев. Вчера вечером (12 июля) штурмовали Святошинский РОВД. Сломали забор. В беспорядках приняли участие порядка трехсот человек.

Большинство из них – торговцы с местного рынка «Шлях». Формальным поводом для конфликта стал инцидент с некой активисткой КУПРа. Старший лейтенант милиции якобы ударил ее в печень за ее требование говорить с ней по-украински. И тут все завертелось. Возмущенные торговцы кинулись, как они говорят, писать заявление в милицию. По пути сломали забор и подрались с «Беркутом».
 
Давайте разбираться. Понятное дело, что все расово правильные СМИ сегодня орут о «ментовском беспределе» и досрочно канонизируют «активистку», которая очень удачно подвернулась со своим требованием «розмовляты мовою». Это придает событию некий национал-свидомый колорит и дает повод говорить специально обученным ибланам, сидящим на грантах, о начале «национально-вызвольнои боротьбы». Да еще инфошлейф наложился от врадиевских событий.
 
Но мы, в отличие от «одаренных» аналитиков с канала, где трудится непорочно избитая журналистка Сницарчук, склонны объективно воспринимать события.
 
Для начала отделим пиаровских мух от КУПРовского дерьма. Удар в печень (если он действительно был) не являлся первопричиной Святошинского конфликта. Сердобольные базарные торговцы, склонные брать штурмом райотдел милиции из-за обостренного чувства национальной справедливости, – это из области фантастики. Менты могли бы часа два избивать ее на базаре – никто бы и пальцем не пошевелил. Дело в том, что милиция разгоняла рынок-«гадюшник», чем привела торговцев в состояние повышенной возбудимости. Это депрессивный район Святошино, и рынок возник стихийно. Потом все устаканилось, и торговля с земли без всяких сопроводительных документов стала системной. Кто там работает? В основном приезжие, которые прибыли покорять столицу, однако нашли себя только в сфере бытового обслуживания. Городские власти пытаются избавиться от подобных рудиментов девяностых годов, однако дело движется с трудом. Как только начинают разгонять торгашей, так сразу начинается «возмущенное движение общественных активистов». Ах, дети останутся без «сникерсов», папы и мамы без средств к существованию и так далее. Тот факт, что торговцы платят лишь ментам за место, никого особо не трогает. Даже самих работников базара. В общем, стали вытеснять с обгаженных уличных точек. И, конечно же, появились «активисты». Работа у них такая – получать в табло и изображать «жертв преступного режима». К сожалению, испытанные в деле бойцы Сницарчук и Содель не смогли подъехать. Они «зазведились». Примчались менее требовательные КУПРовцы. Да, вы можете меня спросить: что за «купоросная» аббревиатура такая? А я отвечу – это Коалиция Участников Помаранчевой Революции. Сами понимаете, какие элитные отбросы могут собраться в подобную организацию. Любой нормальный человек старается забыть о том позоре, о  криках «Ю-щен-ко!» и прочих извращенных вещах. Но КУПРовцы наоборот склоны демонстрировать свою выдающуюся убогость. Они борются за мову, «национальных героев» и прочие атрибуты расово правильных украинцев.
 
Прибыв на место происшествия, «оранжевые» придали типично торгово-ментовской заварухе национальный колорит. Я очень хорошо понимаю того старшего лейтенанта, которого довела КУПРовская активистка. Согласитесь, их методика заепывает. Двадцать два года одно и то же: «вы маете звертатися до мене на державний мови». До них абсолютно не доходит, что могут быть и иные точки зрения на данную проблему. Словесные аргументы на подобных активистов абсолютно не действуют. Но удар в печень, как показывает практика, оказывает очень благотворное воздействие. Понятное дело, что базарники быстро смекнули, каковы все возможные дивиденды от данного инцидента. Еще бы: обычные разборки можно мгновенно представить в качестве акта борьбы за неотъемлемые гражданские права. Еще немного, и они бы стали цитировать «Теорию общественного договора» Жан-Жака Руссо. Но не успели как следует подготовиться. Все же спонтанно получилось.
 
Они пошли на штурм, поскольку как бы боролись за честь и достоинство свидомой активистки, а не за свои вонючие рабочие места, на которых они втюхивают таким же неудачникам разнообразную тухлятину и качественные кетайские товары. Телевизор все смотрели, поэтому небезосновательно рассчитывали на помощь депутатов от оппозиции. И те тут же слетелись в Святошино, как мухи на дерьмо. Благо, это не Врадиевка, ехать далеко не надо. Святое дело – помочь восставшей массе восстановить расовую справедливость. Это же политическое преступление плюс ментовский беспредел! Прекрасная возможность с ходу пропиариться.
 
Ближе к ночи конфликт утих. Но резонанс будет еще продолжаться суток трое. Если абстрагироваться от эмоций, то можно сделать следующие выводы.
 
Во-первых, в качестве мишени для провокаций сегодня избрана милиция. Уверен, это не случайно, поскольку невооруженным взглядом видна систематическая работа по дискредитации МВД. Причем шваль в виде «общественных активистов» и оппозиции используется втемную. Я больше чем уверен: оперативный слив информации о событиях во Врадиевке – часть подобной работы. Ежедневно в областях происходят сотни инцидентов с участием ментов. Ну что поделать. Такая у нас милиция. Другой нет и не будет. Возможный резонанс оперативно гасится, поскольку если дойдет до Киева, то все получат по самые помидоры. И события во Врадиевке это прекрасно продемонстрировали. Именно так действует система. Однако когда «плюсы» во всех выпусках новостей сладострастно мочат МВД, это явно неспроста. В качестве иллюстрации, доказывающей мою версию, приведу пример с разнообразными авиационными и автотранспортными катастрофами. Если летом посмотреть телевизор, то складывается впечатление, что постоянно падают самолеты, взрываются поезда и сталкиваются автобусы. Между тем, среднее количество катастроф не меняется из года в год. Просто летом мало информационных поводов, надо забивать эфир. Вот и смакуют обогревшие трупы и окровавленных людей.
 
Во-вторых, у свидомых появился прекрасный шанс разыграть сценарий «воны окупанты, якы ныщать мою ридну мову». Всех нормальных людей, а их миллионы, уже тошнит от подобного «правильного подхода». Действительно, как-то неудобно: вроде бы живешь в Украине, хочется считать ее своей страной. Но когда видишь эти озверевшие, наглые морды представителей «коренной нации», почему-то хочется дать им в печень. Парадоксально, не правда ли?
 
В общем, шанс у них появился, но они его благополучно просрут, поскольку именно это они умеют лучше всего.
 
И, наконец, в-третьих: опять появится «козел отпущения».  Из-за непорочно избитых Сницарчук и Соделя собираются впаять четыре года Титушко. Теперь милиционеру, который якобы ударил отмороженную украиномовную активистку, тоже грозит срок. Я не испытываю никаких нежных чувств к милиции. Но в данном конкретном случае я очень хорошо понимаю старшего лейтенанта. Если власть принесет его в жертву расово правильным, как собирается принести в жертву Титушко, то она себя дискредитирует. Большинство и так рассматривают ее как вынужденную альтернативу национал-фашистам. Ну а если жертв провокаций свидомитов будут сажать, то это уже ни в какие ворота не лезет. Или я не прав?