Опанщенко: нужно адаптировать жизнь украинцев к жизни, что есть в ЕС

Необходимые для евроинтеграции законопроекты стали объединяющим факторм для большинства и оппозици. ВР своїм голосование серьезно приблизила подписание соглашения об ассоциации между ЕС и Украиной. Повиляло ли присутствие мониторинговой миссии Европарламента, это уже не настолько важно. Куда важнее начало нормальной работы парламента. Посмотрим, продержиться ли нормальная работа в дальнейшем. Наш гость – народный депутат Украины от фракции Партии регионов Михаил Опанщенко.

Эта дата согласована всеми главами фракций. Здесь абсолютно и большинство, и оппозиционные партии.

Оппозиция, я помню, требовала абсолютно другую дату – сентябрь.

Но требования оппозиции иногда бывают довольно непоследовательные. Поэтому мы видим, как они требовали сначала выборы летом, потом осенью. Теперь все наконец-то пришли к согласию и уже утвердили. ВР проголосовала за эту дату. 15 декабря. Мы вообще видели на последней неделе, что фракции отбросили политические амбиции и был проголосован ряд важных законопроектов относительно интеграции. Потому что это довольно позитивные изменения. Радует то, что и оппозиционные силы понимают, что времени осталось довольно мало, а законопроектов довольно много. Только консолидированная согласованная работа всех фракций сможет приблизить нас к подписанию соглашения об ассоциации.

Я хочу более детально поговорить о выборах в 5-ти проблемных округах. Это решение не могли принять более полугода. Что раньше останавливало депутатов в принятии такого решения, чтобы депутаты из 5-ти округов имели свое представительство в ВР? Это же несправедливо, согласитесь.

Здесь несколько факторов. Во-первых, мы помним последнюю сессию, которая была у нас, как зимой более месяца блокировалась трибуна парламента по тем или иным причинам. Мы помним, что за все время сессии было принято очень мало законов и потрачено время и потрачены средства, которые платят налогоплательщики для того, чтобы содержать депутатов и ВР, они зря потрачены. Оппозиция уже летом начала имитировать кипучую деятельность относительно законов евроинтеграции и некоторых других. Это первый фактор.

Оппозиция никогда не отказывалась от евроинтеграционных планов Украины. Большинство колебалось как раз, или к Таможенному Союзу присоединиться, или все-таки интегрироваться в ЕС.

Не так. Если посмотреть избирательные программы что Партии регионов, что президента Украины, мы уже несколько лет показываем в своих предвыборных программах, что мы берем европейский курс развития – Украина на пути к евроинтеграции. Но в последний „помаранчевый” период можно было декларировать, что сближаемся с Европой. Но в последнее время мы только видим те конкретные шаги к евроинтеграции. Идет курс реформ, которые действительно приближают нас к подписанию соглашения об ассоциации с ЕС. На протяжении более 10 лет это были только разговоры. Все говорили, что мы идем в Европу, выбрали мы путь ультиматумов. С одной стороны, мы полностью разорвали практически отношения с соседями – Россией, а с другой стороны, мы не построили диалог с Европой. Только сейчас кто бы нас ни критиковал, кто бы там что ни говорил, мы идем последовательно и находим общие договоренности с оппозицией, стараемся отрабатывать все те вопросы, которые есть и которые мешают относительно интеграции. Мы уже на пороге довольно исторического события нашего государства – подписания соглашения об ассоциации с ЕС. В то же время мы видим, что мы прилагаем все усилия для того, чтобы наладить отношения со странами Таможенного Союза.

А в чем эти усилия состоят?

Есть страны Таможенного Союза. Мы присоединяемся к формуле „3+1”. Эти страны Таможенного Союза, у них есть определенные наработки относительно таможенного законодательства, относительно таможенных деклараций. Мы должны сами отрабатывать все те причины, которые были и становились препятствием. Поэтому это довольно большой труд. Тут идет последовательная политика. Мы не идем ультиматумами, мы не начинаем никаких войн, как это декларирует оппозиция. То, что они шли путем войны, и чем это закончилось? Газ стоил 180 долл., а стал после такого ультиматума стоить 450 долл. И дальше цена увеличивается. Поэтому то, что сейчас довольно взвешенная политика, и она направлена на налаживание торговых отношений. Цель – как обеспечить и защитить отечественного производителя. Мы пытаемся работать во многих вопросах для того, чтобы отработать все пути. Только тогда, когда ничего не остается, мы можем обратиться в ВТО по защите своих прав или в какие-то суды. Но посмотрите же, что предлагают нам оппозиционеры? А давайте мы начнем войну. А давайте мы заявим. Давайте мы подадим в суд.

Во-первых, оппозиционеры согласованно голосовали с вами за евроинтеграционные законы.

Я напомнил историю, я напомнил, что происходило.

Вы говорите, отбросить амбиции. А возможно, нужно защищать национальные интересы? Почему Россия может говорить с нами языком ультиматума, а мы нет?

Вы знаете, мы последовательно отрабатываем эти вопросы и снимаем эти вопросы последовательно. Возможно, в некоторых случаях Россия и проявляет такие амбициозные планы и ставит какие-то ультиматумы. Но мы стараемся наладить наши взаимоотношения. Мы стараемся защитить наших производителей. Очень опасный язык ультиматумов и войн, потому что очень большой товарооборот между Украиной и Россией. Если мы пойдем языком ультиматумов и войн, которые нам предлагают, то наши производители от этого не выигрывают. Поэтому очень взвешенно мы подходим к этому вопросу. То, что делает сейчас правительство, то, что делает и какую политику предлагает президент нам, это очень взвешенная политика. Мы видим, что она идет на пользу нашей Украине. Я уверен, что общими усилиями и консолидированным трудом мы сможем прийти к тому, что подпишем соглашение с ЕС.

Мы очень надеемся все на то, что мы подпишем соглашение об ассоциации с ЕС. Но не нужно ожидать быстрого улучшения жизни в Украине. Будет продолжаться длинный путь ратификации этого соглашения, подписания всеми странами-участниками ЕС.

Такое есть. Это довольно длительный путь. Это очень много документов. Здесь нужно понимать, что нужно отработать не только законодательство. Нужно отработать много, адаптировать жизнь наших украинцев к жизни той, что есть в ЕС. Это довольно большой ряд законов. Разные страны шли в ЕС довольно длинным путем.

Адаптировать нужно не только законодательство, а нужно еще и мышление адаптировать. Если в Германии даже среди ночи человек никогда не пойдет на красный свет, даже если в километре нигде нет автомобилей, потому что он знает, что его оштрафуют, то в Украине этого очень сложно добиться. Из таких мелочей состоит Европа.

Вы знаете, если наш народ выбрал когда-то европейский курс, если он поддержал нашу политическую силу и он поддержал нашу программу, а мы четко декларировали европейский курс развития Украины, и если мы выбрали этот курс, мы должны стремиться к тому, чтобы адаптировать все-таки и культуру, и социальные стандарты жизни. Правильно переживают многие производители, что нужно адаптировать наши стандарты качества к тем стандартам качества продукции, которые существуют в странах ЕС. Но то, что будет сильная конкуренция, это понятно. То, что каждая страна будет всегда защищать свои интересы в любых взаимоотношениях, это тоже ясно. Вроде бы наш братский народ – Россия в условиях, когда мы стали независимым государством, совершенно логично, что они защищают свои экономические интересы, они защищают интересы своих предприятий. В то же время это делает и Украина. Страны ЕС на данном этапе также преследуют защиту своих интересов. Но стоит вопрос о налаживании взаимоотношений. Поэтому то, что придется адаптировать очень много факторов нашей жизни, совершенно верно. Но многие страны шли по десять лет для того, чтобы вступить в ЕС. Сейчас мы говорим об ассоциации с ЕС, которая даст нам возможность, о зоне свободной торговли, о свободном перемещении наших граждан. Это определенный период. Совершенно верно, что у нас есть свои культурные ценности, у нас есть свои моральные принципы, которые также будет необходимо адаптировать к тем моральным принципам, которые существуют в ЕС. Это логично.

ЕС это не только экономика. Это не только свободное пересечение границы. Это еще выполнение демократических принципов цивилизованной Европы. Вопрос избирательного правосудия. Вы говорите, что Украина постепенно приближается к тем требованиям, которые ставит перед нами ЕС, а в вопросе избирательного правосудия?

Избирательное правосудие – лозунг нашей оппозиции. Это однобокое мнение. Последнее решение Европейского суда, если вы слышали, о котором так громко говорят защитники Юлии Тимошенко, и они говорят на белое – черное. Потому что Европейский Ссуд принял решение о незаконности норм содержания, а они говорят, что Европейский суд принял решение о том, что это политическое преследование. Нельзя взять и переименовать вещи. Поэтому тот, кто проиграл у нас в суде, тот и суд обвиняет. Мы видим, что Европейский суд различил понятие политических преследований и имя Юлии Тимошенко. Не было решения Европейского суда о политических преследованиях. А то что, к сожалению, оппозиция при каждом удобном случае пытается вот это дело поставить как преграду к подписанию соглашения об ассоциации с ЕС, вот это, конечно, не очень хорошо.

Если Тимошенко сидит в целом закономерно и понятно за подписание газовых соглашений, то кто должен отбывать наказание за подписание Харьковских соглашений, которые предусматривают пребывание Черноморского флота России в Украине?

У нас в Украине действует система правоохранительных органов, система прокуратуры, которая ведет контроль за соблюдением законности. Поэтому если нарушаются законы, то эти органы реагируют. Если было превышение полномочий при подписании соглашений, то это не решение нас с вами в студии, это решение было следствием определенного расследования. Было судебное разбирательство, которое показывалось на всю страну. Вы говорите об избирательном правосудии, но так, как вели себя защитники Юлии Тимошенко и так, как вела себя Юлия Тимошенко в суде… Скажите мне, если в США они позволили бы себе так обращаться с судом, неужели бы суд не ожесточил меру пресечения? Я скажу: ужесточил бы и, наверное, еще бы сверху.

Вы хотите сказать, что Тимошенко сидит за свой сложный нрав такой и сложный характер?

Нет. Я вам привожу пример того, что тот, кто проиграл, тот обвиняет суд в избирательном правосудии.

Мы с вами прекрасно понимаем, что в некоторых делах, пока нынешняя власть является властью, ни разу не будут открыты судебные дела. Правда?

Это какие? Кроме Юлии Тимошенко.

Я о Харьковских соглашениях вам сказала.

Вы же сказали в общем. Вы даже не привели ни одного конкретного примера по Харьковским соглашениям. Вы знаете, что благодаря Харьковским соглашениям мы сейчас имеем цену практически на 100 долларов меньше, чем она была бы у нас сейчас по соглашениям тем, которые были заключены тогда. Тогда цена была 179 долл. 50 ц., а после соглашения она стала 450 долл., а по этим соглашениям она бы уже превышала 500 долл. И только благодаря этим соглашениям, которые были подписаны в Харькове, мы сейчас имеем цену ниже, чем 450 долл.

Ну что же, благодарим искренне нашу власть. Я хочу вернуться все-таки к выборам в тех 5-ти проблемных округах, которые назначены на 15 декабря. В ЦИК уже говорили о том, что денег на выборы нет. Не получится ли так, что то событие, которое мы все ждем, почти половина украинцев ждет подписания соглашения об ассоциации в Вильнюсе, не получится ли так, что соглашение подписано в ноябре, а потом выйдет Арбузов или еще кто-то и скажет, что денег на выборы нет?

Да нет. ВР проголосовала. Вы предлагаете рассматривать абсолютно потенциальный случай, который даже не стоит рассматривать – если не выделят деньги. На данный момент ВР поддержала это решение, и это поддержали абсолютно все фракции. Я думаю, что не будет никаких препятствий для того, чтобы проводить выборы в этих округах.

На прошлой неделе депутаты объединились и проголосовали за 5 законов, касающихся евроинтеграции, из 7-ми. Еще осталось 2 важных закона, и в том числе закон, предотвращающий дискриминацию. Какова судьба этого закона?

Этот законопроект действительно, который касается не столько законодательства и не столько экономических интересов, а он касается тех моральных принципов, на основе которых воспитывается наше общество. То, что идет невосприятие этого законопроекта, и на данный момент он не находит поддержки большинства в парламенте, логично. Поэтому здесь действительно тот законопроект, который касается моральных принципов воспитания, которым нас учили с детства. Это тот законопроект, о котором я пока еще не берусь говорить, найдет ли он поддержку. Здесь идет вопрос о дискриминации при принятии на работу, идет вопрос по дискриминации в общении. Но не хотелось бы вообще получить повод для обвинений. Не хотелось бы получить, что с принятием этого закона наоборот представители меньшинств получат поводы для обвинений работодателей…

Вопрос представителей меньшинств сексуальных занимает только небольшое место в том законопроекте. А еще тот законопроект касается многих дискриминаций других. В том числе, и гендерной политики.

По всем остальным вопросам нет. По тем нацменшинствам, по гендерной политике как раз здесь не вызывает особых вопросов. В основном это вопрос относительно сексменьшинств.

Так что, этот закон может стать на пути подписания соглашения об ассоциации с ЕС?

Вы знаете, ведь соглашение об ассоциации выгодно как для Украины, так и выгодно для стран ЕС. Мы видим это не словом, а делом. Идет наработка определенных законодательных инициатив, идет поддержка принятия этих законов, и многие политики из ЕС также стремятся для того, чтобы это соглашение было подписано. Поэтому я думаю, все-таки какие-то компромиссы будут достигнуты и по поводу этого закона. Но на данный момент я пока не берусь говорить о том, что он будет проголосован.

Открытым остается вопрос изменения избирательного законодательства в Украине и принятие избирательного кодекса. Когда у депутатов дойдут руки до рассмотрения этого вопроса?

У нас есть план, и есть список тех законопроектов, которые мы должны принять до соглашения. Ведется наработка, ведется отработка в комитетах этих законопроектов, и они планово выносятся на сессию, для того чтобы принимались в зале. Для того, чтобы законопроект был быстро проголосован в зале, его более детально нужно обсудить в комитетах и на базе обсуждения в комитетах прийти уже к согласию фракций для его принятия и утверждения в зале. Поэтому над этими законопроектами работают. И я уверен, что все фракции сейчас заинтересованы в подписании соглашения с ЕС. Во всяком случае, об этом все говорят. Поэтому я думаю, будет принят законопроект и по усовершенствованию избирательного законодательства.

Слушатель: В какую цену обошелся Партии регионов коммунистический троянский конь?

Вы знаете, я думаю, вы имеете в виду фракцию КПУ. У нас в Украине есть закон о выборах, у нас есть то, что каждый идет и голосует за свою политическую силу, и это право каждого гражданина. То, что есть у нас люди, которые поддержали КПУ на выборах, это свободный выбор каждого гражданина. Мы не можем как партия власти пресекать это. За них проголосовали люди, и фракция КПУ сформирована и работает в парламенте.

Слушатель: А почему не ведется расследование по 5-ти проблемным округам, где не состоялись выборы? Почему нет судебных решений? Почему виновные не понесли наказание?

То, что были проблемы в 5-ти проблемных округах, и то, что не смогли определить и зафиксировать нарушения, которые повлекли с собой, были и разбирательства по этому вопросу, и партия власти, как и оппозиционная партия, все пытались найти истину и судами, и расследованиями этих случаев. Сказать, что там не было разбирательств по нарушениям, нельзя. То, что виновные особы должны понести наказание, которое не смогли обеспечить правильность выбора, тут я с вами полностью согласен. Я фамилию не назову, но с вами полностью согласен, что если есть виновные, то по заявлению в каком-либо нарушении нужно вести расследования, и виновные должны понести наказания. Я думаю, если бы оппозиционные партии были заинтересованы, они конкретно бы винили какую-то конкретную особу, в отношении которой шло бы разбирательство по нарушениям.

Дело в оппозиции?

Я не скажу, что это дело оппозиции. Это общее дело. Но на данный момент мне не известны фамилии тех, кто бы понес наказание за эти нарушения.

Что конкретно сделала Партия регионов для того, чтобы наказать виновных?

Еще раз вам повторю. Вы не хотите слышать ответ на этот вопрос. На данный момент я не знаю фамилий, которые бы понесли наказание по этим вопросам. Но абсолютно логично, чтобы провести по заявлению разбирательства и наказать виновных лиц. Они должны понести наказание. Здесь я с вами согласен.

У меня складывается впечатление, что вы не слышите формулировку моего вопроса. Что сделала Партия регионов, для того чтобы?..

Вы не слышите. Я вам ответил несколько раз, что фамилии людей, которые виновны в этом, назвать я вам конкретно не могу. У нас расследует случаи милиция, определяет вину суд, и есть определенная процедура. Мы с вами здесь в студии не назовем виновных и не вынесем им наказание. О том, что был такой случай в 5-ти проблемных округах, об этом знают все. О том, что затрачиваются дополнительные финансы из бюджета, знают все. О том, что сейчас все работают над законодательством, чтобы впредь избежать этих ошибок и чтобы не было таких вот узких моментов, которые позволяют манипулировать или отдельным партиям, или отдельным лидерам во время выборов, для того чтобы при явном проигрыше явно обвинить партию власти или действующую власть в том, что она не смогла провести выборы, над этим сейчас также работают.

Слушатель: В законе о государственной службе четко написано, что государственный служащий должен знать государственный язык. Почему нарушается закон этот, и как раз об этом, что государственный служащий должен говорить на государственном языке, и почему вы нарушаете закон сегодня?

У нас есть государственный язык – украинский язык. Если мы помним историю создания Украины и заселения территории, то мы помним, что у нас был создан Советский Союз в прошлые времена. Я сам представляю Херсонскую область, 85- избирательный округ. Если брать нашу школу на тот момент, когда училось несколько поколений, то из 5-ти классов 4 класса были русские. И это тогда была государственная политика. Поэтому можно сделать выводы, что, к сожалению, у нас много в Украине есть населения, которое понимает русский язык. Если брать изучение какого-то документа, то если человека научили с детства мыслить на русаком языке, то он скорее всего мыслит на том языке, на котором он учился. Некоторые люди позволяют себе разговаривать на русском языке. Я считаю, это нормально. Если через несколько лет, я думаю, лет через 50, у нас в Украине сейчас созданы все условия для развития украинского языка, то уже поколения, которые будут – наши дети, наши внуки будут общаться исключительно на украинском языке.

Слушатель: Спасибо вашему гостю за то, что он так частично говорил на русском языке.

Я совсем не обижаюсь на предвзятое отношение, так высказывают свое мнение слушатели. Но, к сожалению, иногда в последнее время очень часто есть предвзятое отношение к некоторым фактам. Те факты, которые пресса должна доносить непредвзято, очень часто приобретают такой характер. Чем больше критикуют, тем больше приковывают внимание слушателей. Хотелось бы, чтобы пресса все-таки была непредвзятой и выносила именно факты и разбиралась в этих фактах.

И очень бы хотелось, чтобы народные депутаты, которые приходят к нам в студию, не требовали от журналистов критики со стороны нашей, журналистской.

 

Источник: ЭРА-медиа
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам