Выкрутасы Сиси

Чего только не делали с монаршими супругами по всему миру. Со всеми этими королевами, царицами, императрицами, султаншами и прочими многочисленными женами восточных правителей, обладавших и сейчас, говорят, обладающих огромными гаремами. Причем старались и сами мужья, и любовники, и злобные свекрови, и даже придворные, которые нередко использовали хитрый интриганский альковно-матримониальный инструментарий для упрочения собственного влияния при дворе или ослабления конкурирующей партии. Венценосных дам травили, душили, четвертовали, ссылали в монастыри…

Некоторых морили голодом и даже публично казнили на плахах или расстреливали в подвалах (как Марию-Антуанетту во Франции или последнюю императрицу Александру в России). Некоторым вообще не давали дожить до коронации и уничтожали их не только дустом, но и при помощи общественного мнения, взбудораженного всепроникающей стервозностью недоброжелателей-завистников и циничной наглостью обычных жадных папарацци (как принцессу Диану в Великобритании).

А одну из них вообще убили прямо на набережной Женевы заточкой, наспех сделанной из обыкновенного трехгранного напильника. Как рассказывают теперь ушлые специалисты, удар оставил лишь маленькую ранку в области сердца, и императрица сначала даже не поняла, что с ней – решила, что хотят украсть украшения. Она поднялась после удара и пошла дальше, но через несколько минут почувствовала слабость, тихо опустилась на землю, потеряла сознание и умерла. Точно так, как она и пожелала, потеряв единственного сына-наследника императорской короны: «Я тоже хотела бы умереть от небольшой раны в сердце, через которую улетит моя душа, но я хочу, чтобы это произошло вдали от тех, кого я люблю»…

Так у нее и случилось. Те, кого она любила, были далеко. На земле либо уже на небесах – дочь, сын… Но любовь была во многом определяющей в жизни этой женщины. Звали ее Амалия Евгения Елизавета, по рождению принцесса Баварская, по жизни и статусу – императрица Австрии с 1854 года, королева-консорт Венгрии с 1867 года. В мировую историю и сердца многих как поклонников, так и недоброжелателей она вошла под уменьшительно-ласкательным именем Сиси. Или Сисси…

Она – из тех, кто опроверг знаменитый некогда хит Аллы Пугачевой о том, что «жениться по любви не может ни один король». Многие монархи любили своих жен. И до свадьбы, и после нее. И будущий император Австро-Венгрии Франц Иосиф свою будущую жену полюбил принцессой и потом любил всю жизнь.

Ну как любил… Сохранял к ней нежное сердечное чувство, как мог, защищал от матери, не любившей невестку, и потакал всем ее чудачествам, соглашаясь на ее длительное отсутствие как при дворе, так и, разумеется, на супружеском ложе. Что, как вы понимаете, и для императоров немаловажно и в случае, как говорится, спермотоксикоза должно как-то и с кем-то компенсироваться, чтобы не отвлекать монарха от высоких государственных дел.

Но жену себе Франц Иосиф выбрал сам. Его мать София Баварская из важных тогда государственно-династических соображений очень хотела, чтобы сын обязательно женился на ком-то из баварских принцесс, дочерей ее родной сестры Людовики Вильгельмины. Выбор пал на герцогиню Хелену, старшую сестру Сиси. А за самой Сиси в это время начал ухлестывать младший брат императора Карл Людвиг. Молодые люди, как тогда водилось, начали мило переписываться, обмениваться подарками, встречаться на различных, как сказали бы сейчас, международных балах.

Но к тому времени у Франца Иосифа и Хелены ничего не сложилось. И император вдруг обратил внимание на младшую сестру – на Сиси. И вот на одном из балов император приглашает на котильон не Хелену, а Сиси, и для всех это стало знаком, кто избран в будущие императрицы. Карла Людвига, который тоже все понял, немедленно отодвинули в сторону, а он и не противился.

В итоге двоюродные брат и сестра, Франц Иосиф и Сиси, поженились 24 апреля 1854 года. Все было роскошно, пышно, помпезно и величественно, как и надлежало венценосным правителям крупнейшей империи Европы. Будущую императрицу торжественно ввозили в Вену по новому мосту в карете, расписанной самим Рубенсом, все ее пожелания угадывали, предвосхищали и немедленно выполняли придворные дамы.

Но Сиси, которой к тому времени едва исполнилось 16 лет, как чувствовала, что для нее в этой императорской золотой клетке начинается ее же персональный ад. Накануне свадьбы с нею случилась истерика: не вынеся напряжения, всеобщего внимания и предвенчальной суеты, она рыдает, и никто долго не может ее утешить. И все последующие годы замужества ее так никто и не смог окончательно успокоить: ни добрый любящий муж, ни дети, ни многочисленные и, что редкость на таком уровне, искренние друзья и поклонники. Напряженность, скандалы и истерика становятся ее постоянными спутниками, от которых она и пыталась убежать до самой смерти. Даже убили ее в одном из таких великосветских побегов в Женеву, где она пыталась успокоиться и подлечиться.

Причины такой жизни Сиси крылись, надо это честно признать, и в ней самой, и в том окружении, в котором она вынуждена была жить, сменив беззаботные детство и короткую юность на императорские чертоги и корону. Ее, как говорят сегодня, и саму не на помойке нашли. Она родилась в семье герцога Баварского Максимилиана Йозефа и принцессы Людовики Вильгельмины, дочери короля Баварии Максимилиана I и сестры императрицы Австрии Софии. И крестной матерью девочки стала королева Пруссии Елизавета, подарившая ей имя. По преданию, у рожденной в воскресенье накануне католического Рождества Сиси уже был один зубик, что считается счастливым предзнаменованием. Баварцы обязательно напомнят вам, что один зуб был при рождении и у Наполеона Бонапарта, который потом чехвостил всю Европу. Но кончил он плохо.

Не заладилась жизнь и у Сиси. Несмотря на то, что она росла непоседливой, веселой и сметливой девочкой, которая не особо любила учиться и заниматься музыкой, зато любила гулять на природе, много времени проводила в личном зверинце, подаренном родителями, писала стихи и лично иллюстрировала альбомы с ними своими же рисунками. Свою отрицательную роль сыграл, наверное, и тот факт, что она видела, как ее родители, вступившие в чисто династический брак, только рожали «нужных» детей, но не любили друг друга, а только вежливо и, как сказали бы сегодня, политкорректно терпели совместную семью.

И вот при венском дворе в Хофбурге, кроме золота и парчи интерьеров, Сиси ждали нелюбовь свекрови, интриги, склоки, зависть, двурушничество и… чрезвычайно суровый, доходящий до маразма своей регламентированностью этикет. Император Карл V для всех при дворе, даже для родных завел строгие порядки, которые однозначно и неукоснительно предписывали, что кто и когда должен делать. Отступление от норм и правил не допускалось, за чем со свирепостью цербера и строгостью матроны с правами фельдфебеля следила свекровь. Например, общаться с императрицей могли (имели на то право) только представители аристократических семей – 23 мужчины и 229 женщин, которые совершенно не интересовали Сиси. Строго регламентировались даже балы и общение с мужем, который донельзя был загружен делами империи, любил и жену, и мать и, как мог, старался мягко примирить двух женщин.

Наладить уют и мир в семье Францу Иосифу не удалось. А Сиси всячески старалась вырваться из придворных тисков и найти применение своей буйной энергии. Но она, часто оставаясь в одиночестве, лишь писала грустные стихи, много читала и предавалась безудержной верховой езде, которая со временем переросла в страсть к путешествиям. Только они давали возможность вырваться из Хофбурга и заняться чем-то еще, кроме придворной этикетной скуки и повседневности.

Еще хуже стало, когда Сиси, как и положено императрице, начала рожать детей-наследников. Ей не было еще и 18 лет, когда она родила первую дочь. Малышку не только назвали в честь свекрови Софией, но, согласно регламенту, еще и передали в ведение бабушки. Та поместила внучку в отделенные апартаменты, подобрала ей свой штат и строго ограничила общение с матерью. Сиси не могла даже уединиться с малышкой, а все ее распоряжения относительно дочери немедленно отменялись свекровью.

Через год Сиси родила еще одну дочь, и все повторилось сначала. Отношения невестки и свекрови стали откровенно враждебными. Не смягчила их даже смерть старшей дочери Софии. Сиси замкнулась в себе, не желала видеть никого, кроме мужа-императора, и проводила время, гуляя и катаясь верхом в одиночестве. Ситуация еще больше усугубилась, когда в августе 1858 года 20-летняя Сиси наконец родила наследника австрийского престола кронпринца Рудольфа. Но Сиси тяжело пережила эти роды, и пока она поправлялась, свекровь, как всегда, присвоила себе право воспитывать из младенца «настоящего императора».

И молодая императрица сдалась. Она решила уехать со двора в длительное путешествие. В поисках свободы. Забыться она пыталась на Адриатике, потом на португальской Мадейре, во Франции и Англии. А после, начиная с 1865 года, императрица Сиси проводила в Вене не больше двух месяцев в году. На свой день рождения, Рождество, первый венский бал она возвращалась ко двору, чтобы повидать мужа и детей, а потом опять начинала тяготиться придворным этикетом, чувствовала себя пленницей и уезжала в бесконечные странствия – искать свободу и счастье.

Единственным местом в империи, где Сиси чувствовала себя более-менее сносно, была Венгрия, ее прекрасный Будапешт. И именно отношения императрицы с венграми делают ее судьбу и ее дела актуальными для Украины и ее взаимоотношений с Россией. Если бы в истории Украины, когда она была частью Российской империи, нашлась такая вот Сиси, то, может быть, и сегодняшняя история была бы другой.

Но обо всем по порядку. Заняться историей и культурой Венгрии – как частью ее будущей империи – Сиси еще в Баварии заставил ее отец-герцог. Он приставил к ней учителя, графа Иоганна Майлата, венгра по национальности, который и привил интерес к Венгрии и венграм. И хитрые венгры ответили Сиси хорошо продуманной и политически обусловленной взаимностью. Они рассчитывали с ее помощью повлиять на императора Франца Иосифа и добиться больших политических и экономических прав. И это у них отлично получилось. Особенно после того, как Сиси именно в Будапеште в 1868 году родила последнюю дочь Марию Валерию.

Воспитанием этой дочери Сиси уже занималась сама. Но и здесь все было не слава Богу: Мария Валерия, почти все свое детство проведшая в Венгрии, страну эту не полюбила. Однако это не помешало Сиси всячески лоббировать интересы Венгрии при венском дворе. И когда из-за волнений в Венгрии Австрийская империя оказалась на грани новой революции, чреватой распадом, решение было найдено нестандартное – было заключено соглашение, по которому Австрийская империя преобразовывалась в дуалистическую Австро-Венгерскую монархию. Отдельным пунктом вводилось конституционное правление, а Венгрия получала свою корону и больше свободы в решении своих внутренних вопросов. 8 мая 1867 года Франц Иосиф и Елизавета были коронованы в Будапеште уже как король и королева Венгрии. В знак своей преданности венгры подарили Елизавете и Францу Иосифу великолепный дворец Геделле в 30 километрах от столицы.

И все это время Сиси, как уже было сказано, путешествовала, помогала простым людям и очаровывала всех своей красотой, простотой и душевностью. Сегодня в музее в венском Хофбурге вам обязательно расскажут, какой красавицей была Сиси и какие платья она носила, обладая поистине осиной талией и вызывая неподдельную зависть даже у многих нынешних писаных и записных красавиц. После того, как молодую Сиси в 1956-1957 годах сыграла молодая же и очаровательная Роми Шнайдер, мятежная австро-венгерская императрица-королева стала культовой фигурой – историческим, национальным достоянием Австрии, ее гордостью. В Вене есть шикарный памятник императрице. Она сидит в парке перед фонтаном, и ее величественная фигура отражается в воде средь отраженных облаков, как бы подчеркивая трагическую двойственность судьбы этой несомненно уникальной женщины.

В этом обожествлении, конечно, много романтичной и возвышенной ностальгии по былому величию империи. К концу своей жизни на самом деле Сиси превратилась в издерганную нервическую женщину с нарушенной психикой, для которой жизнь становилась все более постылой. А в январе 1889 года в замке Майерлинг нашли мертвыми ее единственного сына Рудольфа и его любовницу Марию Вечеру. Они то ли покончили жизнь самоубийством, мстя свету и приличиям за непризнание их морганатического мезальянса, то ли их убили таинственные враги, желая поскорее разрушить империю. Империя после этого действительно пошла еще более глубокими трещинами.

От этого удара Сиси уже не оправилась окончательно никогда. Она еще больше замкнулась в себе. А потом, проведя год после смерти сына в Австрии и демонстративно одеваясь во все черное и не снимая траурной вуали, императрица опять пускается в дальние и близкие странствия, и в каждой стране ее стройную, почти девическую фигуру можно было встретить на безлюдных полях, в горах. В то время в разговорах с людьми она не опускает от лица веер. Но не от какого-то высокомерия или снобизма – от постоянного нервного перенапряжения у нее окончательно испортились и почернели зубы…

…А потом была набережная Женевы. На прогулку Сиси отправилась, как всегда, без охраны в сопровождении всего лишь одной фрейлины. А анархист Луиджи Луккени в это время вышел на «охоту». Это был типичный стихийный, но очень революционный неугомонный идиот. Служил денщиком, но вожделенный пост начальника тюрьмы у господ офицеров не выслужил. И стал анархистом, решив мстить богатым. Переехал в Швейцарию, где устроился работать на стройку. Вначале он хотел убить претендента на французский трон принца Филиппа, но тот уехал, прежде чем убийца подготовился. И после этого Луккени рушил убить Сиси, которая всюду ходила без охраны, что повышало шансы на успех задуманного. 10 сентября 1898 года он встретил 61-летнюю женщину и ударил ее заточкой. И душа ее улетела к Богу вдали от тех, кого она любила…

…Муж Сиси Франц Иосиф, бывший и так на 7 лет старше ее, прожил до 86 лет и умер в 1916 году. Ему, глубокому старцу, еще повезло – он не увидел гибель своей империи. Окончательно Австро-Венгерская дуалистическая империя рухнула в 1918 году, разделившись на два самостоятельных государства – на Венгерскую и Австрийскую республики, которые с тех пор и «плавают» по одиночке. Сейчас, правда, их пытаются опять связать в Европейском Союзе. Но получается не очень – венгры блюдут свою самостоятельность. Хотя и сегодня многие утверждают, что австрийцы, венгры и чехи до сих пор рано встают и рано ложатся (и соответственно активная жизнь в городах начинается и замирает раньше) потому, что правивший почти 68 лет Франц Иосиф был «жаворонком» и за долгое царствование приучил к своему режиму всю империю…

…А судьба Украины и Венгрии, повторяю, очень похожа. В свое время и та, и другая стали частью более сильной империи. Но в Венгрии всегда была своя элита, которая хотела независимого государства и знала, как его добиться и что с ним делать. Украине с этим не везло после смерти Богдана Хмельницкого. Украинцы ведь тоже при желании могли бы создать с Россией дуалистическую империю, учитывая вклад малороссов становление и развитие страны. Но не пожелали. Или ума не хватило. Даже территориально воедино страну, независимость на которую упала в 1991 году, как кирпич на голову, собирали те, кто объявлен сейчас хрестоматийными «врагами». Но с элитой не везет и сейчас. Ну, так уж, видимо, получилось…

Фото Владимира Скачко

Источник: Версии
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам