Ярослав Мендусь: украинским медикам Тимошенко не доверяет

К нам сегодня приехал народный депутат 5-го созыва ВР Украины Ярослав Мендусь. Два члена мониторинговой миссии Европарламента Кокс и Квасьневский подали президенту Украины Виктору Януковичу ходатайство о помиловании экс-премьер-министра Юлии Тимошенко с такой формулировкой – «для юридической легализации возможности выезда Юлии Тимошенко за границу на лечение». Так что, сегодня вопрос о том, чтобы снять все судимости с Юлии Тимошенко, не стоит? Стоит только вопрос выезда Тимошенко на лечение?

Он в таком контексте, как вы сказали, не стоял и раньше. Накануне Ялтинской европейской стратегии – Ялтинского форума я общался с одним из представителей мониторинговой комиссии, и тогда вариант компромисса, если его можно считать компромиссом, вариант, который обсуждался с руководством украинского государства, сводился к процедуре, которая предусматривала ходатайство Тимошенко о помиловании. Ей на основе этого создавались условия для выезда на лечение в Германию, но сохранялся при этом статус человека, у которого есть судимость. Во-вторых, сохранялось требование, которое предусматривало, что она должна заплатить порядка 200 миллионов долларов ущерба, который был нанесен государству. И третья позиция – три года она не могла бы принимать еще участие в активной политической деятельности. То есть это было предметом разговора до Ялты.

К такому компромиссу пришли с президентом? Как вы считаете, вы же часто бываете в Брюсселе и часто общаетесь с депутатами Европарламента, какие сегодня у них есть ожидания, и можно ли сегодня уже абсолютно четко сказать, что вопрос Тимошенко будет решен и соглашение об ассоциации в Вильнюсе будет подписано?

Более-менее полную информацию по этому поводу мы получим 15 числа, когда комиссия Кокса–Квасьневского будет отчитываться перед Европарламентом. Я буду присутствовать на этом отчете и думаю, что во время нашей возможной встречи я смогу более подробно говорить на эту тему. При случае могу сказать, что комиссия завершает свою работу, никакого продолжения ее деятельности не будет, хотя подобные сообщения появлялись в нашем информационном пространстве, и не один из депутатов Европарламента, с которыми я общался накануне нашего эфира, не ответил четко «да» или «нет». Почему? Их ответ сводился к тому: увидим, будет ли подписано соглашение об ассоциации с ЕС, увидим, какой будет прогресс в деле Тимошенко.

Что сегодня может, кроме фактора Тимошенко, стать препятствием для подписания соглашения об ассоциации с ЕС? Сегодня, например, оппозиционеры заявили, что они не будут голосовать за один из еврозаконов – о статусе судей и о прокуратуре, потому что они считают, что таким образом президент практически аккумулирует всю власть и может под себя формировать суды и соответственно нужных судей. Это тоже фактор? Фактор Тимошенко не единственный?

Вы знаете, мы уже когда-то с вами касались этой сложной механики и арифметики, и я еще раз могу повторить. Относительно всего комплекса обязательств Украины подход, скорее всего, будет такой, какой не раз подчеркивался в европейских структурах. Они будут оценивать, есть ли намерение, есть ли реальный прогресс, есть ли реальные достижения. Если речь идет о законопроекте, то там работает принцип – он или принят, или есть перспектива его принятия в ближайшее время. Я приводил уже когда-то в одной из своих публикаций пример стакана, который может быть наполовину заполнен водой, или можно считать его наполовину пустым. Здесь достичь компромисса с евробюрократами намного проще. Но в вопросе Тимошенко вопрос формулируется достаточно жестко. Если вы обратили внимание, представители украинской власти, особенно парламентарии, которые представляют большинство в ВР, они говорят: Европарламент – собрание представителей разных стран, и в этих странах есть разные взгляды на эти проблемы. Это правда. Но те страны, которые сегодня задают тональность в Европарламенте, занимают довольно жесткую позицию.

И даже Германия – страна, которая тоже формирует, так сказать, позицию, которую занимает Европа, и в том числе в отношении Украины. Мы помним, Ангела Меркель была очень воинственной еще буквально несколько месяцев назад.

Это так. И, наверное, не случайно, что на последней встрече президента Януковича с президентами Германии, Италии и Польши после разговоров не было ни официального коммюнике, ни заявления для прессы. Хотя то, что мне известно – тема Тимошенко обсуждалась, но при этом позиция президента Украины не претерпела каких-то серьезных изменений в сравнении с тем, что он декларировал раньше. Основный месседж, который он озвучивал накануне, очевидно, мы можем допустить, сводился к тому, что тут есть юридические нюансы, которые должны быть урегулированы юридическим способом. Как раз параллельно с тем, если вы помните, на одном ток-шоу на популярном национальном канале представители Партии регионов ссылались на вариант, который они назвали «наиболее перспективным». Он сводился к тому, что в самые короткие сроки украинский парламент мог бы внести изменения в УПК – не только для госпожи Тимошенко, но и для всех заключенных, у которых находят тяжелое заболевание, которое не может быть в силу каких-то причин вылечено на территории Украины. Прерывается срок заключения и создаются предпосылки для выезда или для получения медицинской помощи внутри страны. Такие подходы имеют место в Польше, например, в их правовом порядке относительно заключенных. Но через некоторое время мы услышали позицию оппозиции, которая заявила: нет, должно быть только помилование и полная реабилитация.

Но ведь мы видим, что сегодня речь идет о том, что Юлия Тимошенко вроде бы дала согласие на выезд в Германию на лечение. Возвращаясь к миссии Кокса–Квасьневского. Понятно, почему с Юлией Тимошенко сегодня практически никто не может встретиться. Понятно, по каким причинам. Но как раз Кокс и Квасьневский периодически с ней встречаются. То, что сегодня идет речь о вывозе Юлии Тимошенко или выезде ее за границу на лечение, она действительно требует серьезного лечения?

Однозначный ответ на этот вопрос могли бы дать только врачи. Украинским медикам Тимошенко не доверяет и отказывается от того, чтобы было проведено комплексное обследование. Представители клиники «Шарите» высказались за то, что есть целесообразность операбельного вмешательства, то есть проведения операции в связи с проблемами, которые у нее есть. Что касается Кокса и Квасьневского, то буквально недавно в интервью одному из польских изданий господин Квасьневский подтвердил, что Юлия Тимошенко нуждается в хирургическом вмешательстве. И поскольку она более-менее мотивирована и боится, чтобы такая операция проводилась украинскими врачами, настаивает на том, чтобы это делалось за границей. Ставить под сомнение то, что сказал президент Польши, у нас оснований нет. Поэтому на ваш вопрос скорее всего можно ответить, что такие показания медицинские, очевидно, имеют место.

Президент Польши Александр Квасьневский считает парадоксом то, что соглашение об ассоциации с ЕС скорее всего будет подписано, но нынешним правительством и нынешним президентом. Вы тоже считаете такую постановку вопроса парадоксом?

В данном случае для украинских граждан это менее чувствительная тема, кому будут принадлежать лавры наиболее эффективного евроинтегратора.

Тем не менее, в случае подписания соглашения об ассоциации с ЕС будет очень важный козырь, что именно Виктор Янукович стал инициатором подписания с украинской стороны, именно во время его правления это соглашение было подписано.

Это важно будет, наверное, в первую очередь для историков, для биографов Виктора Януковича. Что касается политических последствий, то мы должны учитывать, что Виктор Янукович в данном случае в очень непростой ситуации. Я выскажу свое мнение: я считаю, что, принимая решение о евроинтеграции, он исходил все-таки из более важного для него субъективного аргумента, связанного с президентскими выборами 2015 года. Сегодня так стали звезды и так сложились объективные и субъективные факторы, в первую очередь в отношениях с нашим северным соседом, что Виктор Янукович видит оптимальный путь для обеспечения себе успешных стартовых условий именно в подписании соглашения об ассоциации с ЕС. Это неоднозначное решение для него, поскольку в первую очередь у него серьезные вопросы могут возникнуть с его ядерным, базовым электоратом. Но, тем не менее, вернусь к началу ответа на ваш вопрос. Я думаю, что для украинцев намного важнее, чтобы такой факт подписания в Вильнюсе соглашения был. А будет это при Викторе Януковиче и запишет он себе это как лавры – Бог в помощь. Меня, например, как гражданина больше волнует вопрос, в какой степени, как быстро и насколько успешно мы подписанные декларации сможем наполнить реальным содержанием.

После подписания соглашения об ассоциации, если оно состоится, мы не сразу станем в Украине жить счастливо и богато, как в ЕС. Что будет после того, как подпишут соглашение об ассоциации с ЕС? На что мы надеемся? Пока еще мы делим дырку от бублика.

Я думаю, что нам в первую очередь нужно будет продемонстрировать даже не столько европейцам, которых мы воспринимаем как учителей, которые контролируют, как мы пишем контрольную работу. Все-таки подписание соглашения – открытые двери возможностей. Я бы для себя это оформил в такой вариант. Есть пособие о том, как быть здоровым и счастливым. Человек его приобрел, а дальше от него зависит, он этим рекомендациям относительно того, как свое здоровье укрепить, как строить коммуникацию с людьми, как быть успешным на работе, как быть толерантным в семье, будет следовать или нет. Подписание соглашения – покупка такого пособия о том, как сегодня присоединиться к более успешному политическому и экономическому проекту, который существует в мире. Но за нас нашу работу никто не сделает.

В том-то и дело. А зачем тогда вообще подписывать соглашение об ассоциации, если после этого хоть трава не расти? Если мы хотим и в дальнейшем евроинтегрироваться, то Европа будет очень тщательно следить за нами.

В интервью Александра Квасьневского, о котором я вспоминал, есть такой интересный тезис: «А через 15 лет, кто сказал, что двери для Украины для полноценного членства в ЕС будут закрыты?». В данном случае, я думаю, это его субъективное виденье ситуации. Но мы ведь сами говорили о том, что он частый гость в Украине. Вспомним: в 2004-м, в 2005-м он был по сути модератором тех переговорных процессов, которые удержали Украину от острых политических столкновений. Сейчас он занимается очень чувствительной темой – он не только занимается делом Тимошенко, но в его функции как члена миссии мониторинговой Европарламента входит и анализ того, что происходит по всем направлениям так называемого «списка Фюле». Они, европейцы, в данном случае, а я думаю, что господин Квасьневский основывается на результатах своего общения и с теми, кто принимает решения в Европарламенте, исходят из того, что, очевидно, это тот срок, за который не только Украина пройдет свой путь, но и изменится ситуация в самой Европе. Не будем забывать, что сегодня ЕС имеет очень глубокие внутренние проблемы, связанные с зоной евро, связанные с тем, что отсутствуют реальные инструменты принятия быстрых эффективных решений, например, в условиях экономического кризиса. Великобритания говорит о возможности проведения через несколько лет референдума о целесообразности пребывания в ЕС. Так что в данном случае это двери возможностей, в которые мы входим, но это не означает, что комната или события, которые происходят за этими дверьми, стабильные, комфортные. Там тоже будут происходить серьезные процессы, и нам нужно исходить из того, что не все так просто в этом решении, но то, что это решение, безусловно, прогрессивное и дает шанс нашему государству – факт. Я не слышал ни от одного руководителя ЕС в официальной или неофициальной обстановке сомнений в том, что со всеми проблемными вещами, которые сегодня мы с вами очертили, ЕС не справится. Есть глубокое убеждение, что это проблемы роста структуры, которая имеет очень непродолжительную историю, но, тем не менее, за краткий промежуток времени превратилась в очень влиятельного игрока на мировом уровне.

Когда-нибудь кто-нибудь сомневался в том, что через некоторый промежуток времени Советский Союз как объединение будет существовать?

Збигнев Бжезинский – помощник президента США Картера, который задолго до краха СССР, проанализировав экономическую составляющую, пришел к выводу, что это будет еще при жизни этого поколения. И он был свидетелем этого процесса.

Существует перспектива вступления Украины в ЕС, но мы потеряли важного партнера в виде России. Какие угрозы сегодня после подписания соглашения об ассоциации могут быть в отношениях с этой страной?

По моему мнению, они не больше, чем до того, пока мы не подписывали. Потому что в наших оценках значимости этого документа, безусловно, важного и с точки зрения сегодняшнего дня, и с точки зрения перспективы, есть кое-где преувеличенные ожидания и переоценка самого содержания. Потому что мы не вступаем сейчас в ЕС, мы подписываем соглашение об ассоциации с ЕС. То есть мы берем на себя обязательства в области реформирования нашей экономики, наших стандартов, нашей политической жизни, демократии и т.д. Что касается России, она, мягко говоря, довольно истерично реагирует на происходящее. Это связано, по моему мнению, и с тем, что без Украины любой реанимации постсоветской структуры, какого-то постсоветского союза быть не может. В силу человеческого потенциала, в силу географического потенциала, в силу ресурсного потенциала – очевидно. Для Владимира Путина, по сути, на фоне проблем, которые сегодня есть в России – многонациональной стране, которую критикуют за отсутствие демократических процессов, за уровень коррупции, за отсутствие правосудной системы полноценной, для него очень важно послать этот месседж, связанный с тем, что Русский мир оформился в новое образование, которое рассматривают как реанимацию такого союза суверенных республик. Подписание соглашения с ЕС в данном случае ставит очень серьезные преграды в дальнейшем продвижении этого проекта. Украинская сторона в лице ее руководителей всегда говорила в общении с Путиным: а в чем проблема? Речь идет об экономическом сотрудничестве, что, мы на следующий день перестаем иметь общие границы?

Эта идея возрождения Русского мира, потому что СССР уже нет, – единственная истерика, с которой связана такая реакция президента Путина?

Это основной аргумент, по моему мнению. Хоть есть и другие: Россия рассматривает Украину все-таки как младшего брата, в отношении которого можно осуществлять достаточно жестокое экономическое давление. Отголоски именно таких подходов мы получили, когда были озвучены месседжи из выступления президента на заседании фракции Партии регионов в «Зоряном». Журналисты сообщили дословно его цитату, что он каждый день просит Бога дать ему терпение в переговорах с российскими партнерами. Позже мы слышали комментарии министра топливно-энергетического комплекса, который сказал о том, что, например, относительно перспектив украинской газотранспортной сети россияне предложили белорусский вариант, содержание которого сводилось к тому, что никаких консорциумов 50 на 50, не говоря уже о возможности реализации украинской идеи о привлечении европейских партнеров, а только белорусский вариант – передача полного контроля над газотранспортной системой России. Это факты, которые были озвучены. Во время этой встречи с депутатами фракции Партии регионов назывался еще один показательный факт – при подписании Харьковских соглашений договаривались о том, что скидка на газ будет касаться не априори 100 долларов, а будет касаться существующей на конкретный момент европейской цены, то есть она будет всегда на 100 долларов меньше, чем у европейских соседей, но когда через несколько дней министр топлива и энергетики приехал в Россию договариваться, то ему сказали: нет, речь шла о том, что есть формула, и от этой формулы минус 100. И оказалось, что сегодня Украина переплачивает за газ больше, чем те, кто находятся дальше от источников поставок этого газа. В данном случае это все иллюстрация того, что Россия рассматривает Украину как зону своих интересов, где она может действовать вопреки общепринятым нормам. Всегда украинские президенты говорили об особенном формате стратегического партнерства с Россией. Но сегодня, к большому сожалению, действия российские сводились к тому, чтобы в условиях экономического кризиса добиться максимального результата для российской экономики, российского бизнеса за счет Украины. Это было далеко не последним аргументом, который переубедил Виктора Януковича все-таки повернуться в сторону Брюсселя.

Ваши коллеги также говорят, что как раз такое давление со стороны России на Украину и определило дальнейший курс Украины.

Думается, Россия исходила из того, что в условиях экономического кризиса, когда прекратилось сотрудничество с МВФ, когда на внешних рынках займы, без которых Украина не может обходиться, становятся все дороже, у нее не будет другого выхода, кроме как капитулировать и принять любые российские условия. Кстати, тот формат, в котором наши российские партнеры – они такими являются и такими остаются – ведут дела с Украиной, как раз и стал лучшим аргументом для европейских партнеров, которые были шокированы, например, действиями на таможне. Я имею в виду таможенную войну, когда главный строитель русского мира господин Онищенко, который заведует российским агентством по защите прав потребителей, объявил кондитерские изделия одной известной фирмы украинской неприемлемыми на территории России. Такая политика России сыграла стимулирующую роль и для того, чтобы более мягкой стала позиция руководителей ЕС, которые были шокированы возможностью в 21 веке производить такое экономическое и политическое давление, которое произвели наши российские коллеги. Я имел возможность в Ялте общаться с господином Глазьевым, которого хорошо знал по его многочисленным публикациям, и он, академик, человек профессионально подготовленный в отрасли экономики, я был удивлен той агрессией откровенной, которую он использовал в публичной дискуссии. Здесь у нас никаких иллюзий, к большому сожалению, нет. Это была линия, которую проводила и проводит Россия.

Может, после подписания соглашения об ассоциации с ЕС Россия уже поймет, что существует какая-то точка невозврата и успокоится?

Хотелось бы верить. Процедура сближения с ЕС предусматривает подписание соглашения в ноябре в Вильнюсе, но после этого должна пройти ратификация этого соглашения парламентами всех 28 стран-членов ЕС. Я думаю, что тут открывается большое пространство для деятельности наших российских соседей. Они никогда не отказывались от использования своего влияния на европейские страны, особенно те, которые являются потребителями российского газа. Цена на российский газ и объемы его поставок всегда были не экономическим, не энергетическим, а очень часто политическим фактором. Дело в том, что ЕС это прекрасно понимает. Не нужно недооценивать нашим российским коллегам довольно жесткие заявления, которые звучат из Брюсселя, как и из США, о недопустимости в 21 веке использования таких методов. Потому что в Европе «долго запрягают, а быстро едут». Если ЕС увидит, что такая линия со стороны российских партнеров продолжается, я не удивлюсь, если в самые короткие сроки начнутся довольно серьезные проблемы у «Газпрома», которые и сейчас уже есть.

Слушатель: Почему сегодня все или большинство людей, говоря о Тимошенко, смотрят только с обвинительной точки зрения, сидя в теплых кабинетах, когда за окнами не минус 25, и когда нет газовой войны и т.д.? Почему мы не говорим о том, что Тимошенко вообще вынуждена была заняться этим газовым вопросом, когда Ющенко довел страну до газовой войны с Россией?

Мы можем в зависимости от наших политических предпочтений более комплиментарно или менее комплиментарно оценивать фигуру госпожи Тимошенко и то что с ней произошло, но я думаю, что полезнее сегодня исходить из реальности, которая имеет место. Сегодня Тимошенко – заключенная на основе решения украинского суда. Европейский суд по правам человека поставил под сомнение чистоту процедур и обоснование решения о предыдущем заключении Тимошенко до вынесения приговора суда. Именно в этом моменте есть серьезные вопросы ЕС к Украине, к состоянию ее правосудной системы. Хотя дело не ограничивается только делом Тимошенко. При этом анализируются и дела других представителей правительственных структур бывшей власти Украины, и обращения украинцев в Европейский суд по правам человека в больших объемах, в большом количестве, и то, с чем сталкиваются представители зарубежного бизнеса в Украине, не имея возможности получить надлежащую правовую защиту в Украине. Сегодня ситуация с Тимошенко свелась к тому, что ЕС исходит из того, что в отношении нее не были задействованы правовые процедуры, которые бы сделали невозможными сомнения в объективности приговора, вынесенного украинским судом. Исходя из этого, мы рассматриваем варианты разрешения этой ситуации, поскольку ЕС сказал, что это вопрос чувствительный и является важным накануне Вильнюсского саммита.

Слушатель: Уважаемые господин политик и госпожа ведущая удивляются, почему Россия так поступает с Украиной, ведь это вредит торговым отношениям. Нужно было сказать, что Владимир Путин решил построить маленький Советский Союз, и руководство в этом случае должно быть только из Москвы. Должна быть финансово-экономическая оккупация всех стран, которые входят в Таможенный союз. Если бы Тимошенко стала президентом в 2015 году, то перед ней возникли бы вызовы, ведь нужно было бы проводить реформу всей страны, а мы увидели, что украинский народ ее не поддерживает.

Я сторонник той модели, когда судьба народа и страны не будет зависеть от того, куда один руководитель, большой и талантливый, поведет страну. Всегда был поклонником европейской модели парламентско-президентской власти, которая, возможно, имеет недостаток – она медленнее в принятии решений, но зато она не позволяет творить произвол, который мы много лет на протяжении украинской независимости наблюдаем.

Слушатель: Я хочу услышать ваше отношение к тем изменениям, которые произошли непосредственно в Украине – это когда было неконституционным путем возвращение к Конституции 1996 года. Почему за это никто не ответил?

Наверное, больше года назад я написал статью в «Украинской правде» под названием «Когда будут судить Конституционный Суд?», где я привожу, в частности, позицию Венецианской комиссии. Она однозначно сказала: тот способ, которым произошел факт возвращения к Конституции 1996 года, нельзя считать правовым. Я бы со своей стороны сказал, что мы имеем факт, когда через неправосудное решение КС Украина реализовала вариант антиконституционного переворота. Поэтому вы правы, здесь есть очень серьезные вопросы в первую очередь к тем, кто ставил свои подписи под этим решением, выходил за рамки своих полномочий и нарушал присягу. Это мое личное мнение, но я думаю, что она основывается в данном случае на букве закона.

Слушатель: Почему у вас такая субъективная точка зрения относительно путей развития Украины? Если бы вы себя представили в роли президента России, то и представьте, что вы поддерживали формально президента другого государства, которое близко по многим параметрам, а он в свою очередь только один год выполнял предыдущие обещания? Кстати, надо отдать должное Ющенко, который все 5 лет благодарил тех, кто его привел к власти.

Позвольте мне не представлять себя президентом России. Меня эта должность не интересует. А что касается отношений между Украиной и Россией, я не вижу перспективы другой, кроме того, чтобы это были партнерские, равноправные, добрососедские отношения. Но партнерство предусматривает соответствующий формат уважения, следования букве закона, подписанным договоренностям с обеих сторон. Приведу пример. Когда Украина отказывалась от ядерного оружия, были страны-гаранты, в том числе и Россия, которые подписались под тем, что никоим образом против Украины никто и никогда не может применять не только военную силу, а даже любые формы экономического давления. То, о чем мы говорили, как раз и были примеры того, когда, нарушая и формы Всемирной торговой организации, членами которой являются Украина и Россия, и межгосударственные соглашения, Россия использовала экономические рычаги для существенного политического давления на Украину. Это не только мое мнение, это мнение ЕС, руководители которого неоднократно и жестко заявляли позицию непринятия таких действий со стороны нашего соседа.

Слушатель: За 22 года борьбы с коммунизмом уничтожено все, что можно уничтожить под видом реформ. Больше половины территории Украины украшают погосты в виде крестов и надгробных памятников. Кто будет вам обеспечивать коммунистическое будущее, батраки из Китая?

«Никто не даст нам избавленья, ни Бог, ни царь и не герой!».

Источник: Версии
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам