Логика текущего момента: продадим оружие – заработаем на войну

Прочитал вчера сообщение, что Украина, по мнению Порошенко, должна войти в пятерку экспортеров оружия. Заслушал проповедь Турчинова о великих технологических достижениях нашей оборонки. Задумался: а как же жалобы из АТО, что там нечем воевать? И плач волонтеров, что Минобороны закупает на Западе старый военный хлам? Наконец, просьбы к США помочь оружием? Означает ли сказанное, что проект «Война» заканчивается? Или это месседж кредиторам, что кроме зерна и металла в Украине есть еще один экспортный ресурс, о котором они забыли? Или мы просто лихорадочно ищем источники поступления валюты?

То, что с валютой у нас колоссальные проблемы, не удивительно. По данным Госслужбы статистики, экспорт в первом квартале этого года сократился на 32,9%, импорт – на 33,7% Импортируем пока самое необходимое – газ, бензин, лекарства, немного еды и совсем мало техники (типа мобильных телефонов и запчастей к авто).

Радоваться, что таким образом, наконец, удалось выровнять баланс, не стоит. Ибо дефицит финансового и капитального счета все равно сохранился и в марте 2015 года составлял $292 млн., (в марте 2014 года сальдо было положительным – $426 млн.).

К тому же, если посмотреть номенклатуру закупок, то видно: практически не везут оборудование, сильно упал импорт стройматериалов, машины допродаем ввезенные ранее. О чем это говорит? О том, что в стране ничего не строится, не развивается, инвестиции никто не делает. Ситуация вошла в ступор.

Выживаем за счет кредитов МВФ ($4,9 млрд.), что позволило обеспечить финансирование импорта на два месяца, другой иностранной помощи, экспорта зерна и экспорта сырья – руд, металлов и… металлолома.

Конечно, по сравнению с зерном, которого в текущем маркетинговом сезоне 2014/2015 продали почти 30 млн. тонн (если быть точным – 28,9 млн. тонн), благодаря гигантскому прошлогоднему урожаю, металлолом – это капля в море. Но по статистике – единственный внешнеторговый показатель, который рванул резко вверх.

В первом квартале нынешнего года украинские предприятия по операциям с ломом черных металлов нарастили экспорт на 71,5% по сравнению с аналогичным периодом 2014 года – до 265,812 тыс. тонн. В денежном выражении рост составил 40,3% – до $69,029 млн.

В первом квартале нынешнего года украинские предприятия по операциям с ломом черных металлов нарастили экспорт на 71,5% по сравнению с аналогичным периодом 2014 года – до 265,812 тыс. тонн. В денежном выражении рост составил 40,3% – до $69,029 млн.

В принципе, сложных объяснений такой статистике искать не надо. Достаточно взглянуть на хронику военных действий, и сразу видна очевидная взаимосвязь: февраль 2015-го – Дебальцевский котел, март 2015-го – рост поставок металлолома. Аналогичная тенденция отмечалась в прошлом году – скачок в конце лета. После Иловайска.

Все остальное время поставки металлолома шли без особых колебаний и в одинаково крупных объемах: страна планомерно распиливает остатки индустриальной мощи, избавляясь от ненужного уже оборудования. Ненужного в связи с падением товарооборота с Россией в 2,6 раза в прошлом году и (плюс к этой цифре) более чем на треть – с начала нынешнего года. Как оказалось, преференции ЕС не спасают. В итоге вырученная сумма от экспорта за три месяца составила всего $3,5 млрд.

Какая часть этой цифры – доходы от экспорта оружия, вопрос, конечно, интересный. Прямо на него никто не ответит – это государственная тайна.

Вчера (при посещении президентом учебного полигона «Десна») были озвучены только некоторые данные. Выходит, что в прошлом году было продано самолетов на $229 млн., ракет на $29 млн., кораблей и бронетехники на $139 млн., двигателей на $128 млн. Вместе получается $525 млн.

Стокгольмский международный институт по исследованию проблем мира (SIPRI) утверждает, что Украина в прошлом году экспортировала вооружения на общую сумму $664 млн. Думаю, сюда вошло еще и стрелковое оружие, которое мы активно поставляем в Африку.

Для сравнения: самым удачным был 2012 год, когда, благодаря крупному контракту с Китаем, удалось наторговать в целом $1,3 млрд. Но тогда Украина заняла 4-е место в мире по объемам экспорта вооружения.

По данным издания Hubs, в прошлом году основным покупателем украинских вооружений, несмотря на войну на Донбассе, была… Россия – $155 млн. Сюда вошли двигатели и производство самолетов «Ан» по лицензии, которые «Мотор Сич» поставляла под ранее подписанные контракты

Еще один парадокс. По данным издания Hubs, в прошлом году основным покупателем украинских вооружений, несмотря на войну на Донбассе, была… Россия – $155 млн. Сюда вошли двигатели и производство самолетов «Ан» по лицензии, которые «Мотор Сич» поставляла под ранее подписанные контракты. Вторым стал Таиланд с $150 млн. (продажа БТРов, танков Т-84 и противотанковых ракет). Третьим – Китай с $132 млн. (производство газовых турбин и кораблей на воздушной подушке). Остальное – Конго, Эфиопия и проч.

Согласитесь, странно это выглядит. Больше года идет необъявленная война со злобным «российским агрессором», похоронено официально около 1,5 тыс. солдат (неофициально называют цифру на порядок больше), остатки валюты ушли на секонд-хенд типа «Саксона» и обноски натовских солдат, а тут выясняется, что мы неплохо поторговали оружием. И даже обнаружили у себя охрененный технический потенциал, опять-таки для экспорта новейшего высокоточного вооружения.

Лично я за то, чтобы все оружие мы продали подальше, в Африку, и забыли весь тот кошмар и ужас под вывеской АТО, как страшный сон. Но все же как совместить экспорт БТР с воплями о том, что украинским военным в зоне АТО катастрофически не хватает бронетехники и большое количество жертв среди личного состава, задействованного в АТО, связано именно с нехваткой брони?

С одной стороны, мы считаем, сколько продали техники за границу и сколько заработали валюты, с другой – волонтеры публикуют на блогах и в Facebook душераздирающие истории, как солдаты воюют на автобусах и грузовиках, а штурмовым бригадам приходится ездить на обычных "Жигулях" и "Ланосах", которые привозят опять же волонтеры.

При этом рассказы сопровождают фотографиями ржавых патронов, касок времен ВОВ и снарядов, недоутилизированных со времен Хрущева. Не удивительно, что весь этот смертоносный мусор летит мимо цели и попадает аккурат в мирное население.

Помню, Бутусов на своей странице в FB даже призывал военных выступить единым фронтом с требованием брони от Минобороны. Народ по этому поводу грустно стебался, описывая в деталях, как это должно выглядеть на практике. Типа если шахтеры стучат касками, то офицерам стучать фуражками?

Солдаты ведь не в курсе, что все красивые боевые игрушки, продемонстрированные в шоу на «Десне», это пока экспериментальные образцы в одном экземпляре. Для конвейерного выпуска их надо довести до ума и потратить кучу денег. Денег у нас на это, естественно, нет

Сейчас народ пишет в сетях: прикиньте, что испытывали те самые фронтовики, которые вырывались из котлов на пресловутых автобусах, когда смотрели по ТВ вчерашнее файер-шоу на полигоне «Десна». Тут тебе и противотанковые ракетные комплексы «Стугна-П» и «Барьер», и легкие противотанковые ракетные комплексы «Корсар», и переносные ракетные комплексы, и сверхточные мины, и всякое высокоточное стрелковое оружие. И комментарии лоббистов из «Укроборонпрома», что непонятно, зачем нам клянчить у Белого дома всякое американское говно типа «Джавелина», когда тут, в местных лабораториях, созрели такие технические сокровища.

Солдаты ведь не в курсе, что все красивые боевые игрушки, продемонстрированные в шоу на «Десне», это пока экспериментальные образцы в одном экземпляре. Для конвейерного выпуска их надо довести до ума и потратить кучу денег. Денег у нас на это, естественно, нет. Поэтому пытаемся заинтересовать высокоточным оружием потенциальных инвесторов – из Конго, Эфиопии, если повезет – из Китая. И впарить чудо техники им, пока Россия под санкциями. А если впарить не получится, то хотя бы развести на покупку автоматов и БТР.

Более того, презентация высокоточных ракет не случайно совпала с очередным раундом переговоров о реструктуризации долгов и визитом нашего лидера в Германию. Немцам мы посылаем сигнал: мол, воевать не собираемся, видите, продаем оружие. А кредиторам сигналим: не надо дрейфить, ребята, мы платежеспособны, видите, какой у нас запас прочности. Продадим 100 комплексов «Стугна», вернем все долги. Только дайте отсрочку.

Так это выглядит со стороны. На такую логику повелись бы иностранные журналисты, но не искалеченные войной призывники, которые не по своей воле познакомились с оружейным антиквариатом в окопах АТО. Их-то зачем дразнить?

Как им объяснить, что Украина – особая страна, она живет в своем собственном ментальном поле, не поддающемся логическому объяснению? У нас может быть связь только между котлами, падением производства и экспортом металлолома. А между продажей оружия за границу и прекращением гражданского противостояния внутри страны прямой взаимосвязи нет.

Наоборот, оружием мы продаем, чтобы заработать на войну. В этой связи мне запомнился скандал, имевший место некоторое время назад, когда Минобороны, по согласованию с Генштабом, выставило на продажу полевые кухни и оборудование для транспортировки и хранения воды в полевых условиях – то, чего катастрофически не хватает военным в зоне АТО. Когда их спросили, что они делают, они спокойно ответили, что не хватает денег на еду солдатам, поэтому решили… продать кухни, а выручку потратить на пайки. Как живем, так и воюем. Какая страна, такие и результаты…

Источник: Версии
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам