Чем мы заплатим за кредит МВФ?

После того, как журналист Юрий Дощатов опубликовал текст Меморандума МВФ, возникло несколько острых вопросов. Первый и самый очевидный – почему это сделал журналист, а не Нацбанк? И почему на сайте Нацбанка до сих пор висит старый февральский текст, а новый широкой общественности не показывают? Последующие вопросы относятся уже к деталям текста. Причем, чем внимательнее этот текст читаешь, тем более забавной выглядит ситуация…

Начнем с того, что когда я слышу фразу «требования МВФ к Украине» или «МВФ рекомендовал правительству Украины», мне хочется спросить: «В каком смысле ИХ требования к НАМ»? Посмотрите внимательно на сам Меморандум. Это не письмо МВФ к украинским лидерам. Это письмо президента, премьера и председателя НБУ на имя главы МВФ Кристин Лагард. Иногда свою подпись ставит и министр финансов. Короче, полный комплект украинского политического руководства.

Другими словами, это не МВФ заставляет нас, например, проводить реформу прокуратуры, а мы просим дать нам кредитов, обязуясь взамен, совершать добрые поступки.

Тяжесть взятых обязательств бывает столь велика, что мы не справляемся в указанные сроки. Поэтому Меморандумы приходится переписывать под текущие реалии. А может, не под реалии, а под пожелания конкретных транснациональных компаний, близких к совету директоров МВФ. Нет, я ничего не вскрываю и не намекаю. Так, починяю примусы и думаю.

Например, такая занимательная штука как приватизация. В тексте Меморандума, который, повторюсь, на самом деле наше письмо – им, среди прочих обязательств Украины (типа создать специальное прокурорское подразделение, наладить работу Антикоррупционного бюро) есть такой пунктик: принять план мероприятий по приватизации пяти государственных компаний из приоритетного списка (в него входят, скажем, Одесский припортовый завод и «Центрэнерго»).

С одной стороны можно теоретически предположить, что приватизация этих объектов должна пополнить бюджет и помочь рассчитаться с МВФ по долгам. С другой стороны, если ОПЗ платит налоги в бюджет и отдает ему свои прибыли как госпредприятие, то почему государство получит больше, если избавится от этого ценнейшего промышленного объекта?

С одной стороны можно теоретически предположить, что приватизация этих объектов должна пополнить бюджет и помочь рассчитаться с МВФ по долгам. С другой стороны, если ОПЗ платит налоги в бюджет и отдает ему свои прибыли как госпредприятие, то почему государство получит больше, если избавится от этого ценнейшего промышленного объекта?

Еще интереснее ситуация с «Центрэнерго». Вокруг него идет нешуточная толкотня между Минэнерго и группой Яценюка, на стороне которого выступает Минэкономразвития. Ведомство Демчишина яростно сопротивляется спешке в приватизации крупнейшей энергогенерирующей компании. Премьер и министр экономики требуют безотлагательной передачи пакета акций ФГИ и начала формального процесса приватизации. Демчишин возражает, мол, ситуация является неподходящим временем для приватизации «Центрэнерго» и "прежде чем продавать это предприятие, нужно демонополизировать рынок тепловой генерации".

Яценюк бьется в конвульсиях и гоняет Абромавичуса – выбивать пакет акций. Хитрый литовец, который много лет зарабатывал на сделках по слиянию и т. п., не скрывая, говорит, что на «Центрэнерго» претендуют «иностранные инвесторы». И поэтому надо поторопиться.

Но при чем тут МВФ, изящная француженка мадам Лагард и наш Меморандум? Ответ случайно нашелся сам в одной из деловых публикаций. Там со ссылкой на источники в Фонде госимущества, утверждалось, что этим объектом уже заинтересовалась французская Gaz de France.

Постойте, господа: Лагард – из Франции, а французская Gaz de France хочет срочно купить «Центрэнерго». Этот пункт записывают в Меморандум. Сеня и литовец прессуют Минэнерго, чтобы тот выставить объект на продажу. И тут МВФ отдает нам (с задержкой по времени) второй транш. Только мне здесь видится логическая цепочка действий или как?

Еще один интересный момент. В новом Меморандуме сказано, что переговоры с кредиторами по реструктуризации внешнего долга нужно завершить до конца сентября, то есть, к периоду выплаты $500 млн. по евробондам. Заметим, что ранее была дата – конец мая. Потом – начало июня. Затем МВФ и вовсе сказал, что снимает это требование и даст транш без достижения согласия по реструктуризации.

И вот новая дата – сентябрь. Как пишет «Апостроф», ссылаясь на текст Меморандума, «при этом Украина не намерена менять намеченных целей, согласно которым, в частности, с кредиторами должна быть достигнута договоренность о списании 40% долга. Напомним, что на сегодняшний день кредиторы согласились на списание лишь 5%».

Как правильно пошутил один из американских экономистов, на кредиты МВФ в мире не построен ни один завод, зато выплачено много других кредитов и сколочено немало личных состояний, тех, кто стоял на пересечении потоков: входящего с исходящим

Это еще раз показало, что метод кнута и пряника, где «кнутом» является уже подзабытый закон о возможности введения моратория на внешние выплаты, как мы и прогнозировали, на воротил мирового финансового рынка не подействовал.

Украина возлагает слабые надежды на помощь США в давлении на оппонентов. И, как следует из сообщения их Министерства финансов, Джейкоб Лью в очередной раз призвал международных кредиторов Украины «достигнуть с Киевом договоренности о реструктуризации украинских долгов на условиях, отвечающих программе помощи Украине от Международного валютного фонда». То бишь – списать 40%. Но кредиторы пока не ответили. И есть большая вероятность, что их глухота к призывам Лью, обеспеченная триллионами оборотов компаний, сохранится в дальнейшем.

И тут мне почудился призрак вселенского заговора, в котором тихо участвуют и кредиторы, и наши американские покровители, и руководство МВФ и кое-кто из нашей собственной властной верхушки. Ведь как было с Аргентиной: не смогла рассчитаться с долгами МВФ, отдала землей.

Нам МВФ велел списать 40%, кредиторы уперлись и не соглашаются. Минфин США просит, они не сдаются. Опять же закон о моратории на выплаты мы явно не сами придумали, а получили санкцию «вашингтонского обкома».

И вот такая нескладуха: 40% не выходит, 5% – мало, МВФ дальше денег не дает, евробонды в сентябре платить надо, придется вспомнить о законе и объявить мораторий (не дефолт). И тут выходит «армия спасения» западных переговорщиков и говорит: а вот теперь мы садимся за стол и по новой обсуждаем ситуацию. Раз уважаемая Украина не может погасить долг деньгами, пожалуйте натурой.

Не случайно же Всемирный банк сейчас направил все силы и ресурсы на наполнение Земельного кадастра (пока он готов на 25%). Причем форсирует работу так, будто за ним гонятся исламские террористы.

Не думаю, что европейцы бросятся на нашу землю. А вот насчет американцев такие подозрения есть: они тут активно укрепляются и расширяются. В том числе и для генно-модифицированного земледелия.

Но в любом случае – покупатели найдутся. Даже если это будут шейхи из Саудовской Аравии, которые зайдут через украинские компании и при помощи транснациональных советников, в выгоде останутся все. Все, кроме нас. Ибо отечественный аграрный бизнес конкурировать с иностранным в нынешних условиях не сможет. Особенно, если, как сказано в Меморандуме, ему отрубят налоговые льготы (по НДС) и лишат весомой части прибыли.

Зато в резервах НБУ будут похрустывать новые долларовые банкноты. И мы сможем похвастаться дополнительными возможностями по выплате очередных долгов. Как правильно пошутил один из американских экономистов, на кредиты МВФ в мире не построен ни один завод, зато выплачено много других кредитов и сколочено немало личных состояний, тех, кто стоял на пересечении потоков: входящего с исходящим.

Источник: Версии
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам