Патриотическая цензура на Украине

Марина Ахмедова — дива российской журналистики. В своих длинных платьях в пол она путешествует по региону, где идет война, и разговаривает со всеми — от украинского генерала до руководителя «Правого сектора» и главы сепаратистов Захарченко. Ее мало волнуют политические аспекты, в ее репортажах больше говорится о судьбах людей, порой даже чересчур много. Поэтому ее книга, вышедшая в конце 2014 года в России под названием «Уроки украинского», практически не дает ответов на важные политические вопросы.

Однако для СБУ Украины книга стала запретной. В начале августа был опубликован список из 38 книг, которые нельзя ввозить на Украину. Список был составлен экспертной комиссией Минкультуры.

Ввоз этих книг был запрещен, чтобы оградить граждан Украины от «методов информационной войны и дезинформации, распространения человеконенавистнических, фашистских, расистских и сепаратистских идеологий и атак на территориальную целостность и государственную конституцию», — говорится в обосновании.

В список кроме книг Ахмедовой также вошли работы евразийского идеолога Александра Дугина, российского лидера национал-большевистской партии Эдуарда Лимонова и советника российского президента по Украине Сергея Глазьева. Это все памфлеты, запугивающие распадом Украины и отображающие отщепление Крыма и Донбасса как естественное последствие фашистского переворота в Киеве. Если кратко, в них дается распространяемый в России взгляд на ситуацию.

Репортер Ахмедова возмущена. «Такой запрет — это не особо умное решение для страны, которая утверждает, что стала демократией». Ее книга во вторник исчезла из каталога украинского онлайн-магазина «Книгоград». Но кое-что связано с запретом только косвенно. «Наши оптовики объяснили нам, что и без того с начала года из России больше не импортируется пропагандистская литература», — говорит Сергей Коваль, менеджер по продажам «Книгограда».

Но на саму Ахмедову запрет украинских властей, по всей видимости, не распространяется. Несколько дней назад она вернулась из поездки по Западной Украине и Киеву, где готовила свои журналистские репортажи.

Французский актер Жерар Депардье в ближайшие пять лет не сможет въезжать в Киев. Как стало известно в конце июля, из-за пророссийских взглядов он был включен вместе с другими 13 российскими певцами и актерами в список лиц, которые, по мнению украинских спецслужб, представляют угрозу национальной безопасности страны. Список был опубликован в конце июля на Украине.

Вместе с тем, министерство опубликовало и «белый список» иностранных музыкантов и актеров, которым необходимо оказывать поддержку в виду их проукраинских взглядов. Кроме российских рок-музыкантов в списке оказались солист Scorpions Клаус Майне, режиссер Педро Альмадовар и бывший губернатор и актер Арнольд Шварценеггер.

Украинские члены правительства считают данные меры уместными. «Украина должна беречь свое информационное пространство от недоброжелательного вторжения со стороны России», — говорит Антон Геращенко, советник МВД Украины.

И ЕС планирует с сентября начать борьбу с российской пропагандой, но немного иными средствами. Команда Еast StratCom Team в шести странах Восточного партнерства, среди которых Украина, Грузия, Молдавия, должна способствовать укреплению независимых СМИ, противодействовать дезинформационным кампаниям и создавать положительный имидж деятельности ЕС в регионе. Стратегия ЕС направлена против российской пропаганды, которая особенно действенна в странах бывшего СССР, в которых большая часть населения понимает русский язык. В самой же России становится все меньше независимых информационных источников. За последний год Роскомнадзор обязал интернет-провайдеров заблокировать оппозиционные сайты, такие как kasparov. ru, и блог борца с коррупцией Алексея Навального.

В случае с Украиной правозащитники критикуют государственный произвол, лежащий в основе запрета на ввоз книг.

«Это зловещее развитие, в особенности, для страны, которая ориентируется на Европу», — говорит Йозеф Хаслингер, писатель и президент немецкого ПЕН-клуба. Он видит в этих мерах продолжение стратегии идеологического воздействия на население. Он вспоминает о запретах российских телеканалов и сотен российских фильмов, которые были введены за последние месяцы. «В конце 2014 года на Украине было создано министерство информации, которое де факто является ничем иным как министерством пропаганды. И оно ищет себе задачи», — говорит Хаслингер.

Украинский эксперт Антон Шеховцов, занимающийся по роду деятельности идеологами евразийства, такими как Дугин, считает введенные государством запреты самоуправством и нарушением конституции. «Конечно, государство имеет право запрещать определенные телеканалы, которые распространяют пропаганду российского государства. Но для этого необходимо судебное решение — а не просто произвольное решение какого-то бюрократа», — говорит Шеховцов. Абсурдно, что теперь под запрет попали две книги Дугина, но все остальные продолжают продаваться.

Русские, которых затронул запрет, воспринимают решение спокойно. Большую часть книг можно купить в электронном варианте, преодолев тем самым административные барьеры. Так считает и лидер национал-большевистской партии Эдуард Лимонов, который однажды, будучи советским диссидентом, покинул страну, выехав сначала в Париж, а потом в Нью-Йорк. «Украинская молодежь будет читать запрещенные книги», — говорит он телеканалу BBC. «Мне это тоже нравилось в моей юности».

Моритц Гатман (Moritz Gathman)

Источник: Cicero

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам