Кровавый январь – никогда не заживающая рана азербайджанского народа

Кровавый январь – никогда не заживающая рана азербайджанского народа

Ежегодно 20 января все азербайджанцы мира чтят память жертв трагических январских событий 1990 года, вошедших в историю Азербайджана, как «черный» или «кровавый» январь. В этот день в Баку в результате ввода частей советских войск погибли несколько сотен мирных жителей, было много раненых и пропавших без вести. В числе жертв молодежь, старики, женщины и дети. Следует подчеркнуть, что в истории Азербайджана это событие стало национально-освободительным восстанием против коммунистического тоталитарного режима СССР за свою свободу и государственную независимость.

Трагическим январским событиям предшествовали многочисленные волнения в Баку и других городах страны, вызванные ситуацией в Нагорном Карабахе. Многие жители столицы вышли на мирные митинги, чтобы выразить протест против длившегося уже два года нагорно-карабахского конфликта. Советское правительство, встревоженное ростом недовольства среди местного населения, а также всплеском политической активности, на специальном заседании Президиума Верховного Совета СССР от 19 января 1990 года приняло решение о вводе войск и введении чрезвычайного положения в Баку. Такое решение мотивировалось Москвой «резким обострением обстановки в столице Азербайджана, попытками преступных экстремистских сил насильственным путем отстранить от власти законно действующие государственные органы, а также в интересах защиты и безопасности граждан».

По указанию руководства СССР во главе с Михаилом Горбачевым (я своими ушами слышал 19 января 1990 г. в 18.00 в программе ОРТ новости, где Михаил Горбачев, запугивая народ, (знак террора. - авт.) сказал: «я им покажу….что такое свобода и независимость») в столицу Азербайджана был введен 40-тысячный армейский корпус. О вводе войск и чрезвычайного положения по всем законодательным нормам и в соответствии с п. 1 ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах правительство было обязано заблаговременно информировать население Баку. Однако ни по советскому телевидению, ни по национальному по этому поводу не было сделано даже краткого информационного сообщения. Применяя такое вероломное насилие, советское руководство стремилось сохранить коммунистический режим в Азербайджане и подавить национально-освободительное движение в стране.

Карательная операция против азербайджанцев была разработана и осуществлена Министерством обороны, МВД и КГБ Советского Союза. Она носила кодовое название «Удар». Основная роль в этой операции отводилась группе специального назначения «Альфа» и диверсионным группам КГБ. Центр оправдывал свои действия тем, что в Баку 13-17 января происходили армянские погромы, однако к моменту ввода войск они прекратились, и армянское население было эвакуировано из города. В это время в Баку проходили митинги в знак протеста против республиканского и центрального руководства в связи с нарушением суверенитета Азербайджана в Нагорном Карабахе и нападением армянских войск на население на оккупированных территориях. Митингующие требовали отставки тогдашнего первого секретаря ЦК КП Азербайджана Везирова и пресечения деятельности армянских сепаратистов в Нагорно-Карабахской автономной области. Партийные руководители Азербайджана и прибывшие из Москвы представители советского руководства Язов, Бакатин и Крючков в своих выступлениях по местному телевидению убеждали население в том, что чрезвычайное положение и войска вводиться в Баку не будут. Однако своих обещаний они не выполнили.

В ночь с 19-го на 20-е января сорокатысячный контингент советских войск вторгся в Баку. В настоящее время уже доказано, что ввод войск и объявление чрезвычайного положения в Баку является грубейшим нарушением статьи 119 Конституции СССР и статьи 71 Конституции Азербайджанской ССР, а также Международного пакта «О гражданских и политических правах», таким образом, были попраны суверенные права Азербайджанской Республики. Президиум Верховного Совета СССР принял подписанный Горбачевым Указ о введении в Баку чрезвычайного положения, в соответствии с которым режим ЧП начал действовать с нуля часов 20 января. Однако согласно пункту 14 статьи 119 Конституции СССР, обязательным условием введения чрезвычайного положения является рассмотрение этого вопроса Президиумом Верховного Совета союзной республики, что, разумеется, сделано не было. Сотни мирных жителей, протестуя против такого нарушения Конституции страны, вышли на мирный митинг. В результате этого погибло около 170 человек, более 800 мирных жителей было ранено, незаконно арестован 841 человек, сотни людей пропали без вести, а миллионы советских граждан испытали психологический шок и приобрели четко осознанное нежелание продолжать жить в СССР.

Также неоспоримым фактом является и то, что при введении чрезвычайного положения некоторые военнослужащие действовали антигуманно, нарушая основные права человека. В соответствии с Указом Международного Военного трибунала, Женевскими конвенциями о защите жертв войны 1949 г., Уголовным Кодексом Азербайджана они квалифицируются как военные преступники. Фактически военнослужащими были попраны все действующие международные конвенции по правам человека, включая Всеобщую декларацию прав человека 1948 г., Международный пакт о гражданских и политический правах 1966 г., Декларацию о защите женщин и детей в чрезвычайных обстоятельствах и в период вооруженных конфликтов 1974 г., Конвенцию о правах ребенка 1989 г.

Советские солдаты с особой жестокостью расстреливали людей в упор, осуществляли умышленные наезды танков на легковые автомобили, в которых находились люди, обстреливали больницы, мешали медико-санитарному персоналу оказывать помощь раненым. Стреляли по прохожим, по окнам домов, больницам. Жестокость, с которой советские военные расправлялись с мирными азербайджанцами, можно было сравнить только с жестокостью нацистов в Великую Отечественную войну. Печально то, что жертвами агрессии Советской армии стали такие же граждане Советского Союза. Жители города Баку, да и все азербайджанское население, не понимали, как могло центральное руководство страны отдать приказ стрелять в граждан своего же государства. Сегодня уже стало очевидным, что это была заранее спланированная и тщательно разработанная правительством СССР и ЦК КПСС во главе с Михаилом Горбачевым преступная акция, направленная на подавление свободы и независимости азербайджанского народа. Январские события в Баку показали истинное лицо Советской империи, которая к тому времени доживала свои последние дни. Люди, которые верили, что являются гражданами самой цивилизованной в мире державы, утратили все иллюзии после тех страшных январских событий. Для азербайджанцев «черный январь» был концом мифа о едином СССР и дружной семье советских народов.

Несколько вопросов неотступно, постоянно встают передо мной, когда я вспоминаю о тех трагических событиях. Чем могут оправдать свои действия те, кто учинил столь широкомасштабную и жестокую кровавую бойню? Чем оправдает предательство своего народа тогдашнее коммунистическое руководство Азербайджана, согласившееся на введение чрезвычайного положения в стране и беспрекословно выполнявшее все указания Москвы вместо того, чтобы защищать и отстаивать интересы своих граждан? Необходимостью принятия мер для нормализации и стабилизации обстановки в стране? Но разве может быть оправдано преступление какой бы то ни было необходимостью? Нельзя одновременно защищать правопорядок в государстве и проливать кровь ни в чем не повинных его граждан.

История помнит аналогичные события, произошедшие ранее в Алма-Ате (1986), в Тбилиси (1989), позже в Душанбе (1990), Вильнюсе и Риге (1991), где жертвами военной агрессии коммунистического режима тоже стало мирное население. Однако, преступление, совершенное по отношению к азербайджанскому народу по своей жестокости превосходило все предыдущие преступления коммунистической диктатуры. Впоследствии главный палач кровавых боен в Грузии и Литве М. Горбачев извинился перед народами этих стран, однако, у азербайджанского народа, ставшего жертвой наиболее кровопролитного преступления, он прощения не стал просить.

Я уверен, что можно было избежать того моря крови и страданий, в которое ввергли азербайджанцев М. Горбачев и его окружение. Все могло бы быть иначе, если бы не преступная, предвзятая политика кремлевской «верхушки», если бы не трусливое согласие тогдашних азербайджанских руководителей. К сожалению, виновные в Бакинской трагедии 90-го года до сих пор не понесли заслуженного наказания. Ведь так никто и не ответил за убийство ни в чем не повинных людей, которые проявили героизм в борьбе за свою свободу.

Расследование трагических январских событий проводилось «по горячим следам» Генпрокуратурой СССР, которая не выявила состава преступления в действиях военнослужащих, в результате чего дело было прекращено. И по сей день шестьдесят восемь томов уголовного дела из ста, которые были вывезены прокуратурой бывшего СССР в Москву, пылятся в архиве и недоступны для изучения, что не позволяет сегодня выявить степень виновности всех причастных к этому лиц.

Двумя годами позже, в 1992 году, Генпрокуратура Азербайджана аннулировала решение Генеральной Прокуратуры СССР и возбудила уголовное дело по ст. 94.4 и 94.6 (умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах), 149 (умышленное уничтожение имущества), 168 (превышение власти и должностных полномочий), 255 (использование и превышение власти), действовавшего в то время Уголовного кодекса.

Преступление коммунистического режима против азербайджанского народа квалифицируется юридическим правом как геноцид и государственный терроризм. Руководством Советского Союза были нарушены основные положения Пакта о правах человека 1966 года, Хельсинкского заключительного акта 1975 года, Гаагских конференций 1899 и 1907 годов, Женевской конвенции 1949 года и, наконец, Конвенции 1948 года о запрещении геноцида и наказании за него, которые предусматривают запреты на использование вооруженных сил против мирных жителей с применением карательных мер.

Первым дал оценку январским событиям, находившийся в те январские дни в Москве в положении опального политического деятеля Гейдар Алиев, выступив в представительстве Азербайджана с речью: «Что касается событий, происшедших в Азербайджане, то считаю их беззаконными, чуждыми демократии, полностью противоречащими принципам гуманизма и строительства в нашей стране правового государства. …Если бы в начале возникновения осложнений в Нагорном Карабахе были бы предприняты необходимые меры, прежде всего высшим партийным политическим руководством страны, то сегодня мы не наблюдали бы эскалации напряженности и потерь, имеющих место с той и другой стороны в течение этих двух лет, и той военной акции, которая была предпринята в ночь с 19 на 20 января 1990 года, обернувшейся человеческими жертвами. … Считаю, что резервы для политического урегулирования положения в Азербайджане были. Руководство Азербайджана, а также высшее политическое руководство страны не использовали эти возможности…».

Отстраненный Кремлем от государственного управления Гейдар Алиев не остался в стороне от трагедии своего народа. Его выступление в представительстве Азербайджана в Москве по тем временам было невиданным вызовом власти и могло обернуться большими неприятностями лично для него и членов его семьи. Придя в 1993 году к власти в Азербайджане, Г. Алиев много сил отдал на восстановление стабильности и демократии в республике, добившись в 1994 году прекращения боевых действий в зоне армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта. Это дало повод азербайджанскому народу назвать его своим спасителем, а 15 июня 1993 года, когда он по воле народа прибыл в Баку и возглавил Милли Меджлис, отмечается как День национального спасения.

Азербайджанский народ, являясь сторонником разрешения карабахской проблемы путем мира и переговоров, выражает уверенность в том, что в результате совместных усилий государств, парламентов мира, международных организаций будет обеспечена территориальная целостность Азербайджанской Республики, миллион беженцы и вынужденные переселенцы возвратятся в родные дома.

После Бакинской трагедии азербайджанский народ, разуверившийся в коммунистических идеалах, стал на путь национального самоопределения. Новая Азербайджанская Республика восстала из пепла январской трагедии. Трагические события, пережитые азербайджанским народом, только усилили его желание избавиться от тоталитарного коммунистического режима и обрести свою независимость.

События января 1990 года показали, что каждый народ должен бороться за свою свободу и независимость и уметь защищать то, что завоевано кровью.

Постсоветский Азербайджан сумел доказать, что не является слабой и зависимой геополитической субстанцией, он играет ключевую роль на Южном Кавказе и Ближнем Востоке. Это, пожалуй, единственный в СНГ пример государства с успешно диверсифицированной внешней политикой.

Действуя по принципу «у нас нет друзей, нет врагов, а есть одни лишь интересы», официальный Баку сумел заставить великих мира сего искать дружбы у малого государства.

Даже сейчас, спустя четверть века, мир фактически забыл об этой трагедии, нет однозначных оценок, полной ясности в общественном мнении и правового ответа произошедшему в Баку. Хотя многое, благодаря новым фактам и всплывающей правдивой информации, постепенно начинает проясняться…

Уроки трагедии очевидны. Какими бы не были идеологические противоречия, расхождения позиций, столкновения интересов и амбиций, они не должны разрешаться путем насилия. Не могут считаться гуманными и законными решения, исполнение которых приводит к гибели невинных людей. Жизнь, достоинство и безопасность отдельной личности – должно стать приоритетом в обеспечении безопасности человечества в целом. Это важнее любой политики и любых идей, так как все они без внимания к правам человека ровным счетом ничего не стоят. Без осознания политиками этого общество не может быть застраховано от роковых последствий нетерпимости, политических амбиций власти, пренебрегающей жизненными интересами народа.