Инклюзивность Донбасса: губительная или спасительная?

Если все будет так, как думает (если, конечно, этот процесс в ее голове можно назвать мыслительным) первый вице-спикер Верховной Рады и член гуманитарной подгруппы Трехсторонней контактной группы по урегулированию конфликта на Донбассе Ирина Геращенко, то уже 5 октября 2017 года в парламенте может быть рассмотрен законопроект о реинтеграции Донбасса. Ну, тот, который еще несколько недель назад называли «законом о деоккупации». Но потом, похоже, что-то не срослось с «оккупантом».

И сегодня, в преддверии этого знаменательного события, есть как минимум два пожелания насчет того, что этот закон должен собой представлять.

Первое пожелание – коллективного Запада и, в принципе, России. Его от имени Европейского Союза высказал директор департамента по вопросам отношений с Россией, странами Восточного партнерства, Средней Азии и ОБСЕ Европейской службы внешних дел Люк Девинь, недавно посетивший Киев. «Важно, чтобы закон о реинтеграции, который, как я понимаю, будет рассматриваться в Верховной Раде на этой неделе, также содержал элемент инклюзивности. …Мы нерушимы в поддержке граждан Украины. …Мы продолжаем поддерживать мирное и стабильное разрешение конфликта посредством имплементации «Минских соглашений», – сказал он. Если учитывать то, что слово «инклюзивность» означает «включенность», и то, что Девинь упомянул соглашение «Минск-2», то можно сделать вывод: Запад хочет, чтобы новый украинский закон базировался на безусловном выполнении ранее достигнутых договоренностей. А что во что – «Минск-2» в закон или закон в «Минск-2» – будет включено («инклюзировано»), не так и важно. Тем более что «Минские соглашения-2» в пункте 4 предусматривают принятие парламентом Украины закона об особом статусе самоуправления в некоторых районах Донбасса. То есть в самопровозглашенных ДНР и ЛНР. И с этой точкой зрения, повторяю, в принципе, согласна Россия, которой выгоден «Минск-2», так как он может серьезно переформатировать Украину – из враждебного Москве государства в, как минимум, нейтральное. И спокойное, без гражданской войны…

Вторая «забаганка» (хотелка) – чисто украинская. Ее в последний раз высказала тоже упомянутая выше Геращенко. «Единственное, что я хочу сказать, – вопрос Крыма остается в центре внимания украинской власти на всех международных переговорах. Никакой сдачи Крыма и этих страшилок, что Крым можно менять на Донбасс, не происходит. Наоборот, мы сейчас значительно умножаем наши усилия для того, чтобы вопрос возвращения Крыма оставался на повестке дня», – сказала она. Другими словами, нынешние украинские власти, которые, похоже, с самого начала поняли, что «Минск-2» грозит им уничтожением, хотят максимально загрузить закон о реинтеграции всякими новациями и увязать его с возвращением Крыма. То есть соединить в одном документе, как говорится, круглое с зеленым – совместить проблемы, которые «главный враг» – Россия – хочет решать (мир в Донбассе) и о которых даже говорить не желает (возврат Крыма Украине).

Киев хочет, чтобы миротворцы встали на украинско-российской границе и помешали России предотвратить зачистку украинскими войсками «сепаров», «ваты» и «колорадов». В России даже думать об этом не хотят. Москва допускает, что миротворцы могут быть по всей территории ДНР с ЛНР, но только в качестве охраны миссии ОБСЕ. И Донецк с Луганском, как полноправные участники «Минска-2» и его подписанты, согласны скорее с Москвой

Все это направлено на главное – на нежелание Киева выполнять «Минск-2» в том виде, который еще 17 февраля 2015 года поддержал своей резолюцией Совет безопасности ООН. И который Киев хочет, извините, похерить, увязав «Минск-2» с новыми дополнительными условиями. И тут проблем – выше крыши, и все они могут сорвать «Минские соглашения» и подвесить проблему мира в Донбассе.

В первую очередь, если верить Геращенко, Киев хочет увязать новый закон о реинтеграции «сепаратистских районов» Донбасса с определением «страны-агрессора». То есть России. И тут есть проблема – Запад тоже не против такой «новации», но вот Россия не согласна. По «Минску-2» она не вовлечена в конфликт, а является страной-контролером за его выполнением. В составе так называемой «нормандской четверки» (Украина, Россия, Германия и Франция). Запад тоже считает, что Россия – «агрессор», но называть ее так прямо, на официальном уровне, не решается, а обвиняет только в помощи сепаратистам. Однако Россия и не отказывается, что оказывает помощь. Но гуманитарную – населению ДНР с ЛНР, а это не возбраняется.

Во-вторых, Киев хочет, чтобы проблему Донбасса в новом законе увязали с продлением санкций против «агрессора России». «Мы будем бороться за продление санкций, и для этого будет одна новелла в законопроекте, который предложит президент Украины. В этом законопроекте будет делаться особый акцент на безопасности и на гуманитарном блоке. …Украина не даст ни одного шанса снять санкции с РФ», – сказала Геращенко от имени гаранта нации. И тут опять разногласие: Запад с этим (с увязыванием санкций с проблемой Донбасса) согласен, а Россия полагает это вздором. Так они и живут, а Киев считает, что он от санкций «выигрывает». Но считать-то можно все. Одна беда – преференций и выгоды это практически не приносит именно Украине. А Россия приспосабливается жить под санкциями…

В-третьих, проблема миротворцев, с возможностью введения которых в воюющий Донбасс согласны вроде бы все: идея украинская, но ее поддержали и Запад и Россия. Но вот позиция Украины: «…Страна-агрессор не может быть миротворцем, не может давать представителей в миротворческую миссию. Поэтому Украина настаивает, что в возможной миссии не может быть представителей РФ». Кроме того, Киев хочет, чтобы миротворцы встали на украинско-российской границе и помешали России предотвратить зачистку украинскими войсками «сепаров», «ваты» и «колорадов». В России даже думать об этом не хотят. Москва допускает, что миротворцы могут быть по всей территории ДНР с ЛНР, но только в качестве охраны миссии ОБСЕ. И Донецк с Луганском, как полноправные участники «Минска-2» и его подписанты, согласны скорее с Москвой, нежели с Западом или – уж тем более – с Киевом. А «Минск-2» четко говорит в пунктах 9 и 11, что все вопросы по ДНР и ЛНР должны быть согласованы с их представителями. В Киеве от этих пунктов у многих мигрень делается, а Москва настаивает.

Киев, если верить главе МИД Украины Павлу Климкину, готовится подать проект резолюции о миротворцах в Донбассе, согласовав его с западными партнерами и симпатиками. И такое может быть. Но впустую – у России есть право вето в Совбезе ООН, которое она и запустит, если ее что-либо не будет устраивать. А там и Китай со своим правом вето рядом. К тому же нет единства насчет миротворцев и в самой «нормандской четверке». Недавно уполномоченный по странам Восточной Европы, Закавказья и Центральной Азии МИД Германии Андреас Пешке сообщил, что его страна и Франция только согласовывают общий подход по этому вопросу. «Мы обсуждаем сейчас этот вопрос с партнерами. Прежде всего, с нашими французскими партнерами, потому как мы тесно сотрудничаем в «нормандском формате». Я думаю, что после этого последует обсуждение конечного варианта с украинскими партнерами и российской стороной. …Есть предложения Путина, есть предложения украинской стороны, и мы думаем, что стоит внимательно рассмотреть этот вопрос», – сказал он в блиц-интервью агентству «Интерфакс-Украина». И тоже добавил: миротворцы нужны, если они помогут выполнить «Минск-2». А это, опять же, западло для Киева…

У России больше мощности, намного более серьезные мощности, чем у вас есть или когда-либо будут. Это лишь усугубит конфликты и никак не решит вопрос территориальной целостности. Поэтому конфликт станет более острым и глубоким. …Россия просто нанесет поражение вам. Вы потеряете международную поддержку, и вы никогда не возвратите свою территорию. …Военное нападение, военная атака… это будет просто катастрофой»

В-четвертых, нужно определить, что происходит в Донбассе – война с внешним врагом или внутренний конфликт (гражданская война). От этого зависит судьба и «Минска-2» и закона о реинтеграции. Киев считает, что имеет место агрессия и есть «агрессор и оккупант» – Россия. Но не хочет замечать, что, называя события в Донбассе «украинско-российской войной», он сам попадает в ловушку. Если идет война, то миротворцы не вводятся, а ООН склоняет стороны к мирным переговорам. Или к миру. Миротворцы вводятся для предотвращения гражданских войн, стороны которых они (миротворцы) и разъединяют. Значит, чтобы получить миротворческую миссию к себе в Донбасс, Киев должен признать факт гражданского конфликта (войны). А он об этом и слышать не хочет. Ну а вывод вы можете сделать сами. Тут как с правоверностью иудея в бане: либо трусы наденьте, либо крестик снимите…

И, наконец, главное – Киев вообще хочет выполнять «Минск-2» или не хочет, а просто, как и между Иловайским и Дебальцевским «котлами» 2014-2015 годов, тянет время и использует передышку для усиления собственных возможностей, чтобы возобновить боевые действия и «раздавить сепаров» танками. Геращенко, в принципе, то ли по тупости, то ли сознательно, но от имени гаранта нации ответила, кажется, на этот вопрос: «Будет делаться акцент на политико-дипломатическом пути урегулирования конфликта, но при этом будут созданы все условия для того, чтобы усиливать украинскую армию, и, собственно, будет заложена и терминология, которая позволит гармонизировать украинское законодательство, международное законодательство с реальным положением вещей, которое сегодня на Донбассе».

А в Донбассе сейчас идет война, хоть и прикрытая жалкими попытками уменьшить ее эскалацию временными перемириями. Но даже спецпредставитель США по вопросам Украины Курт Волкер после первого посещения шахтерского края, как известно, признал: «…Это не замороженный конфликт, а горячая война. А цена опасно высока – человеческие жизни». Но поскольку, по его словам, «наша главная задача – восстановить целостность и суверенитет Украины», то есть выбить российское присутствие из Украины, то США и не против, чтобы Украина продолжила войну и ослабляла таким образом Россию. Но в разговоре с пранкером «Лексусом» (Алексеем Столяровым), который представился секретарем Совета нацбезопасности и обороны Украины, Волкер признал: сегодня наступление в Донбассе, которое актуально для многих нетерпеливых и горячих голов в Киеве – «это не вопрос терпения, это вопрос ума». А потом, предупредив, что «США тоже не собираются воевать с Россией», продолжил: «Понимаете, вы ведете борьбу не против этих республик (ДНР с ЛНР. – Авт.). Вы ведете борьбу против России. …У России больше мощности, намного более серьезные мощности, чем у вас есть или когда-либо будут. Это лишь усугубит конфликты и никак не решит вопрос территориальной целостности. Поэтому конфликт станет более острым и глубоким. …Россия просто нанесет поражение вам. Вы потеряете международную поддержку, и вы никогда не возвратите свою территорию. …Военное нападение, военная атака… это будет просто катастрофой»…

…Четко, ясно, с чувством, тактом и с расстановкой всего по своим местам сказал мистер Волкер. Но решать-то украинским парламентариям. И они решат, какой будет желательная «инклюзивность» нового закона о Донбассе, если он все же будет принят. И что он принесет – или мир и спасительно-желательную территориальную целостность переформатированной по «Минску-2» Украины, в которой нынешняя власть может оказаться ненужной, или продолжение войны, чреватое возможным распадом страны, или же «заморозку» конфликта, которая только перенесет его судьбу по принципу «либо ишак издохнет, либо падишахи повыздыхают». Поскольку единого мнения нет, то и закон с «инклюзивностью» может быть перенесен…

Источник: Версии
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам