Типичный аргентинский дефолт

Типичный аргентинский дефолт

На прошлой неделе Аргентина реструктуризировала $65 млрд. внешних долгов перед частными кредиторами. При этом ей списали 45% стоимости ценных бумаг, по которым был объявлен дефолт. И таким образом простили $30 млрд. Для сравнения: нам списали только $4 млрд. во время реструктуризации 2015 года. Интересно, что кредиторы у нас с аргентинцами одни и те же. Знакомые все лица!

До 2020 года в Аргентине было 9 дефолтов, из которых три произошли в XXI веке: в 2001, 2014 и 2020 годах. А первый был объявлен еще в 1816 году. Так что реструктуризация долгов вошла здесь в привычку очень давно, а регулярной стала после Второй мировой войны. У этого есть свои причины.

В 1943 году в Аргентине произошел первый военный переворот. Офицер Хуан Перон, чья жена Эва стала символом страны и героиней популярных кинофильмов, в новом правительстве занял пост министра труда. Перон способствовал принятию трудового законодательства, которое на тот момент считалось одним из самых прогрессивных в мире.

Не удивительно, что он пошел на президентские выборы 1946 года и выиграл их. После победы Перона Аргентина практически пошла по социалистическому пути развития. Или как минимум приближенному к нему. Американцам это сильно не нравилось.

Проблемой Перона стало то, что он не сумел построить сбалансированную модель государственного социально-ориентированного капитализма, граничащего с социализмом. Страну захлестнула инфляция. Перона свергли в результате военного переворота 1955 года. Но экономическое улучшение не настало. В стране развернулась городская партизанская война.

Прошло несколько десятков лет перманентного экономического кризиса с небольшими просветами. Очередным демотиватором для Аргентины послужило поражение в войне с Англией 1982 года за Фолклендские острова. Генералы ушли от власти, был избран демократический президент Рауль Альфонсин. Все ждали экономического чуда, но чуда не произошло.

Либеральная экономическая модель потерпела крах. И в итоге в 2001 году был объявлен дефолт по долгам на $100 млрд., который считается одним из самых крупных в истории мировых рынков. Была согласована реструктуризация, которую поддержали почти 93% держателей облигаций

В начале 1990-х к власти пришли реформатор Карлос Менем и экономист Доминго Кавальо. Они попытались вылечить экономику с помощью свободного рынка и американских инвестиций. Кавальо ввел в стране так называемый currency board – жесткую привязку песо к доллару США, таким образом задушив инфляцию. Вроде бы стало лучше.

Но в 1998 году Аргентину накрыл всемирный экономический кризис. Снова начались серьезные проблемы. Свободный рынок не смог сам себя отрегулировать. Безработица зашкаливала. Правительство металось в поисках решения и попыталось провести национализацию нефтяной промышленности. Тут же рухнула обширная сеть частных пенсионных фондов и миллионы людей лишились сбережений.

Либеральная экономическая модель потерпела крах. И в итоге в 2001 году был объявлен дефолт по долгам на $100 млрд., который считается одним из самых крупных в истории мировых рынков. Была согласована реструктуризация, которую поддержали почти 93% держателей облигаций.

30 июля 2014 года наступил срок погашения реструктуризированных долговых обязательств перед частью кредиторов. А заплатить снова было нечем. Сумма невыплаты по долгам составила $1,3 млрд. В целом не много, но достаточно, чтобы объявить дефолт.

Президент Аргентины Кристина Киршнер договорилась с кредиторами, что Аргентина обменяет старые бумаги с дисконтом из расчета 33 цента за $1 со сроком погашения в 2033 году. То, что произошло в этом году – продолжение истории шестилетней давности и отзвуки дефолта-2001.

Весной 2020 года министр экономики Аргентины Мартин Гусман предложил кредиторам на три года отложить уплату процентов и основного долга в $69 млрд., а затем выплатить 94,6% основной суммы долга и 48% доначисленных процентов. Инвесторы на такое не согласились, и правительство Аргентины в мае не заплатило $500 млн. И направило держателям госбумаг предложение, которое предусматривало отсрочку выплаты процентов по долгу до 2023 года и основной суммы долга до 2026 года при списании 62% купонных выплат на общую сумму $38 млрд. и 5,4% суммы основного долга на $3,6 млрд.

По словам Гусмана, правительство страны дало понять кредиторам, что готово объявить о дефолте по долгу на общую сумму $65 млрд., если инвесторы не пойдут ему навстречу. Начались переговоры, которые завершились на прошлой неделе.

Детали соглашения до сих пор не разглашаются. Но, по данным западных финансовых изданий, договорились о реструктуризации задолженности объемом $65 млрд. При том, что общий объем задолженности Аргентины на конец 2019 года составлял $323 млрд. Значительная часть госдолга при этом была списана – около $30 млрд. На нее выпустят специальные премиальные бумаги, которые “включатся”, если Аргентина покажет экономический рост.
Списали нам, по сравнению с Аргентиной, не очень много – $3,6 млрд. Это значительно меньше той суммы, которую мы должны заплатить по варрантам. Правда, нет худа без добра: из-за коронавируса наша экономика упала, рост ВВП в 4%, при котором начинаются дополнительные выплаты, в этом году не ожидается. Наоборот, он уйдет в минус

Примерно по такой формуле договорилась с кредиторами министр финансов Украины Наталья Яресько, подписавшая известный всем договор о реструктуризации евробондов в 2015 году.

Тогда были выпущены так называемые “инструменты возобновления стоимости” (англ. – VRI или на финансовом сленге – варранты) – как условие списания 20% долга. Премия за сговорчивость по описанной выше схеме такая: при росте ВВП выше 3% выплаты увеличиваются еще на 15%, свыше 4% – на 40% от суммы превышения. На остаток был осуществлен выпуск новых еврооблигаций.

Списали нам, по сравнению с Аргентиной, не очень много – $3,6 млрд. Это значительно меньше той суммы, которую мы должны заплатить по варрантам. Правда, нет худа без добра: из-за коронавируса наша экономика упала, рост ВВП в 4%, при котором начинаются дополнительные выплаты, в этом году не ожидается. Наоборот, он уйдет в минус. Так что мы продержимся.

Зато интересен состав “клуба кредиторов”, с которыми велись переговоры о реструктуризации в Аргентине и Украине. Это хорошо знакомые нам компании по управлению активами – BlackRock, Ashmore и T. Rowe Price.

BlackRock Inc. является одним из акционеров Franklin Templeton Investments – компании, управляющей активами в объеме $750 млрд. Это, как известно, крупнейший частный кредитор Украины. В свое время, когда шли переговоры, он, по данным Bloomberg, занимал крайне жесткую позицию и не хотел идти на уступки. Но потом его уломали. Видимо, не безвозмездно.

То же самое происходит и с Аргентиной. BlackRock был в числе самых несговорчивых кредиторов. Соревноваться в упрямстве с ним может только МВФ, которому Аргентина должна $44 млрд. Недавно МВФ отказался списать долг страны. Директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева заявила, что Международный валютный фонд как кредитор последней инстанции не может предложить Аргентине списание задолженности.

Но пообещала продолжить поддерживать правительство Альберто Фернандеса в его попытках восстановить экономический подъем в стране. Обе стороны понимают, что подъема не будет. Скорее возможен еще один дефолт. Поэтому МВФ явно ищет пути, как сгладить “долговые углы”, но при этом не потерять лицо. Аргентина же продолжает жить дальше – до нового дефолта.